Private Colleger of transportation
image
Начало Форум-основен Форум-Модел Криле Океан Океан Dreams Оръжие Криле Ретросалон Нато и България Галерия Новини Поръчай онлайн
Армстронг: На Луната можеше да стъпят затворници или войници, но стъпиха пилоти · Втори танкер задържан от Иран · Атлантическият съвет: Депутатите да отложат ваканцията си заради Ф-16 · Саудитска Арабия приема военни от САЩ · Ген. Попов: Купуваме най-добрия изтребител · Отмъщение заради плагиатство основният мотив за умишления пожар в Япония ·

Select Forum Language:

 
Hot topics:
В момента е: Съб 20 Юли 2019, 11:43
Часовете са според зоната UTC + 2
 Главната страница » ОРЪЖЕЕН ФОРУМ » Оръжия и събития до края на 20 век
Войните в Африка
Модератори: Super Flanker
Създайте нова тема   Напишете отговор Предишната тема :: Следващата тема
Страница 1 от 1 [7 Мнения]  
Автор Съобщение
Елемаг
[Moderator]


Регистриран на: 01 Яну 2004
Мнения: 27533
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Пет 18 Май 2007, 20:07    Заглавие:  Войните в Африка  

Cool Cool Cool
Click to see if image is larger
Переводчик Сергей Цехмистров и капитан Николай Красивский – любимые персонажи юаровских ветеранов Анголы.
Фото предоставлено Союзом ветеранов Анголы
Привет из ангольского ада
История фотографии, сделанной четверть века назад
Об авторе: Сергей Анатольевич Коломнин - член совета Союза ветеранов Анголы.

По многим южноафриканским изданиям, посвященным войне в Анголе, уже более двух с половиной десятилетий в качестве свидетельства «советской экспансии в Африке» кочует безымянная фотография двух советских военных советников, одетых в камуфлированную форму ангольской правительственной армии без знаков различия, с автоматами Калашникова в руках. Утверждается, что эти офицеры были убиты в ходе проведенной армией ЮАР на территории Анголы в августе–сентябре 1981 года операции «Протеа». А само фото досталось южноафриканским солдатам в качестве трофея. Кто же изображен на этой фотографии? И действительно ли эти люди погибли?

В БОЯХ ЗА ОНДЖИВУ

27 августа 1981 года в далекой Анголе, на самой границе с Намибией, в районе города Онджива, в бою были действительно убиты четыре советских гражданина: два офицера-советника и две женщины – жены военных специалистов. Кроме того, в ходе вторжения ВС ЮАР на территорию Анголы в плен попал советский военный специалист.

Тогда, в конце августа 1981 года, механизированные части южноафриканцев пересекли государственную границу Анголы и при массированной поддержке авиации устремились к трем основным опорным пунктам правительственной армии (ФАПЛА) в провинции Кунене: маленьким городкам Ондживе, Шангонго и Кааме. Еще только формирующаяся с помощью советских военных ангольская армия отчаянно сопротивлялась. Ондживу защищала 11-я пехотная бригада правительственных войск, в которой работали девять советских военных советников и специалистов, а в городе находились пять жен офицеров и прапорщиков, которых те «выписали» из Союза, не подозревая, что далекая ангольская провинция Кунене в одночасье превратится в настоящий ад. В городке Шангонго, который обороняла 19-я пехотная бригада ФАПЛА, находились пятнадцать советских граждан, включая пятерых женщин и троих детей. А в Кааме при 2-й мотопехотной бригаде работали шесть советских офицеров, половина из которых имела при себе семьи.

Городок Онджива южноафриканские механизированные части взяли в клещи, а затем окружили. Именно там погибли советник начальника артиллерии 11-й бригады подполковник Киреев и его жена, советник политкомиссара бригады подполковник Важник, супруга прапорщика Пестрецова, а сам Пестрецов захвачен в плен. Бывший переводчик 11-й пехотной бригады Леонид Красов вспоминает: «25 августа нас окружили юаровцы. Ондживу основательно «обработали» с воздуха и сбросили листовки, текст которых гласил, что их предъявителю при наличии при нем плененных или самолично убитых фапловских офицеров, коммунистов и советских советников предоставляется право выхода из кольца. Почти голливудский сюжет! А накануне связисты 11-й бригады получили шифровку от советника командующего 5-м военным округом примерно с таким текстом: «Держаться до последнего. В плен живыми не сдаваться…» Подписавший шифровку уже готовился примерить генеральские погоны, а мы… вполне могли испортить ему этот праздник.

Вечером 26-го собрались в здании нашей военной миссии в Ондживе. Решили, что будем пробиваться из кольца отдельной группой вместе с командиром бригады Афонсу Марией. Закопали все личные вещи и имущество миссии, включая кинопроектор «Украина» и подборку «Новостей дня». Для долгожителей миссии это было трагедией – все заработанное за годы службы в Анголе и конвертированное в «совиспановские» товары («дефицит» закупали через фирму «Совиспано» на Канарах. – Авт.) тоже пришлось закопать. Но все потом досталось мародерам из вошедших в Ондживу юаровских подразделений и «квачам» – так в народе именовали сторонников УНИТА (оппозиционной ангольской группировки. – Авт.). К полудню 27 августа, пять часов спустя после начала массированного артобстрела позиций 11-й пехотной бригады и беспрерывных атак с воздуха, Онджива превратилась в настоящий ад…»

ПРАПОРЩИК ПЕСТРЕЦОВ

Я сам в то время находился в столице Анголы и помню то, буквально давящее на психику чувство неизвестности о судьбе наших ребят. Однако имя одного из участников, разыгравшейся в провинции Кунене драмы, прапорщика Пестрецова, мы узнали очень скоро. Его фамилия еще до окончания операции «Протеа» была озвучена многими мировыми средствами массовой информации, а фото опубликовано в южноафриканских газетах.

О том, как он оказался в плену, Пестрецов рассказывал: «Я не попал под удар первого эшелона наступающих южноафриканцев и их обстрел. Они обошли нас. Когда им в ответ ударил наш пулемет, они ушли вправо и влево. Помню, что в ярости схватился за автомат, он всегда был со мной, и стал стрелять. Все, что я помню потом, это удар сзади и что кто-то начал отбирать у меня оружие. Я держал автомат за цевье, а мне по рукам били прикладом, пальцы здорово отбили. Руки за спиной и ноги связали. Потом набросили мешок на голову и посадили в вертолет».

Его «прессовали по полной программе», перебрасывали из тюрьмы в тюрьму: из Кейптауна в Блумфонтейн, потом в Дурбан… Пестрецов вспоминал: «Были страшные тюрьмы, например, в Претории побывал в подземной тюрьме. На психику давили: спишь ночью, вдруг сирена включается, или музыку нудную, давящую на нервы, не дающую заснуть, запускали. Чуть на стенку не бросался от такого. Главное, что они хотели, чтобы я согласился добровольно остаться там…»

Освободить Пестрецова и вернуть на родину тела погибших советских граждан удалось только спустя 15 месяцев, в ноябре 1982 года. Бывший посол СССР в Анголе Вадим Логинов рассказывал: «Сразу после сообщения о пленении Пестрецова я неоднократно просил руководителя СВАПО (организация, боровшаяся за освобождение Намибии. – Авт.) Сэма Нуйому захватить какого-нибудь важного южноафриканского офицера, чтобы обменять его впоследствии на советского прапорщика». Наши военные советники, работавшие в Анголе по линии ГРУ и КГБ, свидетельствуют, что такие операции командованием СВАПО при их активном участии планировались и проводились. Однако долгое время захватить достойную для обмена фигуру не удавалось. И только когда на территории Анголы в ходе спецоперации была уничтожена группа южноафриканских диверсантов, власти ЮАР согласились обменять четверых убитых коммандос на Пестрецова и тела наших граждан. Останки советских офицеров и их жен все это время хранились в забальзамированном состоянии в одном из моргов Йоханнесбурга.

«НАС НЕ УДАЛОСЬ УБИТЬ!»

Долгое время в СССР тема участия в войне в Анголе наших людей находилась под запретом. В отличие от Южно-Африканской Республики, где ветераны «войны в буше Анголы» объединены в различные ассоциации и союзы. Даже после ликвидации системы «апартеида» и прихода к власти в стране Африканского национального конгресса этой теме частные издательства продолжают уделять внимание: выпущены десятки книг, в некоторых, в частности, утверждается, что в ходе операции «Протеа» были убиты несколько десятков советских военнослужащих! Действуют в ЮАР и информационные сайты, красочно описывающие войну в Анголе. И многие из них не обходятся без фото позирующих на фоне термитника вооруженных советских офицеров. Но кто же изображен на этой фотографии?

Поиском тех, кто изображен на фото «из ангольского ада», занялись члены Союза ветеранов Анголы – общественной организации, созданной в 2002 году и объединяющей ветеранов, побывавших в этой стране. Запросы, отправляемые в официальные инстанции: картотеку бывшего 10-го Главного управления ГШ ВС СССР (ныне Главное управление международного военного сотрудничества), архив Министерства обороны мало что дали. Однако удалось выяснить, что никого из упомянутых в телеграмме ГВС от 13 сентября 1981 г. на фото нет…

Дело сдвинулось с мертвой точки, только когда в мае 2006 года в Музее современной истории России (бывший Музей Революции) прошла выставка под названием «И кровью российской Анголы земля не алела?». Сыграл свою роль и интернет-сайт, созданный после открытия выставки СВА. И вот через некоторое время пришло сообщение от ветерана Анголы Сергея Лашина.

«Я узнал изображенного на фото слева. Это Сергей Цехмистров, переводчик, москвич, знаю, что он жив, хотя после Анголы с ним не встречался. Фотография сделана скорее всего до агрессии ЮАР, возможно, во время его приезда в Ондживу. Я прослужил в Ондживе целый год: с августа 1980-го по август 1981 года, но перед самым нападением ЮАР на Анголу уехал в Союз отпуск. В это время меня подменял Леня Красов. Не повезло парню, он только накануне прибыл в Анголу и сразу попал в зону боевых действий».

ВТОРОЙ ОФИЦЕР

Но кто же второй, кто изображен на этой фотографии? На этот вопрос мы получили ответ, когда на связь вышел сам Сергей Цехмистров, отозвавшийся на обращение СВА. Он и не подозревал, что в течение более четверти века был «звездой» южноафриканских изданий об ангольской войне, но при этом считался погибшим!

«Увидел на главной странице сайта ветеранов Анголы свою фотографию. Вот уж действительно привет из «ангольского ада» образца 1981 года! Снимок сделан в Шангонго на берегу реки Кунене, где я служил в марте–июле 1981 года, потом работал в Ондживе. И надо же: всего за пару дней до «заварухи» меня перевели в Лубанго. Справа от меня – советник командира батальона 19-й бригады капитан Николай Красивский. Я с ним потом встречался в Москве в 1982–1983 годах, где он учился в академии имени Фрунзе. К сожалению, сейчас потерял с ним связь. Знаю только, что родом он из Белоруссии.

Я хорошо помню, как мы фотографировались у термитника, когда ехали из расположения батальона в штаб 19-й бригады. Я его еще пнул ботинком и ушиб ногу. Фотографировал нас Володя Демиденко, советник командира батальона. Так что врут юаровцы, нас им не удалось убить!

Но каким образом это фото оказалось у врага? Сергей Цехмистров пояснил и этот момент: «Все очень просто. В августе, когда началась операция «Протеа», бригада в Шангонго получила прямой удар и, по сути, разбежалась. А фотография и фотопленка остались в Шангонго: все и достались южноафриканцам.

Наши советники с женами и детьми самостоятельно выходили в Лубанго в течение трех дней. С ними было и несколько детей. Так, советнику артдивизиона капитану Анатолию Череднику пришлось нести на себе и автомат, и трехлетнюю дочурку. Она постоянно просила пить… А четырехлетний сын советника Тымбаршева Алеша уже так «привык» к постоянным налетам юаровских «Миражей», что при их появлении тыкал пальцем в небо и кричал: «масолет, масолет»! Мы его так и прозвали – Масолет. К счастью, все они вышли к своим и остались в живых».

Так завершилась история с фотографией. Самое главное, мы выяснили, что врут южноафриканские ветераны войны «в буше Анголы». Люди, изображенные на ней, не погибли, они живы!

_________________
ЕДИНСТВЕНОТО ПРАВО НА ВРАГА Е ДА БЪДЕ УНИЩОЖЕН!
Click to see if image is larger
Да бъдеш добър е лесно. Трудно е да бъдеш справедлив!
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла 
Preslav
[Admin]


Регистриран на: 19 Яну 2006
Мнения: 42470

МнениеПуснато на: Нед 02 Сеп 2007, 12:11    Заглавие:  

Битките с Италия омаломощават Османската империя

Войната за Либия вдига Балканите

20 хиляди арабски опълченци бранят Триполи


Често пъти сме склонни да разглеждаме нашата история извън контекста на това, което се случва в света, забравяйки, че историята е единен процес, в който отделните събития са логически свързани. Такова събитие е и малко популярната у нас Итало-турската война от 1911-1912 г. Въпреки локалния си характер тя има важни последици за подготовката на Първата световна война. Но за нас по-важното е, че служи като катализатор на Балканската война. Победата на италианците заставя балканските държави да ускорят преговорите за сключването на съюза помежду си. И през октомври 1912 г. да атакуват отслабената от конфликта Османска империя.

Проф. д-р Божидар ДИМИТРОВ

Аспирациите на Италия към Либия са демонстрирани още на Берлинския конгрес през 1878 г. Тогава именно започва договаряне на подялбата на северноафриканските владения на Османската империя. Франция си осигурява завземането на Тунис, осъществено през 1881 г. А на следващата година Лондон слага ръка и на Египет и Суецкия канал. За Италия остава днешна Либия. През 1902 г. Париж и Рим подписват секретно споразумение, което дава право за свободна интервенция на Италия в Триполитания и Киренайка, каквото е официалното название на турското владение, срещу същите права на Франция в Мароко.
Реалните действия по завземането на Либия обаче започват едва през пролетта на 1911 г. Италианската преса започва масирана пропаганда за нашествие в Северна Африка. Най-забавното е, че в случая пропагандата е отчасти вярна. Либия е описвана като богата на минерални ресурси - което е самата истина, макар че гигантските залежи от петрол ще бъдат открити едва през 60-те години на миналия век. Също така се твърди, че населението й е враждебно настроено към Османската империя и приятелско към италианците. Което вече не е вярно. Както и това, че бъдещата акция ще бъде просто "военна разходка".
Италианското правителство, ръководено от Джовани Джолити, използва лятото за дипломатически сондажи и военна подготовка. И в нощта на 26 срещу 27 септември 1911 г. Истанбул получава ултиматум от името на Централните сили, като главен преговарящ е Австро-Унгария. Иска се предаване на контрола над турските провинции в Северна Африка на Италия, а Високата порта формално ще запази суверенитета си. В същото време Рим започва прехвърляне на войски и на 29 септември войната е обявена официално. Въпреки дългата си подготовка италианската армия се оказва неспособна да води решителни действия в Либия. Италианският флот, основната ударна сила в кампанията, блокира пристанището на Триполи на 28 септември и започва обстрел на 3 октомври. Градът е превзет от 1500 моряци. Австрия прави ново предложение за посредничество, като се опитва да предотврати италиански действия на Балканите, но Рим отхвърля примирието. Турция декларира, че ще защитава цялата си територия. Първият италиански десант е извършен на 10 октомври от 20-хилядния експедиционен корпус на генерал Карло Франческо Канова. Той лесно овладява Тобрук, Дерна и Хомс, но среща съпротива в Бенгази. Истинско поражение претърпяват италианските войски край Триполи, където са обкръжени от по-мобилната арабска кавалерия начело с 21-годишния вожд на племето сенусити Идриз - бъдещия крал на свободна Либия, поддържана от турски редовни части. Един от турските батальони се командва от капитан Мустафа Кемал - бъдещия баща на модерна Турция Ататюрк. Това поражение принуждава Италия да увеличи контингента си в Северна Африка до 100 000. Срещу тях са 20 хиляди арабски опълченци и само 8000 редовни турски войници. Войната се превръща в обсада на отделни оазиси и бързи набези.
Същевременно с декрет на 5 ноември 1911 г. Италия установява суверенитета си над Либия. Въпреки че до края на годината тя контролира само Триполи, благодарение на пълното си морско надмощие край близо 2000 км крайбрежна линия на османските владения в Северна Африка постепенно успява да изтласка бунтовниците във вътрешните пустинни райони на страната.
Италия започва и операции в Егейско море. Тя успява да окупира 12 острова от Додеканезите, но това предизвиква и острите протести на другите от Великите сили, най-вече на Австро-Унгария, която иска да прекрати конфликта, преди той да е обхванал и Балканите. Италиански торпедни катери започват операции срещу Дарданелите през лятото на 1912 г.
Всичко това окуражава Балканския съюз. На 25 септември 1912 г. Черна гора обявява война на Османската империя, а след нея и другите съюзници. Италианската дипломация решава да се възползва от благоприятната обстановка. Мирът е подписан в 16,45 часа на 18 октомври 1912 г. в Лозана. Договорът предвижда автономен статут за Либия под формалния суверенитет на султана.
Тази единствена самостоятелно спечелена от Италия война й струва скъпо. При първоначален предвиден бюджет от 30 милиони лири за цялата кампания на практика за бойните действия отиват по 80 милиона месечно. Либия е ефективно завладяна от Италия чак след 1920 г., когато силите на генералите Пиетро Бадолио и Родолфо Грациани умиротворяват бедуинските племена. А партизанската война е прекратена едва след екзекуцията на бунтовническия лидер Омар Муктар на 15 септември 1931 г.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла Посетете сайта на потребителя 
Елемаг
[Moderator]


Регистриран на: 01 Яну 2004
Мнения: 27533
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Съб 20 Окт 2007, 16:50    Заглавие:  

Cool Cool Cool
ТАСС не был уполномочен заявить, или Солдат секретной войны

Об этих страницах военной истории стали говорить совсем недавно. Официальные версии участия советских военнослужащих в конфликтах на территории других стран преподносили как помощь в качестве советников. О том, что ролью консультантов функции советских солдат и офицеров не ограничивался, хорошо знали за рубежами страны, но в СССР эта информация считалась секретной.

Полковник запаса Виктор Негру, служивший в морской пехоте - участник войн во Вьетнаме и Анголе. Службу закончил на Камчатке в 1998 году в должности заместителя командира береговой бригады ракетно-артиллерийского вооружения. А началась она в 1973 году после окончания высшего инженерного морского училища имени Макарова в Ленинграде. Виктор попал в учебный отряд морской пехоты "Сатурн", а затем в отдельный батальон морской пехоты "Альбатрос", который принимал участие в военных конфликтах в составе экспедиционного корпуса стран-участниц Варшавского договора. В 1974 году Виктор Негру в качестве стажировки проходил службу во Вьетнаме. После того, как стал командиром разведроты, в 1975 году, попал в Анголу. Был награжден орденом Красной звезды, медалями "За отвагу", "За боевые заслуги"... Самая первая награда - грамота от командующего войсками стран Варшавского договора за участие в войне во Вьетнаме.

В послевоенные годы весь мир был поделен на две части: проамериканскую и просоветскую. Северный Вьетнам, называвшийся Демократической Республикой, руководимый коммунистами, в 60-е годы предпринимал меры по объединению с Южным Вьетнамом во главе с марионеточным проамериканским правительством. Чтобы не допустить распространения коммунистического влияния, США направили на помощь Сайгону военный контингент. СССР в этом конфликте оказывал экономическое и военное содействие ДРВ. В 1973 году США подписали с руководством Демократической республики договор о выводе своего военного контингента.
Click to see if image is larger
Советские советники в Анголе

"Головорезы Резникова"

Уже после официального объявления мира некоторые американские подразделения продолжали самостоятельно вести боевые действия. Потеряв связь со штабами и командованиями, они просто не знали, что война закончилась, их потеряли в чужой стране. Выживали забытые подразделения, промышляя грабежами вьетнамских поселений.

Отряд зеленых беретов напал на вьетнамскую деревушку. Когда русские подошли туда, американцы уже давно находились в ней. Зеленые береты успели полностью уничтожить мужское население деревушки. Оставшихся в живых, женщин и детей, насиловали.

Деревенька была огорожена бамбуковым частоколом, служившим защитой от диких зверей. Приблизившихся к месту недавней бойни наших спецназовцев встретило зрелище страшное и отвратительное. Тела обитателей вьетнамской деревеньки окружали ее, насажанные на колья бамбуковой ограды.

Из сорока орудовавших здесь американцев после появления русских вживых остался один. Утром его отпустили. Написали что-то вроде пропуска, чтобы ни наши, ни вьетнамцы не препятствовали его продвижению к своим. Напоследок наказали ему рассказать об изменившемся положении дел в мире. Какова дальнейшая судьба оставленного в живых американца, неизвестно. Однако после этого янки прозвали советских спецназовцев "головорезы Резникова", по фамилии командира батальона. За голову подполковника Резникова назначили большую награду, но русские своих не сдают...

Потому и непобедимы

Первые подразделения спецчастей, которые направляли во Вьетнам, по уровню подготовки значительно уступали мастерству противника, с которым пришлось воевать. Из-за этого много наших ребят так навсегда и остались во Вьетнаме. Те, кто попал сюда задолго до того, как там оказался Виктор, рассказывали, что для подготовки наших спецназовцев привлекали американских военнопленных. Офицерам и сержантам из подразделений зеленых беретов оставляли жизнь, чтобы те учили наших всему тому, что сами умели.

Американцев мы превзошли довольно быстро. Через двадцать лет после событий войны во Вьетнаме, в 1994 году под Владивостоком проходили совместные учения российских и американских подразделений морской пехоты. Заключительный этап - рукопашный бой. Вышел довольно крепкий американец. Наш - худощавый, но жилистый паренек - завалил янки. Полковник Негру, который присутствовал на учениях в качестве почетного гостя, подошел к победителю, спросить, как ему это удалось. Он ответил: "Я их ненавижу, потому что у них есть все. А у нас не служба, а сплошное выживание". Наверное, поэтому мы и непобедимы.

Click to see if image is larger
Перед боем

Если не ты…

Чтобы победить в войне и остаться живым нужно убить противника - такова страшная правда боевых действий. Общее представление о подготовке в учебных отрядах - это одно. Совсем иное дело - пройти курс подготовки самому…

Первый близкий контакт с противником у лейтенанта Негру произошел ночью в джунглях. На группа нарвалась на подразделение американцев. Завязалась рукопашная схватка. Виктор вспоминает, что он находился словно в трансе. В горячке схваток даже почти не почувствовал, как ладони рук пробили ножом. Показалось, что словно что-то обожгло.

Уже потом, когда рукопашная схватка завершилась, начало колотить. Лихорадка продолжалось часа полтора-два. А дальше появился страшный голод, казалось, что наесться просто невозможно. Такая реакция, как объяснил врач, нетипична. Организм основной массы людей отвечает на стрессовую ситуацию поведением совершенно обратным. Но так бывает только первый раз. Потом, говорит, Виктор привыкаешь. Хотя, только полный идиот не испытывает страха. И ладони становятся мокрыми, и сосет под ложечкой.

В 1975 году, после обретения независимости от Португалии, в Анголе провозгласили создание республики, идущей по пути социалистического развития. Нашлись противники, которые стремились утвердить в потенциально богатой стране прозападное правительство. МПЛА - марксистская партия с помощью полученного от СССР оружия сумела отбить удары оснащенных американским оружием противников - группировки ФНЛА - на севере, и поддержанной ЮАР боевой организации УНИТА - на юге. Агостиньо Нето, председатель МПЛА стал президентом Анголы. Однако часть страны находилась под влиянием ЮАР. Чтобы защитить Анголу от военной агрессии Южноафриканской республики и поддержать прокоммунистический режим Агустиньо Нето, Куба официально ввела туда войска.

Спасти президента Нето

Когда Виктор Негру заканчивал училище, в Советский Союз приехал лидер ангольской МПЛА - Агостиньо Нето. Посетил он и Ленинград. Город увешали плакатами, которые приветствовали друга советского народа. Виктору и в голову не могло прийти, что придет время и ему придется очень близко столкнуться с ангольским президентом…

От наших разведчиков поступила информация о том, что на лидера МПЛА готовилось покушение. Планировалось захватить Агостиньо Нето во время его поездки по стране. Покушение должно было состояться в городе Биё. Разумеется, у Агостиньо была своя охрана. Однако данные разведки говорили о том, что силы, которые готовились к захвату, были намного серьезнее тех, которые обеспечивал безопасность президента. В срочном порядке в Биё перекинули советские специальные подразделения.

Схватка между охранниками Агостиньо и пытавшимися захватить его боевиками, была тяжелой. С противником пришлось столкнуться нешуточным, основательно подготовленным. Одной перестрелкой борьба за Агостиньо Нето не ограничилась. Огневой контакт вскоре перерос в рукопашную схватку. Потери обеих сторон были значительными. Охрана главы МПЛА потеряла половину людей. Советский Союз заплатил тогда за жизнь ангольского президента жизнями семи офицеров.

Остальных наградили только что утвержденным в Анголе орденом "За заслуги перед МПЛА". Он появился после этой операцией. Орден был изготовлен на платиновой основе. Производили его на Кубе. Там же, к слову сказать, наши военные лечились после ранений, полученных в Анголе. Первая партия ордена "За заслуги перед МПЛА" состояла из семи штук, по количеству людей, участвовавших в срыве покушения. Орден за номером один вручили Виктору Негру.
Click to see if image is larger
Сдавшиеся мятежники

"А вы-то что здесь делаете?"

Группа возвращалась с очередного задания. На базе батальона был создан отряд особого назначения, куда входили 60 военнослужащих, разделенных на 12 групп. В зависимости от сложности операции к их выполнению привлекали одну или несколько групп. В тот раз в рейд направили пять человек. Они попали в засаду, устроенную юаровцами. Завязался непродолжительный бой. Двоих из группы убило сразу, остальным удалось уйти.

Трое двигались по саванне, рассредоточившись, как говорится, в пределах свиста. Одеты они были в американские камуфляжи, добытые кубинцами на одной из уничтоженных баз мятежников.

Еще во Вьетнаме советские военные столкнулись со странным поведением обезьян в джунглях. При появлении людей, причем на довольно значительном расстоянии, животные начинали вести себя беспокойно, верещали, гоготали. Сначала наши не могли понять, почему обезьяны так бурно реагируют на их появление. Потом выяснилось, что они чувствовали запах человеческого пота. Американский камуфляж, в отличие от формы советских военных, был пропитан веществом, который гасил этот запах. Разумеется, в Анголе при первом же случае наши предпочли более удобную американскую форму.

Виктор шел первым. Саванна представляет собой лесостепь. Вынырнув из лесочка, Негру увидел впереди себя белого человека, одетого в точности так же, как и он сам. Оружие у обоих также было одинаковое - автоматы Калашникова.

В голове начал перебирать: "Может, кто из наших? Нет, своих всех знаю в лицо. Или кто-то из другого подразделения?" Некоторое время стояли и смотрели друг на друга. Рука потянулась к автомату. Тот тоже пошевелил рукой. Спрашивает по-английски: "Ты кто такой?" В училище у Виктора по иностранному была пятерка, к тому перед тем, как отправиться сюда, каждый из спецназовцев изучал специально созданные разговорники с вопросами, которые могут пригодиться и в подобных ситуациях. Поэтому беседу он продолжил легко:

- Я русский, а ты кто?

- Я американец. Послушай, я знаю, что тут кубинцы. Вы-то здесь зачем? Мы, понятно, за деньги, а вы за что?

- Мы помогаем нашим друзьям.

- За бесплатно?

Из кустов начали подтягиваться к месту неожиданной встречи и другие члены обоих поисковых групп, выжидавшие, чем завершатся переговоры их командиров. Закончились они тем, между русскими и американцами установились приятельские отношения. Последние угостили наших виски и нормальной цивилизованной едой. С этими американцами группа Негру встречалась еще не раз. Вместе выпивали виски, которыми угощали американцы. Они еще шутили: "Будете выходить на операцию, крикните, чтобы не нарваться друг на друга". Когда у американцы по окончанию контракта получили расчет, они выставили отходную для русских коллег...

Похоронку отослать не успели

О том, что его группа вернется живым, никто не надеялся. Вертолет должен был забрать их после выполнения операции через дней 10-14, а они возвратились через три месяца.

Следуя по заданному маршруту, на четвертый день пути группа нарвалась на перестрелку между кубинцами и бандой наемников, то ли бельгийских, то ли собранных со всей Европы.

Такую встречу при разработке операции, разумеется, предусмотреть было невозможно. Как оказалось, кубинцы и банда тоже нарвались друг на друга случайно. Стечение непредвиденных обстоятельств очень выполнение поставленной перед группой Негру задачи. Когда они вышли на связь со командованием, получили приказ в столкновение не вступать. Пришлось обходить район боевых действий. На четвертый день после неожиданной встречи вышла из строя рация. Ее разбило попавшей пулей, и с этого дня связь с центром прервалась.
Click to see if image is larger
Осмотр захваченного у мятежников оружия. Аэродром в Луанде

На обходном пути пришлось форсировать реку Кванзу. Нашли место поуже, метров 150 шириной, из кусков деревьев соорудили плотики,

водрузили на них подсумки с патронами, автоматы и за собой на буксире тянули весь арсенал через водную преграду. Хорошо, что равнинная Кванза имеет характер ровный и спокойный, не то переправа была бы препятствием куда более сложным. Но спокойствие реки имело и оборотную сторону медали. В ней водились крокодилы, но ничего, в тот раз обошлось.

После выполнения операции группа вернулась через три месяца. К моменту ее возвращения на Виктора уже была составлена похоронка, готовились ее отправить на родину, в Молдавию, и сообщить родителям, что сын погиб при исполнении служебных обязанностей. И не слова о том, что исполнял он их в далекой Анголе…

Оно еще шевелится

Участие в многодневных операциях предполагало наличие запасов, которые могли бы обеспечить автономное существование. В первый раз, по незнанию, главный упор делали на продукты. Однако люди опытные знали, что главное - не еда, а патроны. В пищу могло сгодиться все, что угодно.

Этому даже специально обучали. Подходящим для еды продуктом оказывались и еще живые насекомые, пресмыкающиеся, другие представители фауны. Ощущения, которые доводилось испытывать во время дегустации живого блюда вряд ли можно назвать обычными - оно еще шевелится, когда ты его проглатываешь. В ход шли и личинки, и казавшиеся советскому человеку несъедобными лягушки, и змеи, которые, как выяснилось, были самыми вкусным в экстремальном меню, хотя и трудно было назвать их мясо деликатесом, и неизвестно откуда взявшаяся бродячая собака.

В Анголе населена племенами банту. Они продолжают жить укладом, не тронутым современной цивилизацией и, наверное, до сих не подозревают, что где-то люди летают в космос. Даже оружием для охоты банту, как и у сотни лет назад их предкам, служили копья, которые, кстати, по наследству и передавались. Несчастных банту пытались привлечь то на ту, то на другую строну. А им было совершенно непонятно, чем одни отличаются от других. Жили аборигены в убогой нищете. Если жителям селенья было нечем угостить гостей, то вождь предлагал пришлым отведать дождевых червей. И отказываться было нельзя, чтобы не обидеть…

В конце семидесятых Виктору опять довелось побывать во Вьетнаме. Его друг-вьетнамец предложил пойти в кабачок, спрашивает: "Что будешь кушать?" Виктор говорит: "Мне все равно" Заказали, начали есть. Вьетнамец опять спрашивает: "Ты хоть знаешь, что кушаешь?" "Ну, собаку",- ответ и отсутствие ожидаемой реакции явно разочаровали вьетнамца. Он говорит: "Я тут одного угостил вот также, ему стало плохо". "Если я тебе расскажу, что мне приходилось есть, тебе станет плохо", - парировал Виктор.

О пользе крепкого словца

Для выполнения одной из операций во время очередного эритрейского кризиса группу закинули в Эфиопию. Когда расположились на ночлег и выставили дозорных, обнаружилось, что рядом разместилась какая-то банда. Кто такие - непонятно. Решили выяснить.

Те услышали движение поблизости и начали стрелять в сторону, откуда раздавались. В ответ тоже раздались выстрелы. Неизвестно, чем бы закончилась перепалка, если бы с той стороны, где расположилась банда, не послышались до боли знакомые слова. Оттуда доносился отборный русский мат. "Бандой" оказались соотечественники - советские десантники.

Не начни они ругаться чисто по-русски, свои перестреляли бы своих. До такой степени действия советских военных были нескоординировны и засекречены, что одно подразделение не подозревало о нахождении поблизости другого.

Кровное братство

Замечательными людьми и солдатами были кубинцы. Однажды их вертолетчики спасли жизнь нашей группе, которая попала в окружение. Боепритпасы подходили к концу. Один из пятерых членов группы, засевшей в кустарнике, похожем на небольшой лесок, получил тяжелое ранение в живот.

Четыре Ми-8 кружили вокруг, прикрывая нашу группу. Еще одна машина села возле кустарника, рискуя быть подбитым из гранатомета. Но тогда все обошлось. Вертолет сумел вывезти наших из окружения. Потом спасенные братались со спасителями. Ритуал братания, как его описывал Виктор, заключался в том, что его участники сделали порезы на руках, а потом смешали кровь, выступившую из раны. Сам Виктор побратался с племянником Фиделя Кастро. В те годы отношение кубинцев к коммунистическим идеям, к дружбе с советским народом было просто поразительным. Мы друг друга считали братьями.

Живыми не сдавались

Больше всего ненавидели в Анголе юаровцев и бельгийцев. Последние представляли собой отбросы бельгийского общества, собравшиеся в банды наемников. Не дай Бог, было попасть к тем или к другим в плен.

Одну из наших групп юаровцы уничтожили полностью. Подробностей последнего боя русских спецназовцев не знает никто. Отряд из пятерых разведчиков просто исчез. Нашли их только потом. Повешенными на дереве. А перед этим с них содрали кожу. Скорее всего, ребята были ранены или застал их противник врасплох... Живыми в плен советские разведчики не сдавались.

Потом и наши стали собирать сувениры войны. В их число попадали не только такие "безделушки, как например, у Виктора - осколок минометной мины, вытащенный из собственной груди прокаленным на огне ножом.

Об остальных сувенирах рассказывать не стану. Кто знает законы партизанской войны, поймет о чем речь.

Самая трудная задача

Никакая из военных операций не может сравниться по тяжести с той минутой, когда приходится навсегда прощаться с боевыми товарищами. Виктор уже стал командиром отряда. Они вместе с замполитом привезли награды погибшего товарища его матери. Она провела рукой по ордену Красной Звезды, медали "За отвагу", ангольской награде и отодвинула их. "Уберите, - говорит, - свои железяки. Сына мне верните".

Считается, что в период до 1991 года в Африке погибли и умерли от ран и болезней 2454 советских гражданина, в том числе 250 офицеров, 565 прапорщиков, 1300 солдат срочной службы, остальные - гражданские лица, а около семи тысяч получили ранения. Однако эти данные мало согласуются с интенсивностью боевых действий и степенью вовлеченности в них советских войск. Поэтому есть все основания считать, что их потери в Африке были гораздо большими. Насколько? Нет ответа. А ведь это важно для семей погибших, самих инвалидов да и остальных "африканцев", в списки не попавших и хотя бы скудному вознаграждению не подлежащих.

Жалеет ли каждый из сражавшихся на чужих войнах о том, что сила приказа их закинула туда? Наверное, как и Виктор, они отвечают на этот вопрос словом - нет! Жалеет он только об одном, что не вернуть парней, кто остался там навсегда. И отчего-то что-то щемит у Виктора внутри, когда видит он шагающую на параде морскую пехоту - готовую к выполнению любого приказа. Если не они вступятся за Отечество, за справедливость, то кто еще?

Татьяна ШЕВЛЯКОВА.

_________________
ЕДИНСТВЕНОТО ПРАВО НА ВРАГА Е ДА БЪДЕ УНИЩОЖЕН!
Click to see if image is larger
Да бъдеш добър е лесно. Трудно е да бъдеш справедлив!
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла 
Елемаг
[Moderator]


Регистриран на: 01 Яну 2004
Мнения: 27533
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Вто 08 Яну 2008, 18:38    Заглавие:  

Cool Cool Cool
Фотоалбум на съветски съветници в Ангола:
Click to see if image is larger
http://www.vvkure.com/fotoarchiv/v1982/basik/index.html

_________________
ЕДИНСТВЕНОТО ПРАВО НА ВРАГА Е ДА БЪДЕ УНИЩОЖЕН!
Click to see if image is larger
Да бъдеш добър е лесно. Трудно е да бъдеш справедлив!
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла 
Елемаг
[Moderator]


Регистриран на: 01 Яну 2004
Мнения: 27533
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Сря 23 Яну 2008, 18:19    Заглавие:  

Cool Cool Cool
ЕГИПЕТСКИЙ ВОЯЖ "НЕВЫЕЗДНОГО" НИКИФОРОВА

ПРЕДЫСТОРИЯ ПОЯВЛЕНИЯ СИСТЕМЫ С-125 НА АРАБСКОЙ ЗЕМЛЕ


В начале 1970 года ПВО Египта, вооруженная советскими системами С-75 "Двина", не смогла оказать должного противодействия израильской авиации и несла потери. Были разбиты несколько дивизионов С-75 ("Двина") и разрушен Хелуанский металлургический комбинат. Для выяснения причин столь неэффективной работы советской техники в начале февраля в Египет была направлена группа должностных лиц Минобороны СССР, представителей предприятий-разработчиков и серийных изготовителей "Двины". От ЦКБ "Алмаз" в ту группу включили заместителя главного конструктора - заместителя начальника ОКБ-31 Евгения Никифорова. Его воспоминания о той двухнедельной командировке и легли в основу данного материала.
Сборы были скоротечными. Никифорова вызвал к себе начальник предприятия, открыл сейф, достал оттуда 600 рублей и сказал: "Вот тебе деньги, моя машина стоит у подъезда - садись в нее и поезжай на Фрунзенскую набережную - там возле Крымского моста находится агентство "Аэрофлота". Подойдешь в кассу, обратишься к кассирше и возьмешь билеты до Каира на себя и Бункина, согласно списку...". Однако Никифорову дали билет только на него самого, Бориса Васильевича Бункина - одного из "пионеров" КБ-1 - за границу не выпустили. Впрочем, Евгения Ивановича это не удивило, поскольку его деятельность в "почтовом ящике" также не предполагала никаких поездок за рубеж: занимаясь С-125, он также был в курсе разработок всех отечественных систем ПВО. Советского инженера тогда больше поразило другое: расстояние от Москвы до Каира было примерно такое же, как до Приозерска в Казахстане (где находился испытательный полигон), но ценовая разница на авиабилеты внутренних и международных рейсов была существенной. В то время как перелет до Приозерска стоил 57 рублей, за билет до Каира Никифоров заплатил 300 целковых!

Пройдя медицинскую комиссию и ряд собеседований в разных инстанциях, буквально через день Никифоров в составе довольно-таки внушительной группы специалистов-"оборонщиков" вылетел из подмосковного "Шереметьево" в Египет. Вместе с ним в командировку отправились давно знакомые ему лица: Владимир Коляскин - заместитель генерального конструктора МКБ "Факел", Игорь Ярыгин - главный инженер "Головного производственно-технического предприятия" (которое сдавало серийные ЗРК войскам и зарубежным заказчикам) и Анатолий Елисеев - представитель КБ при Московском радиотехническом заводе. Заместителя председателя Государственной комиссии Совета министров СССР по военно-промышленным вопросам Леонида Горшкова, который руководил делегацией, Евгений Иванович тоже уже многие годы знал лично.

... НЕ КАК НА ВОЙНЕ

Подлетая к Каиру уже в темное время суток, пассажиры самолета немало удивились тому, что, несмотря на войну, никакой светомаскировки арабами не соблюдалось - вся египетская столица светилась огнями, словно новогодняя елка. Поездка совершалась по приглашению министра обороны Египта, а потому в аэропорту нашу делегацию наряду с представителями советского посольства и ГИУ ГЭКС встречали и египетские военачальники высокого уровня. Командированных рассадили по машинам (на каждого из двух пришлось по "Форду") и повезли в одну из лучших гостиниц Каира - "Хилтон".

Как правило, впечатления от первого заграничного опыта являются наиболее яркими, врезаются в память на всю жизнь. Так было и с доселе "невыездными" товарищами в период их двухнедельного пребывания на арабской земле. Никифоров, с интересом рассматривая по пути окрестности, долго находился под впечатлением, что в салоне его автомобиля работает кондиционер. В гостинице Евгению Ивановичу достался просторный двухместный номер на двоих с полковником из ГИУ ГЭКС. Обстановка впечатляла: в "дабле" имелась огромная ванная комната, стояли большие кровати "Кинг сайз", из окна открывался роскошный вид на Нил. Наскоро разместившись, соотечественники достали бутылочку коньячку, "дернули" по стопочке под лимончик - за прибытие.

Полковник, по всему видать парень бывалый, бывший уже не раз за границей, предложил немного прогуляться. После московских морозов подышать теплым воздухом хотелось обоим - Никифоров согласился, и они пошли. Думали, пройдут прямо по улице и вернутся обратно. Вышли на здоровенную площадь, вовсю глазея по сторонам на прохожих, рекламные вывески и вечерние фонари, и лишь спустя какое-то время вдруг всколыхнулись: "А где же наша улица-то?" - со всех сторон к площади примыкало несколько похожих улиц. Языками не владели оба, но полковник сообразил - "Хилтон", говорит, в Каире любой таксист знает. Подошел к такси, наклонился к окошку водителя, но не успел сказать ни слова, как араб его опередил. "Мадам лязим?" - переспросил несколько раз таксист иностранца. Тут уж Никифоров смекнул быстрее и, со смехом наблюдая за этой сценой, перевел товарищу, что им предлагают женщину. Естественно, непристойное предложение было отвергнуто, но к "Хилтону" вездесущий водила все же их доставил, благо суточные в местной валюте наши граждане получили еще при заселении в отель.

В последующие дни рабочие поездки, встречи членов советской делегации с египетскими официальными лицами перемежались с экскурсиями по гостеприимной арабской земле, местами совсем не тронутой веяниями военного времени. Повседневные сводки сообщали о том, что где-то в пустыне несли постоянное боевое дежурство дивизионы ПВО и что какие-то объекты Египта все же подвергались бомбежкам израильской авиации. Однако в те же дни, посещая музеи Каира, осматривая исторические памятники в Луксоре и Гизе, наши специалисты с удивлением замечали в этих местах большие группы туристов из стран Западной Европы, преимущественно граждан ФРГ пенсионного возраста. Так что знакомая нашим людям фраза "на войне, как на войне" явно не подходила к условиям арабского Востока. На то, что не вся страна жила по законам военного времени, указывало и то обстоятельство, что какие-то объекты советские специалисты посещали в выданной им арабами военной форме без знаков различия, в то время как на посещение других мест это требование не распространялось.

ПОДТВЕРЖДЕННЫЕ ОПАСЕНИЯ

В период войны во Вьетнаме американцы, выявили частотные характеристики советской ЗРС С-75 (в экспортном варианте называвшейся "Двина") и разработали аппаратуру активных помех, при включении которой радиолокаторы этой системы ПВО просто "слепли". Контейнер с такой аппаратурой обычно подвешивался к самолету-бомбардировщику, после чего пилоту оставалось только нажать в кабине соответствующую кнопку за 3-4 минуты до подлета к предполагаемому объекту бомбардировки. В результате включения такой аппаратуры в воздухе радиолокационные станции "двин" принимали сигналы помех несоизмеримо большего размера, нежели сигналы целей, а операторы могли наблюдать на зеленоватых разверстках индикаторов вместо яркой белой отметки (обозначавшей местоположение самолета) широкую белую полосу по вертикали либо сплошное "молоко". Не видя на индикаторе сигнала цели, сопровождать эту цель было невозможно. Еще до отъезда из Москвы наши специалисты уже знали о том, что США осуществили поставки данной аппаратуры помех Израилю. Причем обслуживали ее исключительно американцы - хозяева настолько оберегали содержимое контейнеров с драгоценной начинкой от посторонних глаз, что к ним не подпускали даже израильских летчиков. Потому-то, чувствуя свою неуязвимость, израильские истребители-бомбардировщики пересекали Суэцкий канал, заходили в Зафаранскую Вадь, при подходе к Каиру включали аппаратуру активных помех, "забивая" ее сигналами приемники РЛС египетских дивизионов ПВО, а затем безбоязненно наносили бомбовые удары по заранее намеченным наземным целям арабов.

Однако уже в Египте из разговоров с советскими военными советниками посланцам от "оборонки" стали известны и другие причины военных неудач арабов. К примеру, тот же Никифоров рассуждал таким образом: "Дивизионы обычно располагаются с перекрытием зон поражения. "Фантом", чтобы открыть себе дорогу, включает активную помеху, "забивая" один дивизион по главному лучу. Но для соседнего дивизиона эта же помеха действует не по главному лучу, а только на его боковые "лепестки", то есть она на 15-20 децибел ниже. Поэтому второй дивизион, если самолет находится в его зоне поражения, может его сбить". Действительно, ситуация, приведенная специалистом "Алмаза", могла иметь негативное развитие для сил ПВО только в одном случае - если бы на каждый из двух поставленных дивизионов одновременно совершали налет два самолета. Но в том-то и дело, что израильские "фантомы", носившие по 7 тонн бомбовой нагрузки, как правило, летали парами: в то время как один самолет бил по позициям "двин", другой сбрасывал свой смертоносный груз на казармы дивизиона.

Кроме того, еще во времена вьетнамской войны на "Алмазе" усовершенствовали "Двину" - зная, что американцы применяют аппаратуру активных помех, наши кулибины установили на кабинах управления ЗРС оптические прицелы и органы управления приводом, с помощью которых операторы, лишенные возможности сопровождать цели по радиолокационному сигналу, могли это делать в ручном режиме. Для этого бойцу ПВО требовалось лишь посредством угломестно-азимутального штурвала ввести цель в перекрестие оптического прицела и дать команду на пуск ракеты. Конечно же, в режиме ручного сопровождения эффективность поражения воздушных целей была существенно ниже, чем в режиме автосопровождения, и значительно увеличивался расход ракет, тем не менее вьетнамцам это не мешало сбивать американские самолеты даже в условиях применения аппаратуры активных помех. Но арабы воевали совсем по-другому: по свидетельствам советских военных советников, когда операторы видели летящие на их дивизионы "фантомы", то прыгали с крыш аппаратных кабин и в панике убегали. Хотя "двины" египтянам поставлялись уже с установленной на них оптикой.

ФРОНТОВОЙ "ТУРИЗМ"

Арабы утверждали, что их дивизионы С-75 уничтожали израильские самолеты, но ни одного куска сбитого "Фантома", упавшего на египетской территории, они так и не смогли предъявить. По их словам, расчеты ПВО ловили и сопровождали цели, пускали ракеты, но еврейские летчики включали активные помехи не только радиолокатору, но и радиовзрывателям, подрывая ракеты в воздухе. Данная версия не выдерживала никакой критики, поскольку принцип работы любого радиовзрывателя предполагает активацию этого устройства на небольшом расстоянии от цели и в течение весьма короткого промежутка времени, каких-то секунд. Наивно было бы полагать, что пилот сумеет рассчитать траекторию полета ракеты, а затем вовремя отреагирует, когда ракета окажется в зоне досягаемости радиосигнала. Зато, уже имея представление о невысоких моральных качествах военнослужащих-египтян, наши "спецы" предположили, что арабы, видя на индикаторах сплошное "молоко", не утруждали себя сопровождением целей через оптические прицелы, а выстреливали ракетами наобум, и после истечения определенного времени срабатывал механизм самоликвидации ракеты.

Дабы не обижать хозяев, советские "оборонщики" не стали обсуждать эту версию вслух, но все же решили захронометрировать работу одного из дивизионов во время налета израильской авиации в течение этих двух недель. В один из дней членам делегации сообщили о большой вероятности налета израильской авиации на один из дивизионов С-75. Сразу же в этот район выехала группа из пяти специалистов: Никифорова, Коляскина, Ярыгина, Елисеева и Бориса Хитрова - специалиста по радиопротиводействию, командированного в Египет ранее всех остальных для изучения обстановки активных помех, препятствующей сопровождению целей. Суть хронометража состояла в том, что в ходе воздушного налета один человек должен был находиться в кабине и зафиксировать, что операторы действительно увидели и захватили цель и в нужное время пустили ракету. Другие наблюдатели, находясь невдалеке от пусковой установки, должны были включить секундомеры в момент старта ракеты, следить за ней и зафиксировать момент и место, где она взорвалась. Советские инженеры-конструкторы продежурили на дивизионе весь день, но израильские "ястребы" так и не появились. Вернулись в Каир, а на следующий день пришло сообщение, что этот дивизион разбит. Незадолго до отъезда делегации в Советский Союз евреи разбомбили еще один дивизион ПВО, и глава делегации Горшков ездил смотреть последствия того налета - чуть ли не с совещания у тамошнего главкома ПВО.

Невзирая на очевидные невысокие боевые качества египетских солдат, основной вывод, который подготовили в отчете о командировке члены делегации, был не в пользу "Двины". ЗРС С-75 не могли обеспечить надежную противовоздушную оборону Египта, а потому Никифоров со своими коллегами рекомендовал, что существующее положение может быть исправлено только после постановки на боевое дежурство ЗРС С-125, которая была специально разработана для поражения целей на малых и средних высотах. Частотный диапазон данной системы ни американцы, ни израильтяне знать не могли, и, как показали впоследствии боевые действия, лучших средств ПВО в этом высотном диапазоне в мире тогда создано не было.

Перед отправкой на Родину, когда специалисты собрались у главного военного советника Катышкина, глава Военно-промышленной комиссии Горшков подвел Никифорова к одному человеку, одетому в арабскую форму, и сказал: "Евгений Иванович, познакомься, это Алексей Григорьевич Смирнов. В скором времени ты снова приедешь и будешь ему помогать". Никифоров понял, что это не последняя его загранкомандировка, но, естественно, ни он, ни его коллеги по цеху еще не знали, что руководство СССР уже приняло решение о направлении на арабо-израильский фронт так называемой "Русской дивизии" ПВО, основную ударную силу которой составят системы С-125. Как не знали и того, что командовать этим соединением назначен только что представленный им генерал-майор Смирнов, который и находился-то в феврале в Египте на рекогносцировке - выбирая места будущих позиций дивизионов.

Что же касается "Двины", то сегодня уже известно, что после того, как на арабской земле был создан надежный противовоздушный щит из 22 русских дивизионов С-125, военнослужащие египетских дивизионов С-75 воспряли духом. Лично Никифоров был свидетелем боя 3 августа 1970 года, когда арабские расчеты сбили два "Фантома" и один "Скайхок". Хотя и наши парни в тот день ни в чем не уступили союзникам, сбив 3 "Фантома". Правда, это уже совсем другая история...




Вадим УДМАНЦЕВ

_________________
ЕДИНСТВЕНОТО ПРАВО НА ВРАГА Е ДА БЪДЕ УНИЩОЖЕН!
Click to see if image is larger
Да бъдеш добър е лесно. Трудно е да бъдеш справедлив!
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла 
Елемаг
[Moderator]


Регистриран на: 01 Яну 2004
Мнения: 27533
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Пет 28 Мар 2008, 18:01    Заглавие:  

Cool Cool Cool
"Ангольский Сталинград"
В марте исполнилось 20 лет со дня окончания сражения за город Куито-Куанавале, которое в корне изменило расстановку политических и военных сил на юге Африки.
Об авторе: Сергей Коломнин - член совета Союза ветеранов Анголы.

В 1987–1988 годах окрестности Куито-Куанавале превратились в ожесточенное поле битвы между анголо-кубинскими и южноафриканскими войсками с применением сотен танков и БТР, десятков боевых самолетов и вертолетов. О том, что там же сражались, получали ранения и гибли советские военнослужащие, в СССР никогда не писали и не говорили. Более того, в 1989 году официальная Москва устами Министерства иностранных дел заявила, что «советские военные советники в боевых действиях за рубежом не участвуют».

БОКС ПО-КУБИНСКИ

Однажды мне довелось прочитать статью об Анголе одного российского журналиста. Резанула глаза фраза: «Только в воспаленное воображение кубинских пропагандистов могла прийти бредовая мысль сравнивать бои под Куито-Куанавале со Сталинградским сражением». Да, сравнение размаха битвы на берегах Волги в 1942–1943 годах с борьбой за Куито-Куанавале в 1987–1988 годах может показаться некорректным: не было в ангольской саванне многомиллионных армий, да и счет задействованной военной техники шел отнюдь не на тысячи.

Однако накал противостояния, его ожесточенность, героизм и самоотверженность защитников города, в далекой Анголе затерявшегося, дают нам право сравнивать эти два события. Но главное – бои за Куито-Куанавале и Сталинград стали переломными рубежами. Одни – в Великой Отечественной войне. Другие – не только в войне в Анголе, но и в истории всего Юга Африки.

События под Куито-Куанавале начались в июле–августе 1987 года с тщательно подготовленной с помощью наших военных советников операции против формирований антиправительственного Национального союза за полное освобождение Анголы (УНИТА), поддерживаемого ЮАР. Стоит сказать, что в ней не участвовали кубинские части, находившиеся в стране по просьбе ее правительства для защиты молодого государства от вторжения извне. Ангольские бригады, в боевых порядках которых находились советские советники, начали стремительное продвижение на юго-восток к Мавинге – передовой базе УНИТА в провинции Квандо-Кубанго.

Пытаясь не допустить полного разгрома своего союзника в регионе, Претория срочно перебросила по суше и по воздуху в районы рек Куито, Куанавале и Ломбы крупный контингент своих войск, включая бронетехнику (тяжелые танки «Олифант», БТР «Ратель», «Эланд», «Касспир») и мощную артиллерию (дальнобойные 155-мм гаубицы G-5, РСЗО «Валькири»). После вмешательства ЮАР соотношение сил изменилось не в пользу ангольской армии. Южноафриканцы и унитовцы перешли в наступление и попытались взять опорную базу правительственных войск – Куито-Куанавале…

В ноябре 1987 года, когда южноафриканские подразделения подошли почти вплотную к городу, Фидель Кастро принял решение срочно усилить кубинскую группировку в Анголе. С острова Свободы были переброшены части 50-й дивизии Революционных вооруженных сил, оснащенные советскими танками Т-62. В Африку прибыли опытные кубинские летчики самолетов МиГ-23, а из СССР для ангольской и кубинской армий поступили новые партии оружия, запасных частей и боеприпасов. К 16 ноября 1987 года с помощью кубинцев продвижение южноафриканских войск и формирований УНИТА было остановлено всего в 10–15 км от Куито-Куанавале.

Южноафриканские войска продолжали атаковать город. Ряд западных дипломатов уверяли весь мир, что его падение – дело решенное. 23 марта 1988 года южноафриканцы предприняли решающий штурм. Но даже их тяжелые «Олифанты» не смогли «протаранить» оборону Куито-Куанавале.

Тем временем Гавана готовила наступление. По словам Фиделя, кубинцы действовали «как боксер, который левой рукой сдерживает противника, а правой бьет». Танковые части РВС Кубы, используя советские Т-54 и Т-62, совершили стремительный бросок в обход группировки войск ЮАР под Куито-Куанавале и вышли к границе. 27 мая кубинские МиГи нанесли первый бомбовый удар по южноафриканским позициям около Калуэке, в 11 км севернее рубежа, разделяющего Анголу и Намибию. Через несколько часов после этой атаки южноафриканцы были вынуждены взорвать мост на пограничной реке Кунене – они смертельно боялись, что кубинские танки ворвутся по нему на намибийскую территорию.

Эти решительные действия вынудили Преторию пойти на переговоры, в результате которых 22 декабря 1988 года в Нью-Йорке было подписано соглашение о полном выводе войск ЮАР из Анголы и предоставлении независимости Намибии. Кубинские части, в свою очередь, должны были покинуть Анголу.

Победа под Куито-Канавале привела не только к освобождению Намибии, но и существенно ускорила демонтаж правящего режима белого меньшинства в ЮАР, приход к власти в Претории правительства Африканского национального конгресса. Первый чернокожий президент республики Нельсон Мандела признавал, что «Куито-Куанавале был поворотным пунктом в борьбе за свободу моего народа от апартеида». А вот мнение Фиделя Кастро: «Новые поколения должны знать, что конец апартеиду был положен в Куито-Куанавале и на юго-востоке Анголы, с участием на этом фронте более 40 тысяч кубинских бойцов вместе с ангольскими и намибийскими солдатами».

ДРУГАЯ ВОЙНА

Для советских военнослужащих война в Анголе была иной, нежели, например, в Афганистане. В Африку никогда не посылались регулярные советские войска. Там работали только наши советники и специалисты. А прозвучавшие как-то в телепередаче «Забытый полк» заявления о том, что в боях под Куито-Куанавале участвовала целая дивизия советской морской пехоты – не более чем выдумка.

Однако в Афгане наши войска и военные советники имели дело с «моджахедами», вооруженными в основном легким стрелковым оружием, минометами и гранатометами. В Анголе же советские военнослужащие столкнулись не только с унитовскими партизанскими отрядами, но с регулярной армией ЮАР, с обстрелами дальнобойной артиллерии, налетами «Миражей», применявших «умные» бомбы, зачастую начиненные запрещенными конвенцией ООН «шариками».

В своем стремлении добиться победы под Куито-Куанавале южноафриканцы использовали даже оружие массового поражения. Вот что записал в своем дневнике участник тех боев младший лейтенант Игорь Ждаркин: «29 октября 1987 г. В 14.00 по радио получили страшное известие. В 13.10 противник обстрелял 59-ю бригаду снарядами, начиненными химическими отравляющими веществами. Многие ангольские солдат отравились, некоторые потеряли сознание, командир бригады кашляет кровью. Зацепило и наших советников. Ветер как раз дул в их сторону, многие жалуются на сильнейшие головные боли и тошноту. Это известие нас не на шутку встревожило, ведь у нас нет даже самых завалящих противогазов, не говоря уже об ОЗК».

А вот следующая запись: «1 ноября 1987 г. Ночь прошла спокойно. В 12 часов был налет авиации на стоящую рядом 59-ю бригаду, сбросили на ее позиции больше десятка 500-килограммовых бомб. О потерях пока не знаем.

Наши артиллеристы получили данные разведки и решили подавить батарею 155-мм гаубиц противника. Ангольцы дали залп из БМ-21. В ответ юаровцы открыли огонь из всех своих гаубиц. Били очень точно, с небольшими перерывами. Один из снарядов разорвался совсем рядом с нашей землянкой. Как потом оказалось, мы просто «второй раз родились». После обстрела в радиусе 30 м от землянки все кустарники и маленькие деревца начисто срезаны осколками. Плохо слышу на правое ухо – контузия. Советника комбрига Анатолия Артеменко тоже порядком тряхнуло взрывом: у него сильно «шумит» в голове».

Судьба распорядилась так, что одним из первых пострадавших в этой драме стал военный переводчик младший лейтенант Олег Снитко, смертельно раненный 26 сентября 1987 года в бою с южноафриканской армией при попытке частей 21-й бригады ангольской армии форсировать реку Ломба.

Нашим советникам тогда пришлось очень туго. В какой-то момент им пришлось оставить свой БТР, ставший хорошей мишенью для противника, и долго ползти по-пластунски по болотистой пойме ангольской реки – «шане». Снаряды и мины рвались всего в 10–20 метрах. Спасало лишь то, что падали они в болото, тонули и только потом взрывались. Это ослабляло их убойную силу. Большинство ангольских солдат из группы прикрытия в панике бежали. При наших специалистах остались только 11 самых преданных бойцов охраны. Водителю все же удалось увести советнический БТР на другой берег Ломбы. Он ушел предпоследним и уцелел чудом. Спустя несколько минут на позицию, которую он занимал, ворвался юаровский бронетранспортер АМL-90…

А 27 ноября 1987 года осколок от снаряда, выпущенного из дальнобойной южноафриканской гаубицы по осажденному Куито-Куанавале, оборвал жизнь советника по оргмобработе при командующем военным округом полковника Андрея Горба. Подорвавшись на унитовской мине 20 декабря 1987 года, погиб водитель-связист группы СВС Южного фронта рядовой Александр Никитенко. Он вез в госпиталь тяжело больного офицера. Около десяти советских военных советников и специалистов, среди которых полковники Артеменко, Горбач, лейтенант Ждаркин, в ходе боев под Куито-Куанавале были ранены и контужены. Пострадавших самолетами эвакуировали в госпиталь в Луанде. А те, кто мог продолжать выполнять свои обязанности, оставались в боевых порядках ангольских бригад.

…В декабре 2005 года представитель правительства Африканского национального конгресса и посол ЮАР на Кубе Тенхиве Мтинтсо сказал: «Кровью погибших кубинцев пропитана земля Анголы, и она питает дерево свободы нашей Родины».

Стоит добавить – кровью не только кубинских солдат и офицеров полита ангольская земля. По данным 10-го Главного управления советского Генштаба, в Анголе в период 1975–1991 годов погибли и умерли 54 военнослужащих Вооруженных сил СССР, в том числе 45 офицеров...

_________________
ЕДИНСТВЕНОТО ПРАВО НА ВРАГА Е ДА БЪДЕ УНИЩОЖЕН!
Click to see if image is larger
Да бъдеш добър е лесно. Трудно е да бъдеш справедлив!
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла 
Елемаг
[Moderator]


Регистриран на: 01 Яну 2004
Мнения: 27533
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Пет 24 Юли 2009, 19:29    Заглавие:  

Cool Cool Cool
Нидерланды возвратили Гане голову правителя Баду Бонсу II (Badu Bonsu), убитого голландскими колонистами в 1838 году, сообщает Agence France-Presse. Церемония передачи сосуда с формальдегидом, в котором хранится голова Бонсу, состоялась в четверг, 23 июля.

Сосуд с головой долгие годы находился в хранилище музея анатомии города Лейден до тех пор, пока несколько лет назад не установили, кому она принадлежала.

В церемонии передачи головы принимали участие представители народа Ашанти, верховным жрецом которого являлся Бонсу, в том числе и его пра-пра-правнук Джозеф Джонс Амоа (Joseph Jones Amoah).

Согласно версии голландских властей, Баду Бонсу II убил в 1838 году двух колонистов и был выдан Нидерландам собственным народом. После чего он был приговорен к смертной казни и повешен, а его голову мумифицировали и привезли в Европу. По словам Амоа, его предок боролся против работорговли и был предан жаждущими власти конкурентами. Министр иностранных дел Голландии Максим Верхаген (Maxime Verhagen) назвал события того времени "досадным и постыдным эпизодом".

Как ожидается, голова правителя отправится в Гану уже в пятницу, где запланирована масштабная церемония похорон. О планах Нидерландов вернуть останки стало известно в марте 2009 года.

_________________
ЕДИНСТВЕНОТО ПРАВО НА ВРАГА Е ДА БЪДЕ УНИЩОЖЕН!
Click to see if image is larger
Да бъдеш добър е лесно. Трудно е да бъдеш справедлив!
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла 
Покажи мнения от преди:   Сортирай по:   
Страница 1 от 1 [7 Мнения]  
Създайте нова тема   Напишете отговор Предишната тема :: Следващата тема
 Главната страница » ОРЪЖЕЕН ФОРУМ » Оръжия и събития до края на 20 век
Идете на:  

Не Можете да пускате нови теми
Не Можете да отговаряте на темите
Не Можете да променяте съобщенията си
Не Можете да изтривате съобщенията си
Не Можете да гласувате в анкети

[ Time: 0.0970s ][ Queries: 13 (0.0079s) ][ Debug on ]

 
Copyright ©2006-2012 Air Group 2000 Ltd. All rights reserved. support@airgroup2000.com

eXTReMe Tracker