Private Colleger of transportation  
image
Начало Форум-основен Форум-Модел Криле Океан Океан Dreams Оръжие Криле Ретросалон Нато и България Галерия Новини Поръчай онлайн
Според Цветанов БСП никога няма да управлява · Цачева покани главния прокурор на САЩ в София · Който и да управлява Зимбабве, ще му трябва подкрепа от армията и Китай · "Авионамс" се готви да произвежда дронове и безпилотни самолети · Мугабе бил готов да умре, но оставка не дава · Почина великият китарист и основател на АC/DC (ВИДЕО) ·

Select Forum Language:

 
Hot topics:
В момента е: Съб 18 Ное 2017, 19:27
Часовете са според зоната UTC + 2
 Главната страница » ОКЕАН - МОРСКИ ФОРУМ » Съвременен военен флот
Морските мини
Модератори: Sea Dog
Създайте нова тема   Напишете отговор Предишната тема :: Следващата тема
Страница 1 от 2 [18 Мнения]   Иди на страница: 1, 2 Следваща
Автор Съобщение
Елемаг
[Moderator]


Регистриран на: 01 Яну 2004
Мнения: 27451
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Пет 01 Авг 2008, 19:16    Заглавие:  Морските мини  

Cool Cool Cool
Мисля че след много спорове е хубаво да открием и такава тема:
Почему морское минное оружие вновь становится популярным в XXI веке
Казалось, что в век высоких технологий морское минное оружие навсегда ушло в тень своих более высокоточных коллег – торпед и ракет. Однако, как показывает опыт последних лет, морские мины все еще остаются грозной силой в борьбе на море и даже получили дополнительный импульс к развитию за счет внедрения новейших высокотехнологичных разработок.
Особой популярностью морское минное оружие (мы здесь будем понимать под этим термином только морские мины и минные комплексы различных типов) пользуется сегодня у стран, которые не обладают мощными военными флотами, но имеют достаточно протяженное побережье, а также у так называемых стран третьего мира или же террористических (преступных) сообществ, не имеющих по тем или иным причинам возможности закупать современные высокоточные средства поражения для своих военно-морских сил (такие как противокорабельные и крылатые ракеты, самолеты-ракетоносцы, боевые корабли основных классов).
Главные причины этого – чрезвычайная простота конструкции морских мин и легкость их эксплуатации по сравнению с другими видами морского подводного оружия, а также весьма умеренная цена, в разы отличающаяся от тех же противокорабельных ракет.
«Дешево, но сердито» – такой девиз можно без всяких оговорок применить к современному морскому минному оружию.

СТАРАЯ НОВАЯ УГРОЗА
Командование военно-морских сил стран Запада вплотную столкнулось с «асимметричной», как часто ее называют за рубежом, минной угрозой в ходе недавних контртеррористических и миротворческих операций, в рамках которых привлекались достаточно крупные силы флота. Оказалось, что мины – даже устаревших типов – представляют собой весьма серьезную угрозу для современных боевых кораблей. Под ударом оказалась и концепция литоральной войны, на которую в последнее время делают ставку ВМС США.
Причем высокий потенциал морского минного оружия обеспечивается не только благодаря их высоким тактико-техническим характеристикам, но и за счет высокой гибкости и разнообразия тактики его применения. Так, например, противник может выполнять минные постановки в своих территориальных или даже внутренних водах, под прикрытием средств береговой обороны и в наиболее удобное для него время, что существенно повышает фактор внезапности его применения и ограничивает возможности противостоящей стороны по своевременному выявлению минной угрозы и ее устранению. Особенно велика опасность, исходящая от донных мин с неконтактными взрывателями разных типов, устанавливаемых в мелководных районах прибрежных морей: системы обнаружения мин в этом случае функционируют более эффективно, а плохая видимость, сильные прибрежные и приливно-отливные течения, наличие большого количества миноподобных объектов (ложных целей) и близость военно-морских баз или объектов береговой обороны противника затрудняет работу минно-тральных сил и групп водолазов-минеров потенциального агрессора.
По оценкам военно-морских экспертов, морские мины – это «квинтэссенция асимметричной войны современности». Они легко устанавливаются и могут оставаться на боевой позиции в течение многих месяцев и даже лет, не требуя дополнительного обслуживания или выдачи каких-то команд. На них никоим образом не влияют ни изменение концептуальных положений ведения войны на море, ни смена политического курса страны. Они просто лежат там, на дне, и ждут свою жертву.
Для наилучшего понимания того, насколько высокий потенциал имеют современные мины и минные комплексы, рассмотрим несколько образцов российского морского минного оружия, которые разрешены на экспорт.
Например, донная мина МДМ-1 Мод. 1, выставляемая как с подводных лодок с торпедными аппаратами калибра 534 мм, так и с надводных кораблей, предназначена для уничтожения надводных кораблей противника и его подводных лодок, находящихся в подводном положении. Имея боевую массу 960 кг (лодочная версия) или 1070 кг (ставится с надводных кораблей) и боевую часть, эквивалентную заряду тротила массой 1120 кг, она способна находиться на позиции во «взведенном состоянии» не менее одного года, и после истечения назначенного ей времени боевой службы она просто самоликвидируется (что избавляет от необходимости заниматься ее поиском и уничтожением). Мина имеет достаточно широкий диапазон по глубине применения – от 8 до 120 м, оснащена трехканальным неконтактным взрывателем, реагирующим на акустическое, электромагнитное и гидродинамическое поля корабля-цели, приборами срочности и кратности, а также имеет эффективные средства противодействия современным минно-тральным комплексам различных типов (контактные, неконтактные тралы и пр.). Кроме того, обнаружение мины при помощи акустических и оптических средств затруднено примененными маскировочной окраской и особым материалом корпуса. Впервые мину, принятую на вооружение в 1979 году, продемонстрировали широкой публике на выставке вооружений и военной техники в Абу-Даби (IDEX) в феврале 1993 года. Заметим – это мина, принятая в отечественном флоте на вооружение почти 30 лет назад, но ведь после нее были и другие донные мины…
Другой образец отечественного минного оружия – противолодочный минный комплекс ПМК-2 (экспортное обозначение противолодочной мины-торпеды ПМТ-1, принятой на вооружение ВМФ СССР в 1972 году и прошедшей в 1983 году модернизацию по варианту МТПК-1), предназначенный для уничтожения подводных лодок противника различных классов и типов на глубинах от 100 до 1000 м. Постановка ПМК-2 может выполняться из 534-мм торпедных аппаратов подводных лодок на глубинах до 300 метров и скорости хода до восьми узлов, либо с надводных кораблей на скорости до 18 узлов, либо же с самолетов противолодочной авиации с высот не более 500 м и на скорости полета до 1000 км/час.
Отличительной особенностью данного минного комплекса является использование в качестве боевой части малогабаритной противолодочной торпеды (последняя, в свою очередь, имеет БЧ массой 130 кг в тротиловом эквиваленте и оснащена комбинированным взрывателем). Общая масса ПМК-2 в зависимости от модификации (типа постановщика) составляет от 1400 до 1800 кг. После постановки ПМК-2 может находиться на позиции в боеспособном состоянии не менее одного года. Гидроакустическая система комплекса постоянно ведет наблюдение в своем секторе, обнаруживает цель, классифицирует ее и выдает данные в счетно-решающее устройство для определения элементов движения цели и выработки данных для пуска торпеды. После выхода торпеды в зону цели на назначенную глубину она начинает движение по спирали, а ее ГСН осуществляет поиск цели и последующий ее захват. Аналогом ПМК-2 является американский противолодочный минный комплекс Mk60 Mod0/Mod1 CAPTOR (enCAPsulated TORpedo), поступавший в ВМС Соединенных Штатов с 1979 года, но уже снятый и с вооружения, и с производства.

ИНОСТРАННЫЕ ОБРАЗЦЫ

Впрочем, за рубежом о «рогатой смерти» стремятся не забывать. Такие страны, как США, Финляндия, Швеция и целый ряд других, ведут сегодня активную работу по модернизации старых и разработке новых типов мин и минных комплексов. Едва ли не единственной морской державой, которая почти полностью отказалась от использования боевых морских мин, стала Великобритания. Так, например, в 2002 году в официальном ответе на парламентский запрос командующий Королевскими ВМС отмечал, что они «не располагают никакими запасами морских мин с 1992 года. В то же время Соединенное Королевство сохраняет возможности по использованию данного типа вооружения и продолжает осуществлять НИОКР в данной области. Но флот использует только практические (учебные) мины – в ходе учений для отработки навыков личного состава».
Однако на британские компании такой «самозапрет» не распространяется, и, например, BAE Systems производит на экспорт мину типа «Стоунфиш». В частности, эта мина, оснащенная комбинированным взрывателем, реагирующим на акустическое, магнитное и гидродинамическое поля корабля, состоит на вооружении в Австралии. Мина имеет рабочий диапазон глубин 30–200 м и может выставляться с самолетов, вертолетов, надводных кораблей и подводных лодок.
Из зарубежных образцов морского минного оружия следует отметить американскую самотранспортирующуюся донную мину Mk67 SLMM (Submarine-Launched Mobile Mine), которая предназначена для скрытого минирования мелководных (фактически – прибрежных) районов морей, а также фарватеров, акваторий военно-морских баз и портов, подход к которым подводной лодки, выполняющей минную постановку, слишком опасен по причине сильной противолодочной обороны противника или затруднен вследствие особенностей рельефа дна, малых глубин и пр. В таких случаях субмарина-носитель может осуществлять минную постановку с расстояния, равного дальности хода самой мины, которая после выхода из торпедного аппарата ПЛ за счет своей электрической энергоустановки выдвигается в заданный район и ложится на грунт, превращаясь в обычную донную мину, способную обнаруживать и атаковать надводные корабли и подводные лодки. Принимая во внимание тот факт, что дальность хода мины составляет около 8,6 миль (16 км), а ширина территориальных вод равна 12 милям, можно без труда заметить, что подводные лодки, оснащенные такими минами, могут в мирное время или накануне начала боевых действий без особого труда выполнять минирование прибрежных районов потенциального противника.
Внешне Mk67 SLMM выглядит как стандартная торпеда. Впрочем, в ее состав торпеда как раз и входит – сама мина построена на базе торпеды Mk37 Mod2, в конструкцию которой было внесено около 500 изменений и усовершенствований. В том числе изменениям подверглась боевая часть – вместо типовой БЧ установлена мина (в ней применено ВВ типа PBXM-103). Модернизации подверглась бортовая аппаратура системы наведения, а также были применены комбинированные неконтактные взрыватели Mk58 и Mk70, аналогичные устанавливаемым на американских донных минах семейства «Квикстрайк». Рабочая глубина применения мины колеблется от 10 до 300 м, а минный интервал (расстояние между двумя соседними минами) составляет 60 м.
Недостатком Mk67 SLMM является ее «аналоговый» характер, вследствие чего при использовании мины на субмаринах с «цифровой» БИУС необходимо выполнение дополнительных действий по «адаптации» к носителю.
Разработка Mk67 SLMM была начата в 1977–1978 годах и первоначальными планами предусматривалось к 1982 году поставить ВМС Соединенных Штатов 2421 мину нового типа. Однако работы по ряду причин, в том числе из-за завершения холодной войны, затянулись, и состояния начальной оперативной готовности комплекс достиг только в 1992 году (что равнозначно постановке ее на вооружение). В конечном итоге Пентагон приобрел у производителя – компании «Рейтеон Нэйвал энд Мэритайм Интегрейтед Системс Компании» (г. Портсмут, бывшая «Дивей Электроникс») – только 889 мин, из которых наиболее старые уже снимаются с вооружения и утилизируются вследствие истечения сроков хранения. Аналогом данной мины являются российские самотранспортирующиеся донные мины семейства СМДМ, созданные на базе 533-мм торпеды 53-65КЭ и 650-мм торпеды 65-73 (65-76).
В последнее время в США ведутся работы по модернизации минного комплекса Mk67 SLMM, которые осуществляются по нескольким направлениям: во-первых, увеличивается дальность самостоятельного хода мины (за счет усовершенствования энергоустановки) и повышается ее чувствительность (за счет установки более нового программируемого неконтактного взрывателя типа TDD Mk71); во-вторых, компания «Ханиуэлл Марин Системс» предлагает свой вариант мины – на базе торпеды NT-37E, а в-третьих, еще в 1993 году начаты работы по созданию новой модификации самотранспортирующейся мины на базе торпеды Mk48 Mod4 (изюминкой мины должно стать наличие двух БЧ, имеющих возможность разделяться и детонировать независимо друг от друга, подрывая, таким образом, две раздельные цели).
Американские военные также продолжают совершенствовать донные мины семейства «Квикстрайк», созданные на базе авиационных бомб серии Mk80 различных калибров. Причем эти мины постоянно применяются в различных учениях ВМС и ВВС Соединенных Штатов и их союзников.
Отдельного упоминания заслуживают работы в области морского минного оружия, проводимые финскими специалистами. Это особенно интересно в связи с тем, что военно-политическое руководство Финляндии на официальном уровне объявило о том, что оборонительная стратегия государства на морском направлении будет основываться на широком использовании морских мин. При этом минные поля, призванные превратить прибрежные районы в «суп с клецками», будут прикрываться береговыми артиллерийскими батареями и ракетными дивизионами береговой обороны.
Новейшей разработкой финских оружейников является минный комплекс М2004, серийный выпуск которого начат в 2005 году – первый контракт на морские мины под обозначением «Морская мина 2000» компания «Патрия» (главный подрядчик по программе) получила в сентябре 2004 года, обязавшись поставить неназванное их количество в 2004–2008 годах и осуществлять затем техническое обслуживание изделий в местах хранения и эксплуатации.



ПЕЧАЛЬНЫЕ УРОКИ



Морское минное оружие – это «тайна за семью печатями» наравне с торпедным оружием составляющее предмет особой гордости тех держав, которые могут его самостоятельно разрабатывать и производить. Сегодня морские мины различных типов состоят на вооружении военно-морских сил 51 страны мира, причем из них 32 способны сами заниматься их серийным выпуском, а 13 – экспортируют их в другие страны. При этом только в ВМС США после войны в Корее из 18 потерянных и сильно поврежденных боевых кораблей 14 стали жертвами именно морского минного оружия.
Если же оценивать объем усилий, затрачиваемых даже самыми передовыми странами мира на ликвидацию минной угрозы, то достаточно привести такой пример. Накануне Первой войны в Заливе, в январе–феврале 1991 года, иракские ВМС выставили в прибрежных районах Кувейта, на десантоопасных направлениях, более 1300 морских мин 16 различных типов, что в том числе стало причиной срыва «блестяще продуманной» морской десантной операции американцев. После изгнания иракских войск с территории Кувейта силам многонациональной коалиции понадобилось несколько месяцев для того, чтобы полностью очистить указанные районы от мин. По обнародованным данным, противоминным силам военно-морских сил США, Германии, Великобритании и Бельгии удалось найти и уничтожить 112 мин – преимущественно старые советские авиационные донные мины АМД и корабельные мины КМД с неконтактными взрывателями «Краб».
Памятна всем и «минная война», устроенная в Персидском заливе в конце 1980-х годов. Интересно, что тогда командиры американских боевых кораблей, выделенных для эскортирования коммерческих судов в зоне «пылающего огнем» залива, быстро сообразили: нефтеналивные танкеры благодаря особенностям конструкции (двойной корпус и пр.) оказались относительно малоуязвимы перед угрозой со стороны морских мин. И тогда американцы стали ставить танкеры, особенно идущие порожняком, в голове конвоя – даже впереди эскортных боевых кораблей.
В целом в период с 1988 по 1991 год именно мины послужили причиной серьезных повреждений, полученных американскими боевыми кораблями, действовавшими в водах Персидского залива:



– 1988 год – на иранской мине типа М-08 подорвался фрегат УРО «Сэмюэль Б. Робертс», получивший пробоину размером 6,5 м (были сорваны с фундаментов механизмы, поломан киль) и выдержавший затем ремонт стоимостью 135 млн. долл.;



– февраль 1991 года – десантный вертолетоносец «Триполи» подорвался предположительно на иракской мине типа LUGM-145, а крейсер УРО «Принстон» – также на иракской донной мине типа «Манта» итальянской разработки (взрыв повредил аппаратуру системы «Иджис», УВП ЗРК, валопровод гребного винта, руль и часть надстроек и палуб). Следует при этом отметить, что оба этих корабля входили в состав крупного амфибийного соединения с 20 тыс. морских пехотинцев на борту, которому была поставлена задача провести морскую десантную операцию (в ходе освобождения Кувейта американцы так и не смогли провести ни одной морской десантной операции).



Кроме того, эсминец УРО «Пол Ф. Фостер» наскочил на якорную контактную, «рогатую», мину и только по счастливой случайности остался невредим – она оказалась слишком старой и просто не сработала. Кстати, в том же конфликте американский тральщик «Авенджер» стал первым противоминным кораблем в истории, который в боевых условиях обнаружил и обезвредил мину типа «Манта» – одну из лучших «мелководных» донных мин в мире.
Когда же настало время операции «Свобода Ираку», союзным силам пришлось поволноваться более серьезно. В районах действия сил и средств объединенной группировки военно-морских сил, только по официально обнародованным Пентагоном данным, были обнаружены и уничтожены 68 мин и миноподобных объектов. Хотя такие данные вызывают обоснованные сомнения: например, одних только мин типа «Манта» было обнаружено, по данным американских военных, несколько десятков, да плюс к тому 86 «мант» нашли австралийцы на складах и минных заградителях иракцев. Кроме того, подразделениям американских сил специальных операций удалось обнаружить и перехватить грузовое судно, буквально «забитое» иракскими якорными и донными минами, которые предполагалось выставить на линиях коммуникаций в Персидском заливе и предположительно в Ормузском проливе. Причем каждая мина была замаскирована в специальном «коконе», изготовленном из пустой бочки из-под нефти. И уже после завершения активной фазы боевых действий американские оперативно-поисковые группы наткнулись еще на несколько маломерных судов, переоборудованных в минные заградители.
Особо следует отметить, что в ходе Второй войны в Заливе в районе боевых действий и на территории военно-морских баз и пунктов базирования ВМС США и их союзников в зоне Персидского залива активно использовались американские подразделения, имевшие дельфинов и калифорнийских львов, специально обученных для борьбы с морскими минами и миноподобными объектами. В частности, «животные в погонах» привлекались для охраны военно-морской базы в Бахрейне. Точные данные о результатах использования таких подразделений официально не обнародовались, но американское военное командование признало факт гибели одного дельфина-сапера.
Дополнительное напряжение в ходе операции создавало то, что военнослужащих минно-тральных сил и подразделения водолазов-минеров часто привлекали не только к поиску и уничтожению мин и миноподобных объектов всех типов – плавучих, якорных, донных, «самозакапывающихся» и пр., но и к уничтожению противодесантных минно-взрывных и иных заграждений (например, противотанковые минные поля на берегу).
В отечественном флоте операции по разминированию тоже оставили свой неизгладимый отпечаток. Особенно памятно разминирование Суэцкого канала, проводившееся советским ВМФ по просьбе правительства Египта с 15 июля 1974 года. Со стороны СССР участвовали 10 тральщиков, 2 шнуроукладчика и еще 15 кораблей охранения и вспомогательных судов; принимали участие в тралении канала и залива также французские, итальянские, американские и британские ВМС. Причем «янки» и «томми» тралили районы с выставленными минами советского образца – что немало помогло им в отработке действий по борьбе с минным оружием вероятного противника. Кстати, разрешение американо-британским союзникам на траление данных районов было выдано военно-политическим руководством Египта в нарушение Соглашения о военных поставках от 10 сентября 1965 года, подписанным СССР и АРЕ.
Впрочем, это нисколько не умаляет значения того бесценного опыта, который получен советскими моряками в Суэцком канале. Именно тогда в реальных условиях, на боевых минах, были отработаны действия по уничтожению донных мин при помощи вертолетов-тральщиков, укладывавших шнуровые заряды или буксировавших неконтактные тралы. Были также отработаны применение всех видов тралов и искателей мин в тропических условиях, использование трала «ВКТ» для пробивки первого галса и «БШЗ» (боевой шнуровой заряд) для разрежения минного поля боевых мин вертолетами. Исходя из полученного опыта, советскими специалистами-минерами были откорректированы наставления по тралению, существовавшие в ВМФ СССР. Было также подготовлено большое количество офицеров, старшин и матросов, приобретших бесценный опыт боевого траления.

НОВЫЕ УГРОЗЫ – НОВЫЕ ЗАДАЧИ

Вследствие изменившегося характера минной войны на море и расширения круга задач противоминных сил их подразделения должны быть готовы равно эффективно действовать как в глубоководных и мелководных районах океанов и морей, так и в чрезвычайно мелководных районах прибрежных зон, рек и озер, а также в приливно-отливной зоне (полосе прибоя) и даже на «пляже». Особо хотелось бы отметить, что в последнее десятилетие прошлого века наметилась явная тенденция использования военными стран третьего мира достаточно интересного способа минных постановок – старые контактные якорные и более современные неконтактные донные мины стали использоваться в рамках одного минного поля, что затрудняло сам процесс проведения траления, поскольку требовало от противоминных сил применения разных видов тралов (а для поиска донных мин – еще и подводных необитаемых противоминных аппаратов).
Все это требует от военнослужащих минно-тральных сил не только соответствующей разносторонней подготовки, но и наличия необходимых вооружений и технических средств обнаружения мин и миноподобных объектов, их обследования и последующего уничтожения.
Особая опасность современного морского минного оружия и его стремительного распространения по миру заключается в том, что на акватории, благоприятные для выполнения постановок морских мин, приходится сегодня до 98% мирового торгового судоходства. Немаловажно и следующее обстоятельство: современные концепции применения военно-морских сил ведущих стран мира особое внимание уделяют возможности корабельных группировок выполнять различные маневры – в том числе в прибрежной, или «литоральной», зоне. Морские же мины ограничивают действия боевых кораблей и вспомогательных судов, становясь, таким образом, существенным препятствием для решения ими назначенных тактических задач. Итог – для ведущих стран мира, располагающих крупными военно-морскими силами, теперь стало более предпочтительным создавать эффективные противоминные силы, чем заниматься разработкой мин и минных заградителей.
В связи со всем вышесказанным в военно-морских силах ведущих стран мира развитию противоминных сил и средств в последнее время уделяется повышенное внимание. При этом упор делается на применение современных технологий и использование необитаемой дистанционно-управляемой подводной техники. В следующем материале мы рассмотрим современные тенденции в области разработки противоминных средств и совершенствования тактики действия противоминных сил ведущих стран мира.
Click to see if image is larger
Вертолетоносец "Триполи": пробоина в результате взрыва иракской мины.
Фото с сайта www.wikipedia.org

_________________
ЕДИНСТВЕНОТО ПРАВО НА ВРАГА Е ДА БЪДЕ УНИЩОЖЕН!
Click to see if image is larger
Да бъдеш добър е лесно. Трудно е да бъдеш справедлив!
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла 
С-13

Регистриран на: 12 Юни 2005
Мнения: 951
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Пет 21 Ное 2008, 18:11    Заглавие:  

1. Морская донная мина МДМ-1.
Морская донная мина МДМ-1 предназначена для поражения надводных кораблей (НК) всех типов и подводных лодок (ПЛ) в надводном и подводном положениях.
Морская донная мина МДМ-1 оснащена трехканальным неконтактным взрывателем, реагирующим на акустическое, электромагнитное и гидродинамическое поля цели, и комплексом предохранительных и функциональных приборов, обеспечивающих выполнение программ срочности, кратности и ликвидации, а также безопасность обслуживания и эксплуатации мины. Мина может быть использована в двухканальном варианте при сочетании любых каналов. Принцип действия мины в сочетании с установленными программами срочности и кратности защищает ее от вытраливания современными неконтактными тралами, обеспечивает защиту от естественных помех.

Носители:
- ПЛ с торпедными аппаратами калибра 534 мм;
- НК, оборудованные минными путями и кормовыми скатами или миносбрасы-вающими устройствами.

ОСНОВНЫЕ ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ:

Габаритные размеры мины, мм:
- калибр (диаметр): 533
- длина: 2860, 6000
Масса, кг:
- мины: 960, 1070
- ВВ (в тротиловом эквиваленте): 1100
Глубина места постановки, м:
- минимальная: 8
- максимальная: 120
Максимальная скорость носителя при постановке, уз:
- ПЛ: 8
- НК: 15
Срок боевой службы на позиции, лет: не менее 1
Срок эксплуатации, лет: не менее 10

2. Морская донная мина МДМ-2 мод.1.
Mорская донная мина МДМ-2 мод.1 предназначена для поражения надводных кораблей (НК) всех типов и подводных лодок (ПЛ) в надводном и подводном положениях. МДМ-2 мод.1 оснащена трехканальным неконтактным взрывателем, реагирующим на акустическое, электромагнитное и гидродинамическое поля цели, комплексом предохранительных и функциональных приборов, обеспечивающих выполнение программ срочности, кратности и ликвидации, а также безопасность обслуживания и эксплуатации мины.
Мина может быть использована в двухканальном варианте при сочетании любых каналов.
Принцип действия мины в сочетании с установленными программами срочности и кратности защищает ее от вытраливания современными неконтактными тралами, обеспечивает защиту от естественных помех.

Носители:
- НК, оборудованные минными путями и кормовыми скатами или миносбрасывающими устройствами;
- летательные аппараты, оборудованные устройством для постановки мин.

ОСНОВНЫЕ ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ:

Габаритные размеры мины, мм:
- калибр (диаметр): 630
- длина: 2785 (авиационная),
2250 (корабельная)
Масса, кг:
- мины: 1370 (авиационная),
1425 (корабельная)
- ВВ (в тротиловом эквиваленте): 1030
Глубина места постановки, м:
- минимальная при постановке с ЛА: 12
- при постановке с НК: 8
- максимальная: 125
Максимальная скорость носителя при постановке:
- с НК, уз: 15
- с ЛА, км/ч: 1000
Срок боевой службы на позиции, лет: не менее 1
Срок эксплуатации, лет: не менее 10

3. Морская донная мина МДМ-3 мод.1.
Морская донная мина МДМ-2 мод.1 предназначена для поражения кораблей малого водоизмещения всех типов и десантно-высадочных средств.
МДМ-3 мод.1 оснащена трехканальным неконтактным взрывателем, реагирующим на акустическое, электромагнитное и гидродинамическое поля цели, и комплексом предохранительных и функциональных приборов, обеспечивающих выполнение программ срочности, кратности и ликвидации, а также безопасность обслуживания и эксплуатации мины.
Мина может быть использована в двухканальном варианте при сочетании любых каналов.
Принцип действия мины в сочетании с установленными программами срочности и кратности защищает ее от вытраливания современными неконтактными тралами, обеспечивает защиту от естественных помех.
Носители:
- НК, оборудованные минными путями и кормовыми скатами или миносбрасывающими устройствами;
- летательные аппараты, оборудованные устройством для постановки мин.

ОСНОВНЫЕ ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ:

Габаритные размеры мины, мм:
- калибр (диаметр): 450
- длина: 1580 (авиационная),
1525 (корабельная)
Масса, кг:
- мины: 525 (авиационная),
590 (корабельная)
- ВВ (в тротиловом эквиваленте): 300
Глубина места постановки, м:
- минимальная: 8
- максимальная: 30
Максимальная скорость носителя при постановке:
- с НК, уз: 15
- с ЛА, км/ч: 1000
Срок боевой службы на позиции, лет: не менее 1
Срок эксплуатации, лет: не менее 10

Има ли някаква пречка тази последната мина, тежаща 525 кг. да се поставя от нашите Ми-14, Су-25 и Миг-29 или дори от Миг-21?

4. Противолодочная мина-ракета ПМР-2Э.
ПМР -2Э предназначена для поражения подводных лодок (ПЛ) в подводном по-ложении и представляет собой комбинацию якорной мины с подводной ракетой.
В состав ПМР -2Э входят пассивно-активная аппаратура системы обнаружения и целеуказания , подводная ракета с комбинированным взрывателем, источник пита-ния, предохранительно-функ-циональные приборы.
ВИД И ОСНОВНОЙ СОСТАВ:
1. Ракета.
2. Боевое зарядное отделение.
3. Блок приборов управления.
4. Реактивный двигатель твердого топлива.
5. Батарейный блок.
6. Блок аппаратуры боевого канала.
7. Блок функциональных и предохранительных приборов.
8. Блок аппаратуры дежурного канала.
9. Механизм установки на заданное углубление.

Гидроакустическая аппаратура ПМР -2Э позволяет обнаруживать ПЛ независимо от уровня ее шумности и скорости хода. Обнаруженная неконтактной аппаратурой ПЛ-цель поражается подводной раке-той, оснащенной комбинированным взрывательным устройством, состоящим из неконтактного, временного и контактного взрывателей.
Высокая скорость ракеты и малое (не более 7 с ) время атаки исключают воз-можность использования ПЛ-целью средств противодействия и осуществления маневра уклонения.
Носители:
- НК, оборудованные миннными рельсовыми путями и кормовыми скатами или миносбрасывающими устройствами;
- ПЛ с ТА калибра 534 мм.

ОСНОВНЫЕ ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ:

Габаритные размеры мины, мм:
- калибр (диаметр): 533
- длина: 7890
Масса, кг:
- мины: 1850
- ВВ (в тротиловом эквиваленте): 300
Глубина места использования, м:
- минимальная: 200
- максимальная: 1000
Максимальная скорость носителя при постановке, уз:
- ПЛ: 8
- НК: 18
Число ступеней предохранения при эксплуатации: не менее 1
Срок боевой службы на позиции, лет: не менее 1
Срок эксплуатации, лет: не менее 10

5. Противолодочный минный комплекс ПМК-2.
ПМК-2 предназначен для борьбы с современными подводными лодками (ПЛ) и представляет собой минный комплекс с неконтактной гидроакустической аппаратурой и малогабаритной противолодочной торпедой.
ОСНОВНОЙ СОСТАВ:
1. Модуль установки на заданное углубление.
2. Модуль энергообеспечения.
3. Модуль предохранения и программного управления.
4. Модуль аппаратуры обнаружения и целеуказания.
5. Пусковая установка.
6. Торпедная боевая часть (ТБЧ).
7. Система сопряжения с торпедным аппаратом.

Неконтактная гидроакустическая аппаратура комплекса обеспечивает обнаружение ПЛ-цели, идущей в подводном положении, ее классификацию и выдает команду на старт торпедной боевой части.
После старта торпеда совершает циркуляционный поиск ПЛ-цели на глубине ее хода и при обнаружении цели осуществляет самонаведение на нее и ее поражение.
Поражение цели осуществляется подрывом боевого заряда торпеды комбинированным взрывателем.

Носители:
- НК, оборудованные миннными рельсовыми путями и кормовыми скатами или миносбрасывающими устройствами;
- ПЛ с ТА калибра 534 мм;
- летательные аппараты, оборудованные устройством для постановки мин.

ОСНОВНЫЕ ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ:

Габаритные размеры мины, мм:
- калибр (диаметр): 533
- длина, мм *: 5600
7900
Масса, кг:
- мины *: 1400Б
1800
- ВВ (в тротиловом эквиваленте): 130
Глубина места использования, м:
- минимальная: 100
- максимальная: 1000
Максимальная скорость носителя при постановке, уз:
- ПЛ, уз: 8
- НК, уз: 18
- ЛА, км/ч: 1000
Мин. высота постановки с ЛА, м: 500
Число ступеней предохранения при эксплуатации: не менее 1
Срок боевой службы на позиции, лет: не менее 1
Срок эксплуатации, лет: не менее 10

* Величина зависит от типа носителя.

Всички тези мини се предлагат за продажба.
Повече подробности и картинки могат да се видят на http://www.gidropribor.ru
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
С-13

Регистриран на: 12 Юни 2005
Мнения: 951
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Пон 24 Ное 2008, 17:15    Заглавие:  

Как си представят в НАТО стандартната минна заплаха за своите десантни сили?
Антидесантната морска отбрана се състои от три заграждения - външно, основно и плитководно.
1. Външно заграждение.
Разположено на дълбочина 12 до 60 метра, а разстоянието от брега зависи и от далечината на прикриващия огън. Дължината му е 25 мили, а ширината половин миля. Състои се от един ред с 500 котвени мини МКБ и два реда по 200 КМД-1000 дънни неконтактни мини разположени на разстояние 150-200 метра една от друга.
2. Основно заграждение. Състои се от 5 пояса мини на разстояние 7 до 9 мили от брега също на дълбочина от 12 до 60 метра. Всеки минен пояс е дълъг 5 мили и широк 1 миля. Първите два пояса се състоят от два реда с общо 150 котвени мини МКБ на разстояние 125 метра една от друга и един ред от 50 дънни неконтактни мини КМД-500 на 150-200 метра една от друга. Два други пояса се състоят от общо 80 котвени мини ЯМ в два реда и един ред от 40 дънни мини КМД-2 500 всички мини на 250 метра една от друга. Петият пояс се състои от 250 котвени мини МКБ в три реда на 120 метра интервал една от друга.
3. Плитководното заграждение има дължина 12 мили и широчина 0,3 мили. То се състои от общо 1000 котвени малки мини ПДМ-3я в два реда с интервал между мините 40 метра, както и един ред от 200 дънни неконтактни мини Манта на разстояние 100 метра една от друга.
4. Освен това в зоната до 3 метра дълбочина се предвижда да има допълнителна бариера с дължина 3,5 мили от три реда мини на дълбочина от 1 до 3 метра в това число: от два реда по 1000 мини ПДМ-1 на 6 метра интервал и един ред от 750 мини ПДМ-1 на 8 метра интервал.
Следват противопехотни и противотанкови мини на брега и инженерни препятствия които няма да описвам.
Това е "номиналната заплаха", според НАТО, без никакви изненади, управлеми заграждения, активни мини и т.н.
Най-новите мини в така описаната отбрана са италианските Манта от преди 20 години. Съветските мини са от 50-60-те години. И както сочи опита тази отбрана засега е абсолютно непреодолима, ако има някакво елементарно огнево прикритие от брега.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
С-13

Регистриран на: 12 Юни 2005
Мнения: 951
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Пон 24 Ное 2008, 17:38    Заглавие:  

Малко данни за италианското "чудовище" Манта. Ужасът за щатския флот в залива през 1991 г.

System Description
MN103 - MANTA is a multi-influence shallow water sea mine, designed to be effective against
landing crafts and small-mid tonnage vessels. The mine can be laid by surface vessels,
helicopters and aircraft. The unique shape, the low target strenght and magnetic signature
make MN103 - MANTA very difficult to be detected. MN103 - MANTA has been combat
proven with excellent performance. The mine logic is based upon a state of the art analysis
of the target acoustic and magnetic influences. The option of a cable remote control increases
the flexibility of employ in harbour, strait or port defence.
Physical Characteristics
Dimensions heigth: ~440 mm - diameter: ~980 mm (max)
Weight ~220 kg (in air) < 100 Kg (in water)
Esplosive ~130 kg of TNT*
* IM EXPLOSIVE AVAILABLE
Operational Characteristics
Operational depth 3÷100 m
Temperature -2.5°C÷+35°C (operational) -34°C÷+55°C (storage)
Shelf life > 20 years
Life in water > 1 year
Influences acoustic, magnetic, seimsic
Programmable features acoustic sensitivity, magnetic sensitivity arming delay, mine life,
shipcounter
Target Landing craft, amphibious vehicles, small & medium surfaceships, small submarines

Safety Features
Transport safety - Launch safety - Hydrostatic pressure safety - Programmable arming delay
Sterilisation - All safeties are in accordance with MIL-STD-1316 and MIL-STD-1385

И още едно доста по-голямо италианско чудовище с име Мурена.
System Description
MN102 - MURENA is a multi-influence sea mine designed to be effective against a wide range
of targets. It is the third generation of S.E.I. sea mines after the well known MR80, MP80/MRP
mines. The mine can be laid by surface vessels, aircraft, submarine (torpedo tube or mine
belts). The mine logic is based on a unique analysis of target acoustic, magnetic and pressure
sensors and offers the operator an incredible flexibility. The precision reached in target
classification and localization make MN102 - MURENA extremely effective against a wide
range of target and resistant against mine countermeasures. Special background noise, depth
and tide compensation guarantees the best target kill probability in any environmental
scenario. The option of a cable remote control increases the flexibility of employ in harbour,
strait and port defence.
Physical Characteristics
Dimensions diameter: ~533 mm - length: ~2096 mm
Weight ~780 kg (in air)
Esplosive 600 kg of HBX-3*
* IM EXPLOSIVE AVAILABLE

Operational Characteristics
Operational depth 6÷100 m
Temperature -2.5°C÷+35°C (operational) -34°C÷+55°C (storage)
Shelf life > 20 years
Life in water > 1 year
Influences acoustic, magnetic, pressure, depth
Programmable features acoustic filters sensitivity and process, magnetic filters sensitivity and
process, pressure filters sensitivity and process, arming delay, mine life, shipcounter,
antitampering (antiopening and antiflooding), type of logic (AND/OR, priority, weighted
combination)
Target surfaceships, submarines

Safety Features
Transport safety - Launch safety - Hydrostatic pressure safety
Programmable arming delay - Sterilisation
All safeties are in accordance with MIL-STD-1316 and MIL-STD-1385

Повече информация и картинки на http://www.sei-spa.com/mantaing.html
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
С-13

Регистриран на: 12 Юни 2005
Мнения: 951
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Пон 24 Ное 2008, 18:10    Заглавие:  

Епизоди от морската война в Корея от официалната щатска история.

1. In Korea the situation was shrouded in uncertainty, and available intelligence was both fragmentary and confusing. At 0203 on the morning of the 29th, in 370 25' N, Juneau detected two groups of surface ships by radar. Since the South Korean Navy was reported to have retired south of 37o, fire was opened, one target sunk, and the others dispersed. But the information, unfortunately, was in error: the ROK retirement was still in progress, the sunken target was the South Korean JML 305, and the action gave rise to Korean reports of a Russian cruiser in the Samchok area.
Първи изстрели първи успех - крайцера Жюно потопил южнокорейски кораб, а южнокорейците съобщили, че ги е нападнал съветски крайцер.

2. Two doubtful sound contacts on submarines were reported by Hart, depth charges were dropped, and at midday of the 3rd, while rounding the southwestern tip of Kyushu, visual sighting of a surfaced submarine was made.
Успешна атака на несъществуваща подводница на 3 юли 1950 г.

3. Морската победа на ООН от 2 юли.
1. Ето американското описание как два крайцера (Жюно и Ямайка) и една фрегата (Блек Суон) отблъскват атаката на северокорейски катери. At 0615 bow waves were sighted close inshore, and investigation disclosed four torpedo boats and two motor gunboats heading north from Chumunjin, whither they had escorted ten motor trawlers loaded with ammunition. As the cruisers put on speed to intercept the enemy, the torpedo boats, with more bravery than discretion, turned to attack. Fire was opened at 11,000 yards, and by the time the range had closed to 4,000 one PT had been sunk and one stopped, a third was heading for the beach, and the fourth was escaping seaward. The final score of the engagement was three torpedo boats and both gunboats destroyed, and two prisoners taken by Jamaica. Following this first engagement with the North Korean Navy, also in effect the last, the cruisers bombarded shore batteries at Kangnung, and late in the day Jamaica was sailed for Sasebo to fuel.
2. А ето описание на същия епизод от съветските военни съветници:
Штаб флота разработал план атаки кораблей противника в заданном районе. Для решения боевой задачи были выделены четыре торпедных катера. В 4 ч 20 мин в районе восточнее Чумунжина катера обнаружили мачты крупных кораблей и пошли на сближение с ними. Катера находились на фоне темного берега, а корабли противника мористее на освещенной стороне горизонта. Отряд кораблей противника состоял из тяжелого крейсера типа «Балтимор», легкого крейсера типа «Ямайка» и эскадренного миноносца. Противник не ожидал такой дерзкой атаки со стороны торпедных катеров КНДР, вследствие чего на кораблях было ослаблено наблюдение за водной поверхностью. Внезапность обеспечила успех атаки торпедных катеров. В тяжелый крейсер попали две-три торпеды, и одна торпеда взорвалась у борта легкого крейсера. Оба крейсера получили повреждения, но дошли до своей базы. В этом бою огнем с кораблей противника два торпедных катера КНДР были потоплены, третий катер получил повреждение и выбросился на берег. Только одному катеру, который атаковал первым и использовал дымовую завесу для отрыва от противника, удалось дойти до своей базы. Таким образом, действия торпедных катеров против отряда американских кораблей были проведены смело и решительно. Несмотря на то что торпедные катера шли в атаку без поддержки артиллерийских кораблей и авиации, все же они выходили в точку залпа с дистанции 2–3 кабельтовых, что является свидетельством высокого мужества моряков КНДР.
3. Накрая корейските данни: В боя участват 4 ТКА с номера 21, 22, 23 и 24. Никакви gunboat не са участвали и изобщо няма такива в северокорейския флот тогава. Според северокорейците загубен е само ТКА 24, а един ТКА се води повреден но завърнал се в базата. Американските загуби се оценяват на един торпедиран крайцер. Водещият ТКА 21 се намира в музея на войната в Пхенян като експонат.

Това са данните от всички известни източници за този единствен морски сблъсък в Корея, а всеки да си прави изводите.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
С-13

Регистриран на: 12 Юни 2005
Мнения: 951
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Вто 25 Ное 2008, 13:14    Заглавие:  

Малко общи данни за флота на Северна Корея и десантните му операции.
Военно-морской флот имел в своем составе: дивизион сторожевых кораблей — три морских охотника типа ОД-200, дивизион торпедных катеров — пять катеров типа Г-5, дивизион тральщиков — два бывших американских тральщика типа УМС (избягали от флота на Южна Корея през 1949) и один бывший японский, одну плавучую базу, один военный транспорт водоизмещением 2000 т (бывший американский, перешедший из Южной Кореи в октябре 1949 г.), шесть разных катеров и шхун (водоизмещением 60–80 т), два полка морской пехоты, артиллерийский полк береговой обороны, зенитно-артиллерийский полк (24 37-мм орудия МЗА и 12 85-мм орудий СЗА), три военно-морские базы и одно военно-морское училище. Общая численность военно-морского флота составляла 10 297 человек, в том числе 3680 человек корабельного состава, 5483 человека морской пехоты и 1134 человека береговой обороны.
Малочисленный военно-морской флот КНДР в начале войны потерял почти все боевые корабли, и в дальнейшем для действий на море использовались лишь подручные плавучие средства — рыбацкие кунгасы и шхуны. Для отражения возможных ударов противника со стороны моря была значительно усилена береговая оборона. В этих целях вместо отдельных полков морской пехоты, имевшихся к началу войны, были сформированы четыре отдельные бригады морской пехоты, переформированные в четвертом этапе войны в артиллерийско-пулеметные бригады.

Основными задачами, которые выполнялись флотом КНДР в ходе войны в Корее, являлись высадка тактических десантов на побережье, занятое противником, эпизодические бои с кораблями противника в открытом море и постановка минных заграждений.
Десантные действия флота развертывались главным образом в первом этапе войны. Все выраженные в это время десанты были тактического масштаба и имели общую цель — содействовать наступлению войск приморского фланга КНА. Высадка первых десантов была произведена на восточное побережье Кореи в районах Каннын и Самчхок. По замыслу командования КНА в районе Каннын предусматривалось высадить десант в составе двух батальонов морской пехоты и двух батальонов курсантов военного училища в стык между 10-м и 21-м полками 8-й южнокорейской пехотной дивизии. Высаженные войска должны были захватить плацдарм в районе Каннын, отрезать пути отхода 10-му полку и во взаимодействии с 5-й пехотной дивизией КНА, наступавшей с фронта по побережью, окружить и уничтожить подразделения противника. Одновременно южнее Каннын, в районе Самчхок, планировалось высадить отряд партизан в 650 человек.
Посадка войск на суда была произведена в передовой базе Сокчё, все четыре батальона были посажены на 20 шхун. После посадки войск и погрузки боевой техники на суда десантный отряд, выстроившийся в три кильватерные колонны, в охранении двух малых охотников и тральщика начал переход к месту высадки. Курс десантного отряда проходил в 10–12 милях от берега, и поэтому суда не могли просматриваться береговыми наблюдательными постами противника.
Двумя часами позже из того же пункта вышел второй десантный отряд с партизанами в составе двух тральщиков и малого охотника за подводными лодками. Переход второго отряда прикрывали от возможных атак со стороны лисынмановских кораблей два торпедных катера.
Высадке десанта в районе Каннын оказал сопротивление лишь малочисленный полицейский отряд. Только спустя четыре часа после высадки, когда десант закрепился на захваченном плацдарме, к району высадки был переброшен на автомашинах батальон пехоты противника. Однако его действия существенно не повлияли на решение задачи десантом на берегу. Не оказали также противодействия десанту и подошедшие к району высадки два тральщика противника. Находившийся в охранении десантного отряда тральщик №31 пошел на сближение с ними и, открыв огонь, потопил один из них. Другой тральщик неприятеля, подобрав людей с потопленного корабля, отошел, не приняв боя. На обратном переходе десантного отряда из района высадки одна из шхун была атакована и потоплена сторожевым катером противника.
Таким образом, правильно оценив обстановку и использовав фактор внезапности, флот КНДР по существу на подручных средствах успешно высадил тактический десант в составе четырех пехотных батальонов. Десант способствовал наступлению войск КНА, окружению и пленению частей противника. Высадка отряда партизан прошла также организованно и без потерь. Местные жители-рыбаки предоставили им в качестве высадочных средств свои шхуны и кунгасы.
Захват прибрежных островов на протяжении всей войны оставался одной из задач военно-морского флота. Высадка десантных групп производилась обычно на рыбачьих шхунах и кунгасах, на которых устанавливались пулеметы, минометы и 45-мм полевые пушки тех подразделений, которые высаживались в качестве десантов. В 1950 г. высадка подобных десантов заканчивалась успешным овладением рядом островов. Небольшие гарнизоны островов, как правило, оказывали лишь незначительное сопротивление. Корабли противника на помощь своим гарнизонам приходили с опозданием, а иногда и совсем не приходили.

С други думи такива десанти са възможни дори когато противника има абсолютно превъзходство на море и във въздуха.

Последната промяна е направена от С-13 на Вто 25 Ное 2008, 19:39; мнението е било променяно общо 1 път
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
С-13

Регистриран на: 12 Юни 2005
Мнения: 951
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Вто 25 Ное 2008, 14:35    Заглавие:  

Продължение на епизодите от морската война в Корея.
1. But on 2 July ComNavFE had alerterted the Support Group against possible air attack, and at 2012 on the 3rd two enemy fighters, thought to have been Stormoviks, came in on Black Swan from over the land and out of the haze, inflicted minor structural damage, and escaped without being hit.
Първа въздушна атака срещу кораб на ООН.
2. In the Yellow Sea, throughout this period, Admiral Andrewes’ units continued to man the west coast barrier stations and to interdict enemy traffic around the headlands. Here the principal excitement was the appearance of two enemy aircraft, the first in more than a month, one of which surprised and damaged the British destroyer Comus on the 22nd and the other an ROK vessel the next day. As another consequence of the Comus episode, antiaircraft practice was conducted during sortie, but a submarine contact, later evaluated as false, brought an abrupt termination of the exercise.
Въздушните атаки на 22 и 23 август 1950 от Як-9.
3. Началото на минната война.
As early as 10 July shipments of mines were rolling southward down the east coast railway from the Vladivostok region. One week later Soviet naval personnel had reached Wonsan and Chinnampo and were holding mine school for their North Korean friends and by 1 August mining had been begun at that port and at Chinnampo.
Същите събития описани от съветските военни съветници:
В июле 1950 г. штаб флота разработал план постановки минных заграждений. Согласно этому плану предусматривалась постановка минных заграждений на подходах к военно-морским базам, основным портам и бухтам Северной и освобожденной части Южной Кореи. Для выполнения намеченного плана необходимо было 4 тыс. мин. Однако к началу войны военно-морской флот КНДР имел их незначительное количество. В августе 1950 г. количество мин было увеличено до 2 тыс. штук. Но к этому времени половина боевых кораблей была уничтожена или выведена из строя.
5. С какво могат да се поставят мини:
Для постановки мин нужно было приспособить подручные плавучие средства (рыбацкие кунгасы и шхуны) и подготовить команды минеров (запальные команды). К концу августа было оборудовано 11 шхун, 24 кунгаса и подготовлено 23 запальные команды. Были случаи постановки мин со шхун под парусами.
Постановка мин началась в условиях, когда корабли и авиация противника осуществляли круглосуточную блокаду побережья и портов. Поэтому она проводилась в темное время суток.
Поскольку военно-морские силы КНДР не могли поставить плотного эффективного минного заграждения, решили поставить такие заграждения, которые бы затруднили маневрирование кораблей у побережья и вызвали бы напряжение тральных сил вражеского флота. Поэтому иногда сам факт постановки мин не скрывался. Был даже случай, когда команды минеров флота КНДР умышленно поставили мины на полную длину минрепов. Предполагалось, что несколько мин, плавающих на поверхности, создадут у противника впечатление о большом минном заграждении, поставленном в этом районе. Чтобы затруднить для противника траление обнаруженных мин, поставленные мины, как правило, прикрывались береговой артиллерией.
У обоих побережий мины ставились банками (по 5–6 мин в банке). Перед военно-морскими базами и участками побережья, доступными для высадки десантов, ставилось до 10 банок. Для создания минной опасности в обширном районе сбрасывались плавающие мины. Так, например, на подходах к военно-морской базе Нампхо были сброшены 24 плавающие мины.
На восточном побережье Кореи чтобы затруднить действия кораблей было решено выставить минное заграждение. Для этого в начале августа из военно-морской базы Вонсан в район Пхохан на автомашинах были доставлены мины. Подготовка мин к постановке производилась в местах их хранения. Затем мины на повозках, запряженных быками, доставлялись к причалу и вручную грузились на рыбацкие гребные баркасы. С наступлением темноты моряки на веслах выходили в намеченный район и сбрасывали мины.
Заб: Разкайвам се, че писах че от рибарски лодки не могат да се поставят мини. Остават само надуваемите дюшеци и водните колела за които няма информация че са използване за миниране.
В течение 1950–1951 гг. была постав лена 2741 мина. Большая часть из них — 2157 мин — была поставлена у восточного побережья и только 584 мины — у западного. Минные заграждения значительно затруднили действия кораблей противника у побережья КНДР. Опасаясь подрыва на минах, большие корабли почти не подходили к берегу ближе чем на 50 миль, а крейсера — 10–15 миль. В районах, где мины не ставились, даже линейные корабли подходили близко к берегу.
Заб: Крайбрежието само на Северна Корея е доста по-дълго от нашето, но 2700 мини са стигнали.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
С-13

Регистриран на: 12 Юни 2005
Мнения: 951
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Вто 25 Ное 2008, 16:33    Заглавие:  

Най-големия оперативен морски успех на ООн в Корея - десанта в Инчон.
1. При наличието на неконтактни дънни мини успеха на десанта е оценен като "съмнителен".
In Tokyo, on that same day, Admiral Struble had discussed the mine problem with CincFE: if contact mines had been placed in the Inchon approaches, it was the opinion of Commander Joint Task Force 7 that the Attack Force could be pushed through; if the approaches had been salted with modern influence mines the situation was more doubtful; all that could be done was to go on up and see.

Описание на трудностите на десанта в Инчон от книгата на Cagle M., Manson F. The Sea War in Korea. US Naval Institute, Annapolis, 1957.
ТРУДНОСТИ ИНЬЧХОНЬСКОЙ ОПЕРАЦИИ
Главная и весьма реальная опасность, которая бросалась в глаза воем офицерам флота и морской пехоты, участвовавшим в планировании десантной операции и изучавшим карты района Иньчхоня, заключалась, пожалуй, в неблагоприятных гидрографических условиях. В течение веков приливы образовали около Иньчхоня обширные илистые отмели, которые при малой воде простираются в сторону моря примерно на 5,5 км.
Ведущий к Иньчхоню фарватер, условно названный «Флаинг Фиш Ченнел», очень узок, извилист и труден для прохождения судов даже в дневное время. Отсутствие навигационных огней, возможность артиллерийского обстрела и минирования подходов делали прохождение флота вторжения чрезвычайно опасной операцией. Фарватер был настолько узок, что в случае потопления одного из кораблей при подходе к Иньчхоню впереди идущие суда могли оказаться в ловушке, особенно при малой воде. Наконец, от приливных явлений зависела и дата вторжения. Осуществление десантной операции большого масштаба требовало глубины по меньшей мере 9 м, чтобы танкодесантные корабли LST могли свободно достичь намеченных участков. Было известно, что наиболее высокие приливы имеют место только в течение четырех дней в месяц. Поэтому возможными датами высадки осенью 1950 г. могли быть: 15 сентября, 11 октября или 3 ноября, плюс-минус один — два дня. Очевидно, и противник мог определить эти даты с такой же легкостью. Более того, приливы диктовали не только день, но и час высадки, которую можно было начать лишь во время полной воды. Это почти лишало операцию таких элементов, весьма существенных для успешных действий десанта, как внезапность и маневренность.

Мнението на съветските военни съветници за грубата грешка допусната от корейското командване подценило възможността за десант в Инчон.
В состав десанта для высадки в Инчхоне американское командование выделило 10-й армейский корпус (1-ю дивизию морской пехоты, 7-ю пехотную дивизию, 2-ю инженерную бригаду США, английский отряд морской пехоты «коммандос» и до 10 тыс. южнокорейцев; кроме того, привлекался 187-й отдельный воздушно-десантный полк), насчитывавший свыше 40 тыс. солдат и офицеров.
Для переброски десанта морем и обеспечения высадки его было выделено 257 кораблей и судов, в том числе: от флота США — линейный корабль, 3 тяжелых авианосца, 2 конвойных авианосца, 3 тяжелых крейсера, 2 легких крейсера, 16 эскадренных миноносцев, 9 сторожевых кораблей, 7 тральщиков и 180 боевых кораблей специального назначения и транспортных судов; от флота Великобритании — легкий авианосец, 2 легких крейсера, 5 эскадренных миноносцев, 3 сторожевых корабля; от флота Канады — 3 эскадренных миноносца; от флота Австралии — 2 эскадренных миноносца; от флота Новой Зеландии — 2 сторожевых корабля, от флота Франции — сторожевой корабль; от лисынмановского флота — 4 охотника за подводными лодками, 11 базовых тральщиков.
Еще слабее была оборона в районе Инчхона. К моменту высадки десанта неприятеля в этом районе имелось: один формировавшийся полк морской пехоты в составе трех батальонов, роты связи, саперной роты и артиллерийского дивизиона; полицейский и отдельный пехотный батальоны общей численностью около 3 тыс. солдат и офицеров при семи 76-мм орудиях и шести 37-мм зенитных орудиях. Остров Уолми, прикрывавший порт с запада и соединенный с материком дамбой, обороняли всего две роты морской пехоты, усиленные тремя 76-мм орудиями и двумя 37-мм орудиями. Из оборонительных сооружений в районе Инчхона подготавливалось 34 дзота и необходимое количество открытых позиций для батарей и других огневых средств. Но земляные работы были выполнены только на 40–50%. На подходах к порту с моря было установлено всего 26 якорных морских мин.

Ход на бойните действия:

1. At 0700 on the 13th the destroyers started up the channel in column, Mansfield in the lead, followed by De Haven, Swenson, Collett, Gurke, and Henderson. Behind the destroyers came the cruisers: Rochester with Admiral Struble embarked, Toledo with Admiral Higgins, Jamaica, and Kenya. Overhead there orbited a combat air patrol from Task Force 77, while to seaward that force was preparing to launch a strike which would hit the island shortly before the arrival of the destroyers. At 1010 the Support Group entered the approaches to Inchon outer harbor. Shortly before 1300 the five destroyers commenced deliberate fire on the island’s batteries and on the Inchon waterfront. Some minutes of undisturbed bombardment followed, and then the enemy batteries (три 76 мм дивизионни оръдия Зис-3) opened up. Communist fire was concentrated on Swenson, Collett, and Gurke, the ships nearest the island, and in the course of the next 20 minutes scored on all three. Collett received the heaviest damage, taking nine 75-millimeter hits, one of which disabled her computer and forced her to fire in local control. Three hits were made on Gurke; a near miss killed an officer on Swenson; total casualties were one killed and five wounded. For nearly an hour the engagement continued until at 1347, after the expenditure of about a thousand 5-inch shells, the destroyers weighed and proceeded down channel. Five minutes later the cruisers opened from the lower harbor against the Wolmi batteries (същите три 76 мм Зис-3), and with one intermission for an air strike continued shooting until 1640, when the task group retired seaward.
С други думи 3 крайцера, 6 есминеца барабар с палубната авиация не могат да се справят цял ден с три 76 мм оръдия.
The decision was taken to do it again the next day. Collett was detached because of her damage, and told off along with the tug Mataco to finish the destruction of the mines. In the morning the other four destroyers, joined by Henderson and supported by the cruisers, again filed up the channel. At 1050, as an air strike against the Wolmi Do and Inchon gun emplacements was beginning, the cruisers anchored in the lower bombardment area. Twenty minutes later they commenced firing on Wolmi Do, and shortly after noon the destroyers were deployed to their anchorages in Inchon harbor. There, following another air strike, they began their pointblank bombardment of the island, firing from 1255 to 1422, and expending some 1,700 rounds. Another strike from Task Force 77 came in as the destroyers moved down channel; for another hour the cruisers continued their work. Enemy fire, this time, was late, sparse, and inaccurate, and no ship was hit.

2. По данни на книгата на Менсън "Морската война в Корея" същите действия изглеждат така:
Подавление обороны на острове Волмидо началось 10 сентября самолетами 15-й дивизии авианосцев контр-адмирала Рабла. Самолеты авиации морской пехоты из состава 212-й и 323-й эскадрилий сбросили на остров 95 баков с напалмом. Фоторазведка, произведенная на следующий день, показала, что 39 из 44 строений, расположенных в районе окладов, и 80% построек в северной части острова разрушены, а жилой район полностью сожжен. В последующие два дня периодически наносились удары с воздуха, рассчитанные на полное уничтожение оборонительных сооружений острова.
Предвысадочная бомбардировка Волмидо началась в 7.00 13 сентября. Корабли 6-й группы артиллерийской поддержки (крейсеры «Толедо», «Рочестер», «Кения», «Ямайка» и эскадренные миноносцы «Мэнсфилд», «Де Хейвен», «Лиман Свенсон», «Коллег», «Герк» и «Хендерсон») вошли в фарватер. В нескольких километрах к югу от Иньчхоня, перед местом сужения фарватера, крейсеры вышли из кильватерного строя и встали на якорь, заняв исходные позиции для обстрела острова. Около 11.45 головной корабль «Мэнсфилд» доложил о появлении мин. Поступил приказ открыть огонь, и крейсеры совместно с эскадренными миноносцами приступили к уничтожению мин. По словам адмирала Страбла, «минные заграждения, обнаруженные в районе острова были, очевидно, простой мерой предосторожности, предпринятой противником после обстрела Иньчхоня приблизительно за месяц до этого двумя английскими крейсерами и двумя эскадренными миноносцами. К счастью, близость кораблей к берегу во время малой воды серьезно облегчала обнаружение мин, которые большей частью уничтожались артиллерийским огнем».
Эскадренные миноносцы смело прошли мимо обреченного острова, подвергавшегося в это время сильным атакам авианосной авиации 77-го оперативного соединения. «Герк» первым встал на якорь в 12.42, всего в 700 м от Волмидо. Позади него расположились другие корабли. Сотни американских моряков пристально вглядывались в очертания острова, пытаясь обнаружить характерные приметы скрытых артиллерийских позиций. В течение нескольких минут все было спокойно; в зловещей тишине корабли один за другим становились на якорь.
Командир 9-й эскадры миноносцев капитан 2 ранга Аллан поднял сигнал: «Выполнять поставленную задачу». Первым (в 13.00) открыл огонь эскадренный миноносец «Де Хейвен». Его примеру последовал «Коллет». До 13.03 артиллерия острова молчала, а затем сосредоточила огонь на трех ближайших кораблях: «Герк», «Лиман Свенсон» и «Коллет». Все три корабля вскоре были взяты в вилку. В 13.06 «Коллет» получил первое попадание, в 13.10 — второе и затем еще два — в 13.20 и 13.29. Вслед за этим два попадания получил эскадренный миноносец «Герк», однако снаряды противника не причинили ему никаких серьезных повреждений. Вблизи «Лиман Свенсон» упало два снаряда. Один офицер был убит и один ранен. После более чем часового обстрела острова при поддержке артиллерии крейсеров эскадренные миноносцы в 14.00 снялись с якорей. Вслед за этим возобновили атаки самолеты 77-го оперативного соединения. «После бомбардировки, — продолжает рассказ вице-адмирал Страбл, — передовая группа отошла от Иньчхоня и направилась по фарватеру «Флаинг Фиш» назад, в открытое море, чтобы создать у противника иллюзию отступления.
Подавление обороны противника на острове Волмидо продолжалось весь следующий день. Правда, теперь в фарватер вошли только пять эскадренных миноносцев («Коллет» был откомандирован). Когда «Хендерсон», «Мэнсфилд», «Де Хейвен», «Лиман Свенсон» и «Герк» двигались в направлении на север, была замечена оставшаяся небольшая часть минного поля, которую пришлось подвергнуть обстрелу.
Эскадренные миноносцы снова расположились веером вокруг острова и открыли огонь. Батареи с острова отвечали вяло; за первые 40 минут вблизи кораблей не наблюдалось ни одного падения снарядов. В течение 75 минут крошечный остров буквально содрогался от разрывов. Передовая ударная группа капитана 2 ранга Сиэрса в составе трех быстроходных транспортов и одного десантного корабля-дока LSD рано утром 15 сентября вошла в фарватер, ориентируясь по очагам пожаров на все еще пылающем Волмидо и по маяку на острове Палмидо. Впереди шли эскадренные миноносцы «Мэнсфилд», «Де Хейвей» и «Лиман Свенсон»; за ними следовала группа из трех средних десантных кораблей-ракетоносцев (LSMR-401, 403 и 404) и за ним «Садерленд», «Герж», «Хендерсон», «Толедо», «Рочестер», «Кения», «Ямайка», «Коллет» и «Матако».
В 5.45 корабли открыли огонь по Волмидо, а 10 самолетов «Корсар» 15-й дивизии авианосцев штурмовали с воздуха участки берега, намеченные для высадки. В 6.33 3-й батальон 5-го полка с девятью танками на двадцати десантных баржах начал высадку на опустошенный остров. Высадка была произведена четырьмя волнами, причем десантные средства первой волны использовались вторично для высадки четвертой волны. Вражеский гарнизон численностью более 500 человек измотанный трехдневной бомбардировкой с воздуха и с кораблей, оказал слабое сопротивление. Часть обороняющихся подразделений артиллерийского полка и отдельного полка морской пехоты северокорейцев сумела под покровом ночи ускользнуть через дамбу в Иньчхонь. Через 42 минуты после начала высадки американский флаг уже реял над Волмидо. Однако в течение еще нескольких часов морской пехоте пришлось выбивать защитников острова из укрытий.

И накрая описанието на същия десант от съветските съветници:
10 сентября две авиационные группы по 30 самолетов в каждой бомбили о. Уолми, закрывающий вход в порт Инчхон. 11 и 12 сентября группа в 50 самолетов В-29 бомбила гарнизон острова. 13 сентября до 300 самолетов непрерывно воздействовали на боевые порядки войск КНА на острове и в Инчхоне. Одновременно до 40 боевых кораблей вели по острову интенсивный артиллерийский огонь. 14 сентября все силы, выделенные для десантной операции, прибыли в залив Канхваман.
В результате непрерывной авиационной и артиллерийской обработки гарнизон о. Уолми понес большие потери. Из огневых средств осталось всего два орудия и один станковый пулемет. Для усиления гарнизона в ночь на 14 сентября на остров была переброшена еще одна рота, которая совместно с остатками гарнизона отразила все попытки врага высадить десант 14 сентября.
15 сентября после 45-минутной авиационной и артиллерийской подготовки передовые части войск ООН, не встречая сопротивления, так как весь гарнизон, оборонявший остров, почти полностью погиб, высадились на берег и обеспечили высадку частей 1-й дивизии морской пехоты непосредственно в порту.
Оказывая упорное сопротивление, остатки подразделений КНА, неся большие потери от авиации и огня артиллерии противника, были вынуждены отходить в восточном направлении. 16 сентября неприятель полностью овладел портом и городом и продвинулся в восточном направлении на 4–6 км.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
С-13

Регистриран на: 12 Юни 2005
Мнения: 951
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Вто 25 Ное 2008, 16:52    Заглавие:  

Минната война дава първи резултати:

On 26 September the destroyer Brush, patrolling in company with Maddox off Tanchon, hit a mine; 13 members of the crew were killed, 34 wounded, and the ship was badly damaged. Two days later the ROK YMS 509 was mined off Yongdok, with 26 killed or missing and 5 wounded. Two more days had gone by when Mansfield, nosing her way into the harbor of Changjon in search of a downed Air Force pilot, struck a mine which blew off most of her bow and wounded 28 of her men. While sweeping near Yongdok on 1 October the AMS Magpie, recently arrived from Guam, hit a mine, blew up, and sank with the loss of 21 of a crew of 33. On the 2nd the Korean YMS 504 was mined at Mokpo.
The loss of one ship and heavy damage to four, not to mention the casualties to personnel, made this the most costly week of the war for the U.N. naval forces. For the enemy it was profitable well beyond the damage inflicted. Serious problems were raised regarding future operations, the East Coast Support Group was instructed not to operate inside the 100-fathom curve.

Описание на тези събития в книгата на Менсън.
Первым американским кораблем, подорвавшимся на мине, был «Браш». 26 сентября 1950 г., следуя в 900 м позади эскадренного миноносца «Мэддокс» вдоль северо-восточного побережья Кореи с целью разведки береговых батарей противника, «Браш» наскочил на мину. Эскадренный миноносец сразу же был выведен из строя. Тринадцать человек команды было убито и тридцать четыре тяжело ранено. В одной из кочегарок, в кают-компании и жилом помещении старшего механика появились пробоины. Нос корабля опустился почти на два метра; центральный штурманский пост оказался полностью разрушенным и затопленным водой. Пламя взрыва пробилось через три палубы. Переднее рулевое устройство было разрушено, и командиру пришлось управлять кораблем с помощью кормового отделения рулевой машины, подавая команды по телефону. Критическое положение усугублялось тем, что до ближайшего безопасного порта (Сасэбо) было около 470 миль. Спасение эскадренного миноносца «Браш» было трудным делом, но оно завершилось успешно. Эскортируемый крейсером «Вучестер», эскадренным миноносцем «Де Хейвен» и присоединившимся к ним вскоре спасательным буксиром «Болстер», «Браш» 30 сентября кое-как добрался до сухого дока Сасэбо.
В тот же день наскочил на контактную мину эскадренный миноносец «Мэнсфилд», производивший поиски пилота самолета В-26, сбитого над одним из северокорейских портов, в 60 милях к северу от 38-й параллели. «Мэнсфилд» был поражен в носовую часть. Полученные им повреждения, хотя и менее серьезные, чем у эскадренного миноносца «Браш», все же требовали стационарного ремонта. Из 28 пострадавших не было ни одного убитого.
Третьему американскому боевому кораблю — тральщику «Мэгпай» — пришлось гораздо хуже. 1 октября, когда он совместно с другим кораблем (тральщиком «Мергэнсер»), также недавно прибывшим с Гуама, тралил проход в бухте Чхуксаньпхо (в 30 милях к северу от Пхохана), «Мэгпай» задел носовой частью правого борта «рог» дрейфующей мины. Из 33 человек экипажа спаслось только 12, причем все они получили ранения. Раненые были подобраны тральщиком «Мергэнсер» и доставлены в Пусань.
В тот же день на подходе к порту Мокпхо на мине подорвался четвертый корабль, южнокорейский базовый тральщик YMS-504. Он наткнулся на мину правым винтом и получил тяжелейшие повреждения. От взрыва этой мины детонировали две соседние. Хотя от взрыва пострадали только пять человек, машины тральщика были почти полностью разрушены, а корпус дал трещину и набрал воды.
28 сентября на мину напоролся еще один южнокорейский корабль, базовый тральщик YMS-509, причем взрывом у него была отбита вся носовая часть, но машины продолжали работать.
Военно-морская база в Чиньхэ донесла, что в ее районе подорвалось на мине небольшое торговое судно.
Несмотря на то что было обнаружено уже довольно много мин, вскрыть какую-то определенную систему заграждений у восточного побережья в районе Воньсаня или Хыннама пока не удавалось.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
С-13

Регистриран на: 12 Юни 2005
Мнения: 951
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Вто 25 Ное 2008, 20:13    Заглавие:  

Десантът във Вонсан според - Cagle M., Manson F. The Sea War in Korea. US Naval Institute, Annapolis, 1957.

На следующий день, 27 сентября, генерал Макартур получил от своего начальника оперативного отдела бригадного генерала Райта оперативный план № 9–50. План предусматривал, что 8-я армия генерала Уокера перейдет 38-ю параллель, нанося главный удар в направлении Кэсон — Саривонь — Пхеньян (начало — в середине октября). Предполагалось, что одновременно с этим 10-й корпус генерала Олмонда высадится на восточном побережье в районе Воньсаня. После высадки корпус перейдет в наступление на запад через Пхеньян — Воньсаньский коридор и соединиться с армией Уокера в Северной Корее, отрезав тем самым остатки северокорейской армии.

Впоследствии генерал Макартур разъяснил свои соображения в пользу высадки десанта в Воньсане. «Коммуникации 8-й армии, — говорил он, — уже были напряжены до предела и с трудом обеспечивали минимальные потребности ее частей. Кроме того, высадка 10-го корпуса с моря в районе Воньсаня была задумана как фланговый маневр против остатков окруженных и изолированных войск противника, отчаянно пытавшихся пробиться на север, а также как глубокий охват с целью усиления нажима на Пхеньян. Последнее было крайне необходимо в том случае, если бы по каким-то причинам наступление 8-й армии на столицу противника вылилось в длительную осаду». Планирование высадки десанта в Воньсане почти во всех пунктах повторяло подготовку к Иньчхоньской операции.
Доводы армейского командования в пользу переброски 10-го корпуса в район Воньсаня морским путем были хорошо выражены его командиром генерал-майором Олмондом. 17 октября 1950 г. на борту «Маунт Маккинли» он заявил авторам этих строк, что «с тактической точки зрения выгоднее брать Воньсань с моря». «О переброске по суше, — сказал он, — просто не может быть и речи. Половину нашей тяжелой техники — бульдозеры, тяжелые орудия и грузовики — пришлось бы оставить в придорожных канавах». Олмонд утверждал, что условия местности в Северной Корее делают переход к Воньсаню по суше нецелесообразным. К тому же число рокадных дорог севернее 38-й параллели чрезвычайно ограниченно.
Заб: С други думи замисълът е повторение на Инчон за обкръжаване и унищожаване на отстъпващите основни сили на КНА.

Во время подготовки к высадке десанта в Воньсане генерал Макартур дважды призывал противника капитулировать. Его первое обращение, опубликованное 1 октября, было адресовано северокорейскому главнокомандующему и премьеру Ким Ир Сену. Обращение было передано по радио и распространено в листовках, разбросанных с самолетов.
"Скорое и всеобщее поражение и полное уничтожение Ваших вооруженных сил и военно-промышленного потенциала теперь неизбежно, — писалось в этом обращении. — Для того чтобы решение Организации Объединенных Наций могло быть выполнено с минимальными людскими потерями и разрушениями, я, как главнокомандующий войсками Объединенных Наций, обращаюсь с призывом к Вам и к вверенным Вам войскам, в какой бы части Кореи они ни находились, немедленно прекратить военные действия и сложить оружие под соответствующим военным контролем, порядок которого я укажу.

Я призываю Вас немедленно освободить всех военнопленных и интернированных гражданских лиц, находящихся в Вашем распоряжении, и принять необходимые меры, обеспечивающие их защиту, хорошее обращение, содержание и немедленную доставку в пункты по моему указанию".

Заб: Отговорът на Ким Ир Сен няма да цитирам.

В годы второй мировой войны появились еще более страшные мины: акустические, то есть взрывающиеся под действием шума корабельных винтов; гидростатические — срабатывающие при изменении водяного давления; электромагнитные — действующие при смещении силовых линий магнитного поля земли во время прохождения над ними стального корпуса корабля, а также мины, которые взрываются под действием всех этих факторов, взятых вместе.
Проблема еще более усложняется, если в воспламенительную цепь мины включается так называемый «счетчик судов». Он может быть заранее установлен с таким расчетом, чтобы взрыв мины произошел лишь после того, как над ней спокойно пройдут пять, десять и более судов. Таким образом, тральщик может протралить заданный участок несколько раз и объявить его «очищенным», но уже под следующим судном взорвется такая «считающая мина».
Наконец, имеются безотказные, хотя и редко применяемые, электрические мины, соединяемые проводами с источником тока на берегу.
Что касается общего отношения к минному делу, господствовавшего в военно-морских силах ... минная война не получила общего признания как вид военных действий, требующий упорной подготовки, опыта и проведения исследовательской работы. В результате, миной как вполне современным морским оружием стали все больше пренебрегать, не считая ее достаточно серьезной угрозой господству на море.
Заб: Позната история.

Прибрежные воды Кореи, мелкие на значительном протяжении, создавали северокорейцам идеальные условия для постановки минных заграждений, во-вторых, мутные, илистые воды обеспечивали здесь почти полную маскировку мин и в-третьих, характер течений в Японском и в Желтом морях позволял плавучим минам, пущенным в любом северокорейском порту, обойти за 15 дней весь полуостров. Таким образом, плавучие мины сами по себе представляли постоянную угрозу надводным судам.
Утром 10 октября, вскоре после восхода солнца, началось траление. «Пледж» пошел от выступающего на запад изгиба 180-м изобаты, строго по прямой в направлении берега, где всего через десять дней, согласно графику, должны были высадиться войска. За тральщиком «Пледж» шли «Инкредибл», «Оспрей» и «Мокинг Берд». Позади этого строя следовали еще два тральщика — «Чэтерер», сбрасывавший оранжевые конические буи для обозначения границы очищенного от мин прохода, и «Партридж», имевший задачу уничтожать огнем все мины, поднятые на поверхность передовыми тральщиками.
Для облегчения задачи вперед по курсу тральщиков был выслан бортовой вертолет крейсера «Вучестер». Вертолет должен был вести разведку мин, скрытых под водой. Это был первый в истории морокой войны случай организованных совместных действий надводных кораблей и вертолета по разведке минных заграждений. Во время второй мировой войны в нескольких случаях для этой же цели с переменным успехом использовались разведывательные самолеты и аэростаты.
Заб: Даже и вертолет са използвали за разузнаване на мините.
К концу первого дня работы тральщики Споффорда расчистили проход шириной 2700 м, доведя его от 180-м до 55-м изобаты, что составило около 12 миль в глубину. Без каких-либо потерь была подрезана и уничтожена 21 контактная мина. «Мы были очень довольны результатами первого дня работы, — вспоминает капитан Споффорд. — Мне казалось тогда, что если профессиональное искусство моряков 3-й эскадры минно-тральных сил и впредь будет сочетаться с удачей, то, возможно, нам даже не понадобится столько времени, скояько было отведено на очистку прохода».
К вечеру того же дня вертолет с крейсера «Вучестер» внезапно нырнул вниз, затем слегка поднялся и снова пошел на снижение. Пилот сообщил плохую новость: прямо по курсу тральщика «Пледж» он заметил одну линию мин, другая линия оказалась позади него. В общей сложности пилот насчитал за 55-м изобатой пять линий мин; все они располагались как раз на намеченном пути движения десанта к берегу. Через несколько секунд гидрофоны всех тральщиков подтвердили наличие впереди десятков мин. Утром 11 октября Споффорд организовал дополнительное обследование минного заграждения с помощью водолазов — подрывников быстроходного транспорта, прибывшего в распоряжение эскадры. Водолазам было приказано обследовать поверхность бухты на своих мелкосидящих десантных баржах и установить наличие или отсутствие мин.

Заб: Открили минното поле с вертолет, след това хидролокатори и го проучвали с водалази и решили да приложат, предлаганата и в нашия форум, противоминна бомбардировка.

Споффорд решил также испробовать, при поддержке 77-го оперативного соединения, редко практикуемый прием очистки минных заграждений — так называемый противоминный авиационный удар. Офицеры штаба 77-го оперативного соединения изучили этот вопрос, и адмирал Страбл согласился сделать такую попытку, хотя и мало надеялся на успех. Намечалось сбросить бомбы двумя полосами длиной по 5 миль каждая с интервалом между двумя бомбами порядка 200 м и при расстоянии между полосами также около 200 м. Чтобы обеспечить равномерное сбрасывание бомб при отсутствии ориентиров в открытом море, было назначено два самолета «Скайрейдер».
Ранним утром 12 октября над Воньсаньским портом появились самолеты с авианосцев «Филиппин Си» и «Лейте». Главную роль в этой операции должны были играть самолеты «Скайрейдер», которые несли каждый по три 450-кг фугасные бомбы. Истребители «Корсар» имели по одной 450-кг фугасной бомбе. Все бомбы были снаряжены гидростатическими взрывателями, рассчитанными на подводный взрыв на глубине 7,5 м. Собственно бомбардировочная группа состояла из двух волн самолетов. В одной из них было 14 «Скайрейдеров» и 8 «Корсаров», другая насчитывала 17 «Скайрейдеров. Результаты этой первой противоминной операции остались неизвестными. На следующий день «Пайрет» протралил полосу, куда были сброшены бомбы, и выловил левым тралом одну мину, а правым — пять. Это указывало на то, что бомбардировка не была достаточно точной, а поскольку два корабля — «Пайрет» и «Пледж» — затонули в тот же день в близлежащем районе, подорвавшись на минах, то успех всей этой операции представляется весьма сомнительным.
Впоследствии командующий военно-воздушными силами США на Дальнем Востоке генерал Стратемейер предложил использовать для борьбы с минами бомбардировщики В-29. Однако, учитывая опыт самолетов, базирующихся на авианосцы, и собственный опыт противоминной борьбы при помощи авиации во второй мировой войне, адмирал Страбл отверг всякие дальнейшие попытки бомбардировки минных заграждений, как не имеющие смысла. По мнению капитана 2 ранга Споффорда, для взрыва мины необходимо, чтобы бомба разорвалась в радиусе не более 10 м от нее, а на такую точность вряд ли можно было рассчитывать.
Заб: Като се има предвид, че 20 % от авиационните бомби не сработват може да се помисли да се използват неизбухналите бомби като дънни неконтактни мини след подобна бомбардировка.
Короче говоря, лучшего средства расчистки минных заграждений, чем тральщики, в то время еще не было найдено. Обычная бомбардировка минного заграждения не решала проблемы. Ни Споффорду, ни Шоулдису даже в голову не могло тогда прийти, что эту задачу можно было бы легко выполнить с помощью подводного атомного взрыва. Да и сейчас оба они считают, что это привело бы лишь к заражению всего района, но все равно не помогло бы выполнить задачу.

Заб: Е това направо ми разтопи сърцето от умиление. Най-мощната ядрена бомба по това време в щатския арсенал е 120 килотона и едва ли ще унищожи дънна мина на повече от 400-500 метра, но можеха да почакат до края 1952 г. и да пренесат първата опитна термоядрена бомба (тегло към 50 тона) с мощност, струва ми се, 12 мегатона до Вонсан.
Тя би могла да унищожи дънна мина и на 1500 метра, е всички мини нямаше да успее да изчисти но поне би могла да унищожи самото пристанище, така че дълго да не може да се използва. А пък каква хубава идея е морска мина с ядрен заряд. Но да не се отклонявам.

Как и всегда, тральщики AM в этот роковой день шли в авангарде. Капитан-лейтенант Хайет на тральщике «Пайрет» вел строй; «Пледж» и «Инкредибл» следовали за ним. За тральщиком «Пледж» продвигался «Редхед», ставивший буи; за «Инкредибл» шел «Кайт», имея задачу расстреливать всплывшие мины. Замыкая строй тральщиков, на небольшой дистанции следовал «Эндикот»; его 76-мм пушка была готова в любую минуту открыть огонь.

Первый ясный сигнал гидрофона тральщика «Пайрет» был услышан секундой позже, когда расстояние до мин было всего около 100 м. Через несколько секунд наблюдатель с правого борта доложил, что видит мину вблизи борта справа по носу. Тральщик осторожно пробирался через хитроумно поставленное заграждение.

Заб: И това беше предложено във форума. Слалом сред мините с хидролокатор. Ето как завършва подобно начинание дори за малък кораб като тралчика.

Прошло еще несколько секунд, и вдруг корма корабля поднялась из воды, обнажив винты, и упала в бурлящее море среди фонтанов ила. Мина взорвалась прямо под днищем, отчего корабль раскололся надвое. Он накренился на правый борт, потом на левый. Через четыре минуты «Пайрет» опрокинулся.

Тральщик «Пледж» немедленно лег в дрейф и спустил на воду моторный вельбот. Но в это время незамеченные ранее береговые батареи противника на острове Синьдо открыли огонь по тонущему тральщику. «Пледж» сразу же ответил им из своей единственной 76-м-м пушки, и тогда противник перенес огонь на него. Положение тральщика было угрожающим, тем более что 13 подсеченных мин свободно плавали на поверхности рядом с кораблем, а поблизости, под водой, скрывалось еще бесчисленное множество других.

Заб: Оказва се, че и подсечените мини били опасни.

«Моей первой мыслью, — рассказывал командир тральщика «Пледж» старший лейтенант Янг, — было спасти
оставшихся в живых людей с тральщика «Пайрет» и продолжать траление». Однако ему вскоре пришлось изменить свое решение. Видя, что огонь береговых батарей усилился, и понимая, что он не может пройти через трал тонущего корабля, не запутав винты своего тральщика, Янг приказал всем расчетам занять места по боевому расписанию и отвечать не только на сосредоточенный огонь противника с острова Синьдо, но и на огонь орудий малого калибра с Йодо. Одновременно он срочно запросил по радио помощь авиации и приказал обрубить тралы. В течение некоторого времени «Пледж», лежа в дрейфе, продолжал вести огонь, пока не израсходовал весь боезапас 76-мм снарядов.
К тому времени береговая батарея острова Синьдо взяла «Пледж» в вилку. Хотя артиллеристы тральщика и подбили по меньшей мере одно орудие противника, но Янг все отчетливее видел, что его корабль быстро становится беспомощным. Вражеские снаряды стали ложиться совсем рядом, а «Пледж» все еще никак не мог приблизиться к тонущему тральщику. Надеясь, что ему удастся проскользнуть в уже очищенные воды, Янг приказал: «Лево на борт! Правая машина, полный вперед!» Корабль повернул примерно на тридцать градусов и тут же наскочил на мину. Это случилось в 12.20. Взрыв произошел под корпусом корабля с правого борта на уровне переднего машинного отделения. Тральщик получил очень серьезные повреждения. Все палубы и переборки были разрушены от киля до мостика. Правый борт корпуса проломился ниже ватерлинии, и вода мощным потоком хлынула в образовавшуюся пробоину.
Когда Янг, оглушенный взрывом, пришел в себя и увидел, в каком положении находятся его корабль и люди (все, кого он мог видеть, были серьезно ранены), он приказал команде покинуть корабль.
Когда «Пайрет» уже скрылся под водой, а «Пледж» еще погружался, радио с «Инкредибл» внезапно сообщило: «Мои машины остановились». В самый неподходящий момент на «Инкредибл» произошла поломка машин.

Заб: Според машината се е повредила в най-подходящия момент. Все пак запазването живота на хората е най-важно.

Это означало, что все тральщики AM вышли из строя. Для дальнейшего выполнения задачи по тралению оставались только «цыплята» капитан-лейтенанта Шоулдиса. Шоулдис приказал своим тральщикам идти на спасение команд потопленных кораблей. Одновременно, ориентируясь по вспышкам вражеских орудий, его тральщики совместно с артиллеристами «Эндикот» начали обстрел батарей противника из 40-мм и 20-мм орудий.
Все офицеры тральщика «Пледж», за исключением одного, были серьезно ранены при взрыве мины, но всех их удалось спасти. Потери среди рядового и старшинского состава были гораздо большими. Всего на обоих кораблях пострадало 92 человека, из них 12 пропали без вести, а один впоследствии умер от ран.
После того как три тральщика AM вышли из строя, два навсегда, а один временно, из-за неисправности машин, проблема безопасности траления приобрела первостепенное значение. Обдумав свое затруднительное положение, капитан 2 ранга Споффорд решил мобилизовать для решения задачи как можно больше мелких судов и водолазов, чтобы с помощью вертолетов и разведывательных самолетов «Мартин» продолжить мучительные поиски мин. Под личным наблюдением капитан-лейтенанта Де Фореста команды мелких судов ринулись на минное заграждение, как дети на поиски пасхального яичка.
После нескольких дней поисков фарватер был достаточно исследован, очищен от мин и обозначен буйками, чтобы тральщики могли сравнительно безопасно входить в него.
Казалось, что воньсаньский фарватер почти полностью безопасен для судоходства. Тральщики «Мокинг Берд», «Чэтерер», «Редхед» и «Кайт» описывали последние круги у берегов, когда командир тральщика «Редхед» донес, что «весь океан вокруг тральщиков начал извергаться». Не успел рассеяться первый громадный гейзер примерно в 350 м за кормой тральщика «Редхед», как в 100 м от кормы раздался новый взрыв, очень похожий на первый. Эти два взрыва не причинили кораблю никакого ущерба, если не считать нервного напряжения, охватившего самих минеров. Но третий взрыв, под килем корейского базового тральщика YMS-516, разнес этот маленький корабль буквально в щепки.
Это означало, что тральщики AMS должны были теперь построиться в линию параллельно берегу на расстоянии около 3 миль от него и методически, шаг за шагом, осторожно двигаться к районам высадки, повторяя, по существу, уже пройденный путь. Предстояла крайне медленная, требующая большого нервного напряжения работа.
Лишь на следующее утро, 19 октября, Шоулдису и его перепуганным «цыплятам» суждено было узнать, с какого рода минами они встретились накануне. На совещании командиров кораблей капитан 2 ранга Споффорд объявил, что характер минных заграждений у Воньсаня теперь окончательно выяснен. «Мы знаем, что здесь имеются магнитные мины, — сказал Споффорд. — Противник поставил по меньшей мере одну линию магнитных мин, и благодаря работе, проделанной Де Форестом, нам достаточно хорошо известно ее расположение».
Хотя система построения воньсаньского минного заграждения была теперь известна Споффорду, потребовалось еще семь дней энергичного траления, прежде чем объявить путь к Воньсаню открытым.

Заб: А през това време градът е изоставен от КНА и завзет по суша от силите на ООН на 17 октомври 1950. Идеята за обкръжаване основните сили на КНА пропада.

Вечером 25 октября Шоулдис доложил Споффорду, что проход к Воньсаню полностью очищен от мин. Целых 15 дней ушло на то, что вначале предполагалось сделать за 5 дней траления. Из общего числа мин (около 3000), первоначально поставленных у Воньсаня, было выловлено и уничтожено 225. Многие из оставшихся мин, вероятно, сорвались с якорей и стали плавучими. Но большая часть мин, по-видимому, не менее 2000, а может быть и больше, все еще находилась поблизости.

Заб: На страха очите са големи. Общият брой мини поставени от корейците през цялата война и по цялото крайбрежие на Северна Корея (2500 км.) е малко над 3000 мини. А край Вонсан са използвани общо по-малко от 500 мини.

Через некоторое время после описанных событий Пентагон был потрясен невероятной новостью. Она исходила от контр-адмирала Смита, который, будучи командующим передовыми силами, являлся непосредственным начальником Споффорда, ответственным за действия минно-тральных сил флота. Его донесение, адресованное начальнику штаба военно-морских сил США, начиналось словами, которые Пентагон никогда не рассчитывал услышать: «Американский флот утратил господство на море в корейских водах...» Флот, способный отразить любые воздушные или подводные атаки противника, потопить множество вражеских кораблей, вести точное бомбометание, ракетный или артиллерийский огонь, поддерживать свои войска на побережье, блокировать крупные участки берега, этот флот встретился в районе Воньсаня с мощным минным заграждением, насчитывавшим свыше 3000 мин.
В результате сильнейший флот мира вынужден был бесцельно ходить взад и вперед по Японскому морю, пока несколько тральщиков пытались очистить от мин проход к Воньсаню. Фактически это хождение взад и вперед (12 часов на север и 12 часов на юг) затянулось до 25 октября, когда кораблям, наконец, было приказано войти в протраленный проход. За время этого пятидневного «парада» вдоль берегов Кореи многие из солдат морской пехоты, сидевшие на кораблях «как сельди в бочке», заболели тяжелой формой дизентерии. На одном лишь торговом судне «Марин Феникс» было 750 больных.
С оценкой обстановки, данной Смитом, согласились два человека: вице-адмирал Джой и начальник штаба военно-морских сил США покойный адмирал Шерман. «Надо признать, — сказал последний в разговоре со своим другом журналистом Эллиотом, — что мы не были к этому готовы. Проклятые мины у Воньсаня стоили нам восьми дней задержки в высадке войск и более двухсот человеческих жизней. Это весьма печальный факт. И я легко могу себе представить, что при других обстоятельствах восьмидневная задержка высадки могла бы означать проигрыш войны. Смит прав: если мы не можем идти куда хотим и когда хотим, значит, мы не обладаем господством на море. А господство на море — это краеугольный камень всех наших военных планов.

КРИТИКА ВОНЬСАНЬСКОЙ ДЕСАНТНОЙ ОПЕРАЦИИ
По мнению Страбла, разговоры об утрате господства на море в районе Воньсаня были преувеличенными, и если бы было необходимо захватить Воньсань с моря, то это можно было бы сделать, даже невзирая на мины.

Заб: С повечко загуби наистина може да се форсира неизчистено добре минно заграждение (Талинския преход на КБФ), но да се превземе сериозно отбраняван град от морски десант с неизчистени мини в тила си е живо е изхвърляне.

«Основной урок Воньсаньской операции, — говорит адмирал Джой, — состоит в том, что никогда не следует пренебрегать ни одной из так называемых вспомогательных служб военно-морских сил или отводить им в будущем второстепенную роль. Воньсань научил нас также тому, что бдительный противник, умело используя мины, способен лишить нас свободы движения на подходах к своим объектам».
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
С-13

Регистриран на: 12 Юни 2005
Мнения: 951
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Сря 26 Ное 2008, 12:31    Заглавие:  

Малко информация и от книгата "Флоты в локальных конфликтах второй половины XX века"
на проф. Доценко

Военно-морской флот Северной Кореи в начале войны имел 20 кораблей, в том числе 3 сторожевых корабля, 5 торпедных катеров, 4 тральщика и несколько вспомогательных судов. С началом военных действий было отмобилизовано до 100 судов водоизмещением от 60 до 100 тонн. Силы флота дислоцировались на главной военно-морской базе Нампхо. Береговая оборона Северной Кореи находилась в стадии формирования: к началу боевых действий она состояла из 3 артиллерийских полков, в том числе одного зенитного, на вооружении имела полевые орудия 76- и 107-мм калибров. Морская пехота состояла из 2 полков, дислоцировавшихся в Вонсане и Нампхо.

На фоне подавляющего превосходства противника на море малочисленный флот Северной Кореи решал задачи в основном оборонительного характера, защищал побережье, порты и военно-морские базы, осуществлял постановку оборонительных минных заграждений, в том числе и противодесантных.
Правда, в начале войны он высадил несколько тактических десантов с целью содействия наступавшим на приморском направлении сухопутным войскам. Первые морские десанты были высажены 25 июня 1950 г. на восточном побережье Южной Кореи, в районах Каннына и мыса Римуон. Пункты посадки находились всего в 50 — 90 милях от районов высадки, что обеспечивало переход десанта морем в темное время суток. Оба десанта были высажены без артиллерийской и авиационной подготовки и поддержки. Противодействие высадке оказалось слабым. Сами же десанты способствовали увеличению темпов продвижения наступавших войск, обеспечивали окружение и пленение сухопутных группировок противника.
Значительное место в боевой деятельности флота Северной Кореи занимали минно-заградительные действия. Ставились в основном оборонительные минные заграждения. Активные минные заграждения не выставлялись в основном из-за отсутствия скоростных постановщиков, которые могли бы обеспечивать скрытную постановку мин в районах, контролируемых противником. В связи с тем что постановка мин проводилась в условиях безраздельного господства противника на море и в воздухе, ставились они только в темное время суток.
Основными постановщиками мин были рыбацкие кунгасы и шхуны водоизмещением от 60 до 120 тонн, а в некоторых случаях — небольшие лодки и даже плоты. К концу 1950 г. под минные постановщики были оборудованы 24 кунгаса и 11 шхун. Скорость этих плавсредств не превышала 5 узлов.
Ощущалась также нехватка запальных команд. Только через несколько месяцев после начала войны были подготовлены 23 запальные команды, допущенные к окончательному приготовлению как якорных, так и донных мин.
Чаще всего мины ставили на десантоопасных направлениях или на подходах к военно-морским базам и портам. Некоторые минные заграждения прикрывались береговыми артиллерийскими установками. Выставляли, как правило, минные банки по 3—6 мин. Расстояние между минными банками составляло 500 м и более. В целом же из-за недостаточных запасов мин плотность заграждений была невелика, в среднем от 20 до 38 мин на милю. Такие постановки мин создавали видимость их массового применения. Например, американское командование считало, что только у Вонсаня выставлено свыше 3 тыс. мин, хотя фактически их было в 6 раз меньше.
Всего за войну флот Северной Кореи выставил более 3 тыс. мин, из которых свыше 80% — у восточного побережья Корейского полуострова. В основном это были якорные контактные мины. Ставились [также и донные неконтактные мины, но в значительно меньших количествах.
Неожиданным для американского командования явилось использование флотом Северной Кореи дрейфующих мин: вместо якоря подвешивался груз весом около 100 кг, удерживавший мину в притопленном положении. Такие мины представляли серьезную опасность. На удалениях от 50 до 90 миль от побережья на таких минах подорвались эсминцы “Уок” (12 июня 1951 г.), “Эрнест Г. Смолл” (7 октября 1951 г.), “Бар-тон” (16 сентября 1952 г.) и др.
Минные заграждения явились значительной помехой активности американского флота, корабли которого, особенно линкоры и крейсеры, не рисковали подходить близко к берегу. Для траления минных заграждений американцы привлекали значительные силы, в том числе почти все тральщики ВМС Японии, и, несмотря на это, минная опасность не была ликвидирована до последних дней войны в Корее.

Большую роль в обороне военно-морских баз, портов и отдельных участков побережья играла артиллерия береговой обороны, на вооружении которой находились полевые орудия 76- и 107-мм калибров. Кроме стационарных батарей, на вооружении флота Северной Кореи были также батареи на механической тяге и на железнодорожных платформах.
Береговые батареи размещались продуманно и надежно защищались от огня корабельной артиллерии противника. В отвесных прибрежных скалах или на обратных склонах, как правило в пещерах, размещалось по 3 — 4 орудия. Амбразуры маскировались желто-зелеными маскировочными накидками, ветками деревьев, плетеными матами, а в зимнее время — белыми масками. Такие огневые позиции очень трудно обнаружить, но еще труднее уничтожить.
Корабли союзников, вступая с ними в перестрелку, редко добивались успехов, сами же получали значительные повреждения. Так, 14 июня 1951 г. вблизи Сончжиня тральщик “Томпсон” подошел к берегу примерно на 3 км. Внезапно по нему открыла огонь четырехорудийная батарея. Ведя ответный огонь, тральщик на максимальной скорости начал отходить. Но, прежде чем ему удалось выйти из зоны огня, он получил 13 попаданий, при этом 3 человека были убиты и 3 ранены, сильно пострадали центральный артиллерийский пост, радиорубка и радиолокационная станция.
Такая же участь постигла эскадренный миноносец “Джеймс С. Оуэнс”. 7 мая 1952 г. он вел обстрел прибрежной дороги в районе Сончжиня. На расстоянии 2,7 км от берега по эсминцу открыли прицельный огонь из 10 береговых орудий. В течение 11 мин. он получил 6 прямых попаданий. В связи с серьезными повреждениями корабль покинул район.
По данным американской печати, огнем береговых батарей были повреждены 4 линейных корабля, 10 крейсеров, 29 эскадренных миноносцев, 2 фрегата, 6 десантных кораблей и 5 тральщиков. Однако малые калибры и ограниченная дальность стрельбы орудий не позволяли уничтожать корабли противника. Попав под огонь береговых батареи, они, как правило, прекращали выполнение боевых задач и на максимальной скорости, ведя ответный огонь, под прикрытием дымовых завес выходили из-под обстрела. Всего от воздействия сил флота Северной Кореи американские ВМС потеряли 5 боевых кораблей и 1 океанский буксир, а 73 боевых корабля, в том числе все 4 линкора, были повреждены.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
С-13

Регистриран на: 12 Юни 2005
Мнения: 951
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Сря 26 Ное 2008, 13:55    Заглавие:  

Пак от книгата на Доценко "Флоты в локальных конфликтах второй половины XX века".
1. Борба с корейския крайбрежен транспорт.
Так, несмотря на то, что американский флот блокировал все северо-восточное побережье Кореи, значительная часть воинских грузов все же доставлялась к линии фронта морем из портов Чхончжин и Сончжин в Вонсан и Хыннам. В связи с этим с середины февраля 1951 г. американцы приступили к тесной блокаде Вонсана, в марте — Сончжина и Чхончжина, а в апреле — Хыннама. Для этой цели они ввели четыре тактические группы. Вблизи блокируемых объектов они захватили острова и создали там временные базы для своих сил.
Следует подчеркнуть, что блокадные силы, несмотря на отсутствие противодействия на море, несли потери от огня береговых батарей. В течение апреля, мая и июня 1953 г. батареям Вонсана удавалось по 5 раз в месяц поражать американские корабли. Наибольшее число попаданий приходилось на патрулирующие эскадренные миноносцы. 16 апреля эсминец “Мэддокс” получил прямое попадание, в результате которого убиты 3 человека. 19 апреля снаряд попал в кормовую часть эсминца 4 Джеймс Э.Кис”, убито 9 человек, и т.д.
Однако полностью исключить перевозки воинских грузов как морем, так и по прибрежным сухопутным коммуникациям американцам не удавалось ни разу.
2. За десанта в Инчон
В начале сентября палубная авиация приступила к авиационной подготовке, в ходе которой бомбардировщики почти ежедневно совершали по 300 и более вылетов. Наиболее интенсивным ударам подвергались объекты в порту Инчхон и на острове Волмидо. Чтобы преждевременно не раскрыть район высадки, удары наносились также по участкам, где планировались демонстративные десанты. Особенно мощными были удары в период с 10 по 15 сентября. Только за 3 дня, предшествовавших началу высадки, на Инчхон и остров Волмидо было сброшено 246 тонн фугасных, осколочных и зажигательных бомб, 120 напалмовых бомб и выпущено 979 реактивных снарядов.
Одновременно с действиями 1-й дивизии морской пехоты по расширению плацдарма шла высадка второго и третьего эшелонов. К 20 сентября закончилась высадка войск и тыловых организаций 10-го армейского корпуса.
Несмотря на огромное превосходство в силах и средствах, союзные войска наступали нерешительно. В первый день они продвинулись всего на 4,8 км, а все расстояние от Инчхона до Сеула (32 км) преодолели за 14 суток.
Из-за низких темпов наступления конечная цель Инчхон-Сеульской операции достигнута не была. Войска КНА сумели с боями выйти из окружения и создать сплошную линию фронта по 38-й параллели.

3. За десанта във Вонсан.
После того как сорвались замыслы американского командования по окружению и уничтожению главных сил КНА в ходе Инчхон-Сеульской операции, они начали готовить Вонсанскую десантную операцию. С помощью высаженного оперативного десанта в порт Вонсан американцы намеревались отрезать пути отхода войск КНА на север и совместными ударами с фронта и тыла при поддержке авиации и флота уничтожить ее главные силы. Цель планируемой операции мало чем отличалась от той, которую американцы преследовали при высадке морского десанта в Инчхон.
Для проведения операции были выделены тот же 10-й армейский корпус (более 60 тыс. человек), более 400 самолетов и 283 корабля и судна. Фактически использовались такие же силы, что и в Инчхонской десантной операции, и такая же их организация. Подготовка операции мало чем отличалась от предыдущей. Особенностью Вонсанской десантной операции явилось то, что созданная флотом Северной Кореи минно-артиллерийская позиция сорвала высадку десанта.
У восточного побережья Кореи подорвался на мине вначале один эсминец, а затем другой. Однако это не насторожило американское командование, которое считало, что, так же как и в Инчхоне, удастся сравнительно легко справиться с минной опасностью. Траление мин осуществлялось следующим образом. Четыре тральщика в строю кильватерной колонны контактными тралами проделывали проход в минном заграждении. Один тральщик был выделен для обозначения границы протраленного фарватера, а один — для расстрела вытраленных мин. Впереди тральщиков на малой высоте летел вертолет, производивший визуальную разведку мелко поставленных мин. К вечеру 10 октября был протрален фарватер длиной 12 и шириной 1,5 мили. В ходе траления уничтожили 21 мину. Утром 11 октября траление возобновилось. За 55-метровой изобатой с вертолета было обнаружено плотное минное заграждение, которое затем обследовали подводники-подрывники, к концу дня они отметили буйками 50 якорных мин.
12 октября американцы пытались уничтожить это минное заграждение авиационным бомбовым ударом, используя 31 бомбардировщик “скайрейдер” и 16 истребителей “корсар”. Каждый бомбардировщик нес по три 450-кг фугасные бомбы, истребители — по одной такой же бомбе. Все бомбы были снаряжены гидростатическими взрывателями, обеспечивавшими их подрыв на глубине 7,5 м. Самолеты должны были сбросить бомбы двумя полосами длиной по 5 миль, с интервалом между бомбами 200 м. Расстояние между полосами устанавливалось 200 м.
Равномерного распределения бомб предполагалось достичь за счет координирования сброса бомб двумя самолетами, один из которых уточнял свое место по радиолокатору, а другой, находясь под ним, сбрасывал по его сигналам дымовые ориентирные буйки. Американцы считали это новым методом борьбы с минами и полагали, что от детонации взорвутся все мины и подходы к пунктам высадки будут безопасными.
Однако авиационный удар был малоэффективным. Американским летчикам удалось уничтожить не более 10% мин.
Во второй половине дня 12 октября под прикрытием 2 легких крейсеров и нескольких эсминцев американцы приступили к уничтожению минного заграждения, находившегося непосредственно у входа в порт. В ходе траления под днищем тральщика “Пайрет” взорвалась донная мина, в результате корабль разломился пополам, а через несколько минут обе его части затонули. Шедший в кильватере тральщик “Пледж” застопорил ход и спустил на воду моторный вельбот для спасения личного состава с тонущего корабля. По нему открыли огонь батареи береговой артиллерии с острова Синьдо, сразу же достигнув нескольких прямых попаданий. После того как команда обрубила трал, корабль начал отходить из района, но при повороте наскочил на мину. Взрыв произошел под корпусом корабля с правого борта на уровне носового машинного отделения. Тральщик получил очень тяжелые повреждения и вскоре затонул.
В тот же день войска КНА вынуждены были оставить Вонсан и отойти на новый рубеж обороны. Но американское командование не отказалось от решения высадить десант в Вонсане. Траление мин было возобновлено. От подрыва на минах и огня береговых батарей погибли еще 2 тральщика, а сторожевой корабль получил серьезные повреждения. Только к 25 октября американцам удалось проделать проходы в минных заграждениях. Однако еще 19 октября десантные отряды прибыли в район высадки и вынуждены были маневрировать вдоль восточного побережья Кореи в ожидании окончания траления.
Таким образом, крупная морская десантная операция, спланированная по всем правилам военного искусства, сорвалась. Американцы не могли вторично осуществить план, где предусматривалось окружение и уничтожение войск КНА, а их ВМС оказались абсолютно не подготовленными к борьбе с минами даже при отсутствии серьезного противодействия. Почти 300 кораблей и судов с десантом на борту вынуждены были совершать челночные движения в ожидании окончания траления. В таких условиях наличие у обороняющейся стороны более сильных воздушных и морских сил могло бы привести к полному разгрому десанта.
4. Чистене на минното заграждение пред пристанище Нампо след завземането му от сушата през 1950 г.
Так, в октябре — ноябре 1950 г. американцам пришлось уничтожать минное заграждение в районе порта Нампхо. В оборонительном минном заграждении, выставленным флотом Северной Кореи на внешнем рейде и на ведущем в порт фарватере, насчитывалось 212 мин, поставленных в шести линиях, из которых одна состояла из донных магнитных мин, а остальные — из якорных контактных. Кроме того, с севера порт прикрывался тремя линиями якорных мин.
Для уничтожения минного заграждения американцы сформировали оперативную группу 95.69 под командованием капитана 3 ранга Арчера. В ее состав входили 2 быстроходных и 7 базовых тральщиков. На транспорте “Хорейс Э. Бэсс” в район была доставлена команда водолазов-подрывников. В качестве базового судна-снабжения сил оперативной группы использовался десантный корабль-док “Кэтамаунт”.
Для разрежения минных заграждений американцы нанесли по ним несколько бомбовых ударов. Так, 28 ноября на минное заграждение с самолетов было сброшено тридцать две 50-кг глубинные бомбы. При этом удалось вызвать детонацию только одной мины. На следующий день самолеты “Нептун” сбросили 16 таких же бомб, уничтожив три мины. 29 октября 2 быстроходных тральщика “Кармик” и “Томпсон” приступили к тралению ведущего в порт фарватера. Базовые тральщики расстреливали подсеченные мины и обозначали границы протраленного фарватера. К концу ноября было протралено почти 200 миль и уничтожено 80 мин.
5. Изводи и цената на войната за ВМС на САЩ.
Эта война показала ошибочность взглядов представителей “новейшей” школы военной мысли, которые утверждали, что в будущей войне роль флота будет сведена лишь к конвоированию судов и патрулированию в прибрежных водах. После войны в Корее в США была принята доктрина “сбалансированных сил”, предусматривающая достижение победы совместными усилиями сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил.
Потери личного состава ВМС США составили 2043 человека, в том числе 279 убитыми, 23 умершими от ран, 165 пропавшими без вести и 1576 ранеными. От подрыва на минах американский флот потерял 5 боевых кораблей и судов обеспечения, а 73 корабля, в том числе все 4 линкора, были повреждены. Боевые потери самолетов ВМС и морской пехоты составили 564 машины.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
С-13

Регистриран на: 12 Юни 2005
Мнения: 951
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Сря 26 Ное 2008, 17:11    Заглавие:  

Минната война в Корея от 1951 до края на войната и някои изводи според Cagle M., Manson F. The Sea War in Korea. US Naval Institute, Annapolis, 1957.
МИННАЯ ВОЙНА НА НОВОМ ЭТАПЕ (1951–1953 ГГ.)
С самого начала войны, в противоположность боевым действиям в воздухе и на суше, действия военно-морских сил ООН не были ограничены ничем, кроме границ блокады. Но к началу 1951 г. противник снова полностью завладел всей береговой линией Северной Кореи. Он приобрел новые возможности для укрепления своей обороны против наших военно-морских сил путем вторичного минирования своих портов и прибрежных вод, а также путем установки батарей береговой артиллерии.
Несмотря на зловещие слухи о восстановлении минных заграждений и доставке дальнобойных береговых орудий в Северную Корею из Маньчжурии, капитан 2 ранга Уильямс, сменивший в марте 1951 г. капитана 2 ранга Споффорда, был настроен оптимистически.
В течение всей войны нам никогда не удавалось точно и надежно фиксировать на карте районы первичного и повторного минирования. Не хватало кораблей, разведывательные данные были слишком скудны, береговые линии крайне растянуты, ночи очень темны, а минирование вод противником носило чисто локальный характер. По общему мнению, противник преследовал минированием вод двоякую цель: предотвратить новую высадку десанта и помешать обстрелу берегов кораблями наших военно-морских сил. Все разведывательные донесения, обычно скудные и требующие проверки, указывали на то, что противник производит минирование ночью, используя такие суда, как парусные джонки, рыболовные сампаны, моторные джонки и торпедные катера. Имелось сообщение, что северокорейцы используют бывший советский минный заградитель, но это не подтвердилось.
На захваченных сампанах, использовавшихся в качестве минных заградителей, были обнаружены специальные рамы, сооруженные из тяжелых бревен, установленных поперек судна так, чтобы на них можно было класть мины и легко скатывать их вручную через борт. Несмотря на примитивность и небольшую грузоподъемность сампанов (каждый даже небольшой сампан мог поднять 2–4 мины), противник именно благодаря им получал возможность угрожать минами мощному и современному флоту мира. .

Заб: Северокорейците не са виждали никога мини и затова са ги поставяли с рибарски сампани.

Так, например, подтвердилось показание одного перебежчика, когда 2 марта 1952 г. в районе Воньсаня была обнаружена противокатерная мина нового типа. Эта сравнительно небольшая мина контактного типа (вес 20 кг, диаметр 280 мм), установленная на якоре с расчетом на взрыв на глубине от 0,5 до 2,5 м.
Явное доказательство продолжающегося минирования восточного побережья было получено 18 июня 1952 г., когда тральщик «Керлью» извлек в Воньсаньском порту автоматическую якорную мину. Противник, очевидно, использовал течение реки для сплава этих мин в порт, уже протраленный и огражденный буями. Это открытие заставило командира 98-го оперативного соединения объявить район вблизи устья реки опасным для навигации.

ПОТЕРИ КОРАБЛЕЙ ОТ МИН
2 февраля 1951 г., проводя траление вблизи Йонъяна, юго-восточнее Воньсаня, тральщик «Партридж» наткнулся на плавучую мину и затонул через 10 минут. Два офицера и шестеро рядовых были убиты, один офицер и пятеро рядовых тяжело ранены. «Партридж» был четвертым и последним американским тральщиком, погибшим за время войны в Корее.
В ночь на 30 августа 1952 г. во время патрулирования в районе Хыннама миной был потоплен океанский буксир «Сарси».
В том же районе наткнулись на мины два эскадренных миноносца: 12 июня 1951 г. — «Уок» и 7 октября 1951 г. — «Эрнест Г. Смолл». Оба корабля получили сильные повреждения. На первом было убито 26, на втором — 9 человек.
16 сентября 1952 г. примерно в 90 милях к востоку от Воньсаня наскочил на мину еще один эскадренный миноносец «Бартон», несший службу по прикрытию 77-го оперативного соединения. Командующий 7-м флотом вице-адмирал Кларк докладывал, что в течение последующих нескольких недель около его кораблей было обнаружено 40 мин. Мины появились также на поверхности бухты Йонхынмань, а несколько мин прибило к берегу.
«Следует указать на кое-какие любопытные обстоятельства, при которых «Бартон» подорвался на мине, — говорит капитан 3 ранга Сейм. — «Бартон» занимал самое северное положение в группе кораблей оперативного соединения, шедших курсом на юг. Авианосцы и эскадренные миноносцы, шедшие прямо впереди нас, по-видимому, прошли очень близко от этой мины, не задев ее. Когда раздался взрыв, я как раз заканчивал чтение доклада о уязвимости кораблей для плавучих мин. В докладе был вывод о том, что кораблю, делающему десять и более узлов, не угрожает опасность, потому что носовые волны должны отбрасывать плавучие мины в сторону. Однако на этот раз носовая волна не сумела защитить «Бартон», хотя соединение шло со скоростью пятнадцати узлов».
Мина взорвалась в 21.15. Она расколола наружную обшивку от киля до верхней палубы. Передняя кочегарка была полностью разрушена и затоплена водой. В 12-метровую пробоину хлынули мощные потоки воды. Все пять человек, находившиеся в передней кочегарке, погибли. Личный состав машинного отделения, работавший по соседству, получил тяжелые ожоги.

Заб: Така и не са разбрали, че корейците пускат плуващи мини. В случая са били заплашени дори корабите на оперативно съединение на цели 90 мили от брега.

За этот период подорвались на минах два южнокорейских корабля: 6 мая — тральщик JMS-306 в районе Нампхо и в ночь на 26 декабря — корабль ПЛО РС-704 в районе острова Йодо, в бухте Йонхынмань. Впоследствии на берегу острова было подобрано 20 трупов. Южнокорейский тральщик JMS-306 вместе с тральщиками JMS-302, YMS-502 и фрегатом PF-61 был направлен к Нампхо для разведки минных заграждений противника. Утром 6 мая 1951 г., как только рассеялся густой предрассветный туман, JMS-306 вышел в разведывательный дозор. Через двадцать минут он наткнулся на мину. Взрывом затопило машинное отделение; из 36 человек экипажа было убито 6 и ранено 18. 12 оставшихся в живых членов экипажа в течение 72 минут боролись с морем, пытаясь не допустить затопления корабля. Тем временем на помощь были вызваны два парусных судна. Корабль затонул в 10.32 Оставшиеся в живых члены экипажа были приняты на борт фрегата PF-61 для отправки в Пусань.

БОРЬБА АРТИЛЛЕРИИ ПРОТИВНИКА С ТРАЛЬЩИКАМИ
Начиная с осени 1951 г. и до конца войны в Корее наши тральщики страдали гораздо больше от огня береговых батарей, чем от мин.
Одним из тральщиков, на долю которого пришлось наибольшее количество попаданий, был «Оспрей». 29 октября 1951 г. он получил два прямых попадания, причем первый снаряд пробил верхнюю часть дымовой трубы, а второй ударил в корпус выше ватерлинии. Еще одно попадание «Острей» получил 23 апреля 1952 г. в районе Сончжиня, когда он и «Суоллоу» вели наблюдение за прибрежной железной дорогой, которую обстреливал тральщик «Маррелет».
В третий раз «Оспрей» пострадал 13 октября 1952 г. во время демонстрации высадки десанта в Кочжо. Он получил множество пробоин от осколков, а разорвавшийся поблизости снаряд тяжело ранил старшего помощника командира и трех матросов.
Еще одним кораблем, получившим почти столько же попаданий, как и «Оспрей», был быстроходный тральщик «Томпсон«. От артиллерийского огня пострадали также тральщики «Херон», получивший 8 сентября 1951 г. большую пробоину выше ватерлинии, и «Компитент», пострадавший от осколков, когда 27 августа 1952 г. четырехорудийная 122-мм батарея противника выпустила по нему около 100 снарядов.
19 ноября 1952 г. мишенью 76-мм батареи противника в районе Воньеаня послужил тральщик «Кайт». Осколками были легко ранены один офицер и четверо рядовых. В течение марта 1953 г. от огня береговых батарей противника, расположенных вблизи Сончжиня, пострадали три тральщика: «Галл», «Суифт» и YMS-510.
Интересна запись, которую капитан-лейтенант Лерд, командир корабля «Декстресс», сделал в своем вахтенном журнале.
«12.43. Вызван расчет 76-мм пушки.
13.09. Корабль взят под обстрел береговыми батареями. Боевая тревога всей команде. Принимаю на себя управление.
13.10. Начал уходить зигзагообразным курсом самым полным ходом — 16 узлов. Получил прямое попадание в носовую часть правого борта.
13.12. Прямое попадание в топ мачты.
13.14. Множество разрывов в воздухе и вблизи корабля. Ставлю дымовую завесу.
13.18. Обрубил тралы. Потери: один убитый, двое раненых. В корабле две пробоины: одна диаметром около 30 см, другая — 15 см. Сильно пострадали: электрическое оборудование, радиоантенны, радиолокатор, система флажной сигнализации, уничтожен левый клотиковый фонарь».
Оборонительный маневр, примененный капитан-лейтенантом Лердом, являлся основным тактическим приемом тральщиков. Когда представлялась возможность, они открывали огонь по береговым батареям противника и одновременно вызывали огонь кораблей артиллерийской поддержки, если те находились поблизости. Затем тральщики меняли курс на самом полном ходу, обрубали тралы, уходили зигзагом и ставили дымовую завесу, чтобы затруднить противнику отыскание цели.
Дымовая завеса всегда являлась наиболее эффективным средством, особенно когда она была достаточно плотной и могла полностью скрыть противоартиллерийский маневр тральщика.

Заб: Така и предполагах само в димната завеса е спасението.

Ночное траление приобрело особое значение во время демонстрации высадки десанта 15 октября 1952 г. у Кочжо, на восточном побережье Кореи, в 40 км к юго-востоку от Воньсаня и в 56 км к северу от линии фронта.
Тральщики прибыли в район Кочжо за три дня до начала операции, но из-за сильного ветра и бурного моря они смогли приступить к тралению только на рассвете 13 октября. В первый заход вышли пять мелкосидящих катерных тральщиков. Подойдя на 1300 м к берегу, они попали под огонь тяжелой береговой батареи противника. Огонь артиллерии и пулеметов был настолько интенсивным и точным, что только три головных тральщика смогли завершить первый заход. Два судна, шедшие позади, обрубили свои тралы и на полном ходу ушли в открытое море.
Позднее в тот же день три базовых тральщика при непосредственной огневой поддержке двух американских эскадренных миноносцев попытались еще раз протралить этот район. Однако огневая поддержка эскадренных миноносцев оказалась недостаточной, чтобы заставить замолчать орудия противника. Тральщик «Оспрей» и эскадренный миноносец «Перкинс» получили легкие повреждения. На последнем оказались и потери: в результате двух близких разрывов один человек был убит и семнадцать ранено.
С восходом солнца на следующий день те же три тральщика вновь попытались очистить проход. Однако они снова были отогнаны мощным артиллерийским огнем, на этот раз даже раньше, чем им удалось достигнуть района траления. Огонь артиллерии противника был настолько плотным и точным, что 15 октября пришлось объявить об отмене дневного траления. В дальнейшем траление в районе Кочжо разрешалось вести только под покровом темноты.

Заб: Докъде са ги докарали горките само нощем да могат да чистят мини.

Неудача траления в светлое время суток в районе Кочжо и все возрастающая активность артиллерии противника на северо-восточном побережье указывали на необходимость производить если не все работы по тралению в корейских водах, то значительную часть их только ночью. Как известно, ночное траление, хотя и менее опасное с точки зрения воздействия артиллерии противника, связано с целым рядом дополнительных трудностей, не встречающихся в дневных операциях. Во-первых, ночью затруднена навигация и точное фиксирование протраленных районов на карте. Вследствие приливов и течений отдельные участки минных заграждений могут быть пропущены, а другие протралены дважды. Во-вторых, ночью труднее уничтожать и отмечать буями подсеченные мины. В-третьих, ночное траление увеличивает опасность столкновения с миной для всех кораблей, следующих позади головных тральщиков. В-четвертых, по ночам у корейских берегов снуют десятки рыболовных сампанов, и всегда существует опасность, что какой-нибудь из них занят чем-то более серьезным, чем рыбная ловля.
Действий по расчистке минных заграждений, результатом которых к концу войны в Корее было 1088 обезвреженных мин, тральщики внесли еще немалый вклад в общие военные усилия.

Заб: За три години война са обезвредели около една трета от поставените мини.

Внезапное исчезновение плавучих мин после перемирия наводило на мысль о том, что некоторые дрейфующие мины, встречавшиеся во время войны, в действительности были пущены в море сознательно, а не случайно сорвались с якорей.

Заб: Сетиха се, но по-добре късно отколкото никога.

К новшествам в противоминной борьбе, получившим развитие в ходе боевых действий в Корее, относится разведка мин вертолетами и разведывательными эскадрильями гидросамолетов, а также бомбардировка минных заграждений с воздуха.
Что касается оборудования, то во время войны в Корее применялись все те же эхолот и гидрофон, которые служили для обнаружения якорных мин во время второй мировой войны. Оборудование для траления якорных и для подрыва магнитных и акустических мин никаким усовершенствованиям не подвергалось.
Практически не поддающиеся тралению гидростатические и комбинированные (магнитные и акустические) мины по-прежнему оставались для кораблей такой же серьезной угрозой, как и во время второй мировой войны.
Отсюда можно заключить, что военно-морским силам и войскам Объединенных Наций повезло в том отношении, что, за исключением немногих магнитных мин, противник применял только мины времен первой и второй мировых войн, и то преимущественно простого контактного типа. Если бы он применил комбинированные, например магнитно-акустические, мины, то задача тральщиков усложнилась бы во сто крат.

Заб: И така картината не е хич радостна, а те ми приказват, че можела да бъде и 100 пъти по-лоша? Тия хора в Анаполис не са виждали мина и говорят само глупости.

Отсюда следует вывод, что в постоянном соревновании между развитием минной техники и разработкой средств противоминной борьбы мины сохранили свою ведущую роль, завоеванную ими еще во время второй мировой войны.
«Из опыта минной войны, в которой мы принимали участие во время военных действий в Корее, — говорил Хиггинс, — становится ясно, что это смертоносное оружие может и безусловно будет успешно применяться всяким противником, с которым мы встретимся в будущем.
Непреложным фактом является способность любой небольшой морской державы, обладающей лишь элементарными транспортными средствами, незначительным техническим опытом и минимальным количеством импровизированного оборудования, воспретить доступ в свои порты и мелкие прибрежные воды крупным современным военно-морским силам путем одного лишь широкого применения даже простейших типов мин.

Заб: Хората със слаби нерви да не четат написаното по-горе и по-долу.

Важнейшим выводом из опыта минной войны в Корее является то, что северокорейцы, используя устарелое и примитивное минное оборудование, сумели все же причинить значительный ущерб кораблям Объединенных Наций и серьезно помешали проведению наших операций. Действия противника в минной войне носили чисто оборонительный, локальный характер. Но и в этих условиях боязнь мин заставляла наши корабли держаться за пределами 180-м изобаты, за исключением протраленных районов. Если бы противник полностью использовал свои наступательные и оборонительные возможности в минной войне, применяя новейшие типы мин и самые современные методы постановки заграждений, продолжение войны в Корее стало бы более трудной задачей.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
С-13

Регистриран на: 12 Юни 2005
Мнения: 951
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Чет 27 Ное 2008, 15:00    Заглавие:  

Малко по-нова информация. Източник http://www.nationaldefensemagazine.org/archive/2002/August/Pages/Sea-Mine4033.aspx

Sea-Mine Threat Can No Longer Be Ignored
August 2002

by Daniel Gourе

To borrow an old saying, mine warfare is like the weather: everybody talks about it but nobody does anything.
Now, attention is again being focused on mine warfare. One of the most serious threats to U.S. naval power projection is sea mines. Mines, which are cheap to make and easy to deploy, are perhaps the most effective weapons available to a littoral adversary seeking to prevent U.S. naval forces accessing littoral territories and projecting power ashore.
Of the 18 Navy ships seriously damaged in operations since the Korean War, mines were responsible for 14 of these incidents. Between 1988 and 1991, three warships to hit mines were the USS Samuel B. Roberts (FFG-5Cool, the cruiser USS Princeton (CG-59) and a countermine task force flagship, the USS Tripoli (LPH-10). Aggregate damage to the ships exceeded $121.5 million, while combined cost for the three mines was estimated at $13,000.

Заб: Следователно една съвременна неконтактна италианска мина Манта струва под 10 хиляди долара.

Mines have twice complicated U.S. amphibious landings, first at Wonsan in 1950, and then off Kuwait in the 1990s. In addition to the physical harm caused in these and other incidents, mine warfare caused significant operational delay.
U.S. adversaries have learned from these low-budget successes, and as a result the current mine threat is growing rapidly in scope and technological sophistication. As of 1996, 48 navies were capable of laying mines, 31 nations manufactured mines and more than 20 nations exported mines. Between 1989 and 1998, there was a 40 percent increase in the number of countries with mining capabilities, a 75 percent increase in the types of mines available, a 60 percent increase in countries producing mines and a 60 percent increase in countries exporting mines.
Today, in addition to traditional, low-technology contact mines, the Navy can expect to encounter far more advanced systems that incorporate magnetic, acoustic, seismic, underwater electric potential, pressure, delayed arming mechanisms, propulsion systems, coatings and camouflage techniques that make mines more difficult to detect. Many of these features can be added to obsolescent mines at a fraction for the cost of new ones.

The U.S. Navy’s mine countermeasures force generally is considered one of the most capable in the world. Yet, it is a force in need of modernization and transformation. The Inchon, which had been converted in 1996 to provide multi-role support to surface and helicopter mine countermeasures forces, suffered an engine room fire in 2001. Rather than paying the estimate $10 million to repair it, the ship was decommissioned without replacement.

This is hampering efforts to develop and test new mine countermeasure technologies. Moreover, existing capabilities need to be enhanced to address the problem posed by shallow “surf zone” mines.

The dedicated MCM force is not a sufficient answer to the challenge posed by sea mines. U.S. naval forces must be able to deploy rapidly and operate against in all kinds of water and against the littorals as soon as they arrive on station. In the early stages of conflict, U.S. maritime forces will be hard pressed to act quickly when challenged with maneuvering through these obstacles in a hostile mine-warfare environment while detecting and defeating attacks close to shore.

Organic systems on the horizon include surface, airborne, and undersea technologies. Surface ships will employ off-board systems to meet the demand for mine reconnaissance of anticipated operating areas. The Remote Minehunting Sytem (RMS) is being developed to meet these requirements. It is anticipated that the system will be employed in Arleigh Burke-class destroyers, beginning in fiscal year 2005.

The Rapid Airborne Mine Clearance System (RAMICS) will provide near-surface mine neutralization using a 20-30 mm Gatling gun system.

The lead airborne development program is the Airborne Laser Detection System (ALMDS), an electro-optical mine detection system that uses an aircraft-mounted laser to detect floating and keel-depth-moored mines. Another airborne system in development is the Airborne Mine Neutralization System (AMNS), an expendable, torpedo-like device remotely operated mine neutralization device, deployed from the H-60 helicopters that will be capable of providing identification and neutralization of unburied and close-tethered mines.

Underwater mine reconnaissance is a top priority for the Navy’s Underwater Unmanned Vehicle program. To this end, both Near-Term and Long-Term Mine Reconnaissance Systems (NMRS and LMRS) programs have been established. NMRS will provide initial UUV capability to the fleet, launched and recovered from a Los Angeles class submarine. NMRS will be capable of limited mine detection classification and localization. An NMRS operational prototype is scheduled for delivery this year. LMRS is targeted to enter service in fiscal year 2003.

While the concept of organic MCM has been agreed upon, there are doubts about its implementation. In the past, when the Navy has experienced budget shortfalls in other critical areas, such as aviation, surface, and submarine communities, MCM has been one of the “bill payers.” Now, mine warfare must be treated as a core U.S. war-fighting competency, if the Navy plans to play in littoral waters.

Daniel Gouré is a defense analyst at the Lexington Institute, a policy think tank in Arlington, Va.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
С-13

Регистриран на: 12 Юни 2005
Мнения: 951
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Чет 27 Ное 2008, 15:04    Заглавие:  

Данни за повредата на крайцера Принстън от http://en.wikipedia.org/wiki/USS_Princeton_(CG-59).


On the morning of 18 February 1991, during Operation Desert Storm, Princeton was patrolling an operating area 28 nautical miles off Failaka Island in the Persian Gulf, on the west side of the decoy U.S. Marine and naval invasion forces afloat. Two bottom-mounted influence mines (MANTAs) detonated, one just under the port rudder and the other just forward of the starboard bow, most likely a sympathetic detonation caused by the first explosion. The blasts cracked the superstructure, buckled three lines in the hull, jammed the port rudder, flooded the #3 switchboard room through chillwater pipe cracks, and damaged the starboard propeller shaft. Two crew members were seriously injured, and another sustained minor injuries. Despite the severe damage, the forward weapons and the AEGIS combat system were back online within 15 minutes.

At great peril, the Canadian warship HMCS Athabaskan moved north through the minefield to deliver damage-control supplies to the severely damaged Princeton, which remained on station for 30 hours until she was relieved. The crippled ship, with a locked starboard propeller shaft and a locked port rudder, was guided from the minefield by the minesweeper USS Adroit. Temporary repairs were conducted first in Bahrain, and then in the port of Jebel Ali near Dubai by the duty destroyer tender USS Acadia, and finally in a Dubai drydock. After eight weeks, the Princeton returned to the United States under the ship's own power for additional repairs. The ship and her crew were awarded the Combat Action Ribbon.

Click to see if image is larger

A close-up view of a crack in the hull of the Aegis-guided missile cruiser USS PRINCETON (CG-59), part of the damage sustained when the vessel struck an Iraqi mine while on patrol in the Persian Gulf on February 18th in support of Operation Desert Storm. The incident resulted in the injury of three crew members and also inflicted propeller damage on the ship.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
Покажи мнения от преди:   Сортирай по:   
Страница 1 от 2 [18 Мнения]   Иди на страница: 1, 2 Следваща
Създайте нова тема   Напишете отговор Предишната тема :: Следващата тема
 Главната страница » ОКЕАН - МОРСКИ ФОРУМ » Съвременен военен флот
Идете на:  

Не Можете да пускате нови теми
Не Можете да отговаряте на темите
Не Можете да променяте съобщенията си
Не Можете да изтривате съобщенията си
Не Можете да гласувате в анкети

[ Time: 0.3200s ][ Queries: 14 (0.0042s) ][ Debug on ]

 
Copyright ©2006-2012 Air Group 2000 Ltd. All rights reserved. support@airgroup2000.com

eXTReMe Tracker