Private Colleger of transportation
image
Начало Форум-основен Форум-Модел Криле Океан Океан Dreams Оръжие Криле Ретросалон Нато и България Галерия Новини Поръчай онлайн

Select Forum Language:

 
Hot topics:
В момента е: Съб 04 Апр 2020, 00:54
Часовете са според зоната UTC + 2
 Главната страница » ОРЪЖЕЕН ФОРУМ » Оръжия и събития до края на 20 век
Съветската армия в годините на Студената война (1946-1991)
Модератори: Super Flanker
Създайте нова тема   Напишете отговор Предишната тема :: Следващата тема
Страница 1 от 3 [45 Мнения]   Иди на страница: 1, 2, 3 Следваща
Автор Съобщение
Octagon

Регистриран на: 02 Яну 2004
Мнения: 1286
Местожителство: LBPD

МнениеПуснато на: Пон 26 Фев 2007, 10:47    Заглавие:  Съветската армия в годините на Студената война (1946-1991)  

Нелоша книга (на руски) с доста инфо за щатове, орг. структури и др.
http://share.bol.bg/download/xuz9SKaE0p
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
Preslav
[Admin]


Регистриран на: 19 Яну 2006
Мнения: 42500

МнениеПуснато на: Нед 19 Авг 2007, 23:59    Заглавие:  

Навършват се 39 години от нахлуването на войски на Варшавския договор в Чехословакия



20 август 2007 | 00:57 | Агенция "Фокус"



През 1968 г. на 20 срещу 21 август е извършена интервенция на държавите от Варшавския договор в Чехословакия. Участват и български войски: два мотострелкови полка с общо 2164 души, които са под съветско командване. Те са разположени в Банска Бистрица, но не участват във военни сблъсъци. Част от българската интелигенция протестира срещу интервенцията. Трима първокурсници от Историческия факултет на Софийския университет - Едуард Генов, Александър Димитров и Валентин Радев, са осъдени на различни срокове затвор за разпространяване на протестни позиви.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла Посетете сайта на потребителя 
Елемаг
[Moderator]


Регистриран на: 01 Яну 2004
Мнения: 27538
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Чет 23 Авг 2007, 19:47    Заглавие:  

Cool Cool Cool
ПОГОНЯ ЗА ВОЗДУШНЫМИ ЛАЗУТЧИКАМИ

ТРИ ЭПИЗОДА ВРЕМЕН ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ ЧЕРЕЗ ЛИЧНЫЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ


В ноябре 1952 г. вызвали к горвоенкому. "Вам, офицеру запаса без звания, приказом министра Вооруженных Сил СССР маршала Василевского присвоено звание младший техник-лейтенант, и вы призываетесь в Советскую армию", - объявил он. А затем приказным тоном продолжил: "Незамедлительно увольняйтесь с работы и направляйтесь в распоряжение командующего Прикарпатским военным округом. Вопросы?".
Вопросы, конечно, имелись. В то время я был заместителем начальника 6-й дистанции сигнализации и связи на Львовской железной дороге, имел персональное (были тогда такие) железнодорожное звание "техник-лейтенант", готовился к поступлению в Ленинградский институт инженеров транспорта... Конец, значит, этому плану? Жена в положении... Но ответы было нетрудно предвидеть. А отказываться в те времена было, мало сказать, не принято - исключалось абсолютно.

В штабе округа группу призванных из запаса направили в управление командующего Львовским районом противовоздушной обороны. Там разъяснили, что разгорается и с каждым днем становится все яростнее холодная война, да и в горячих войнах - в Корее, Юго-Восточной Азии - пушки грохочут. Создан агрессивный военный блок НАТО, реальна угроза применения ядерного оружия при нападении на СССР. При таких обстоятельствах совершенствование противовоздушной обороны страны является важнейшим государственным делом. Эта задача особо актуальна здесь, на западной границе СССР, где иностранные самолеты все чаще вторгаются в наше воздушное пространство. Созданный в конце 1951 г. Львовский район ПВО оснащается новыми средствами обнаружения, опознания и уничтожения воздушного противника. Первую и вторую задачи этой триады решают войска воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС), третью - истребительная авиация.

:Все присутствовавшие получили направления в части района, меня направили в 23-й полк ВНОС, обеспечивавший охрану воздушного пространства на участке границы протяженностью примерно 500 км. Основным средством обнаружения и опознания воздушных целей в полку были радиолокационные станции (РЛС) метрового диапазона П-3А и П-8 и гораздо более мощные РЛС сантиметрового диапазона П-20. При обнаружении нарушителей госграницы РЛС обеспечивали данными о координатах целей командные пункты истребительных авиационных полков (иап) и соединений.

В составе полка было также несколько рот постов визуального наблюдения за воздушным пространством, история боевого пути которых началась еще в довоенное время. Посты находились вдоль госграницы на расстоянии 5-8 км друг от друга. Круглосуточно дежурившие бойцы днем наблюдали за небом с помощью бинокля, а ночью или при густой облачности днем лишь вслушивались в шумы небесной сферы. Увидев цель или услышав звук ее полета, сообщали об этом на ротный пост.

Должности первые пять лет офицерской службы я занимал что ни есть наименьшие, звания имел начальные, но так уж сложилось, что пришлось быть свидетелем ударов беса холодной войны, шлифовавшего тогда свои способы проникновения в воздушное пространство СССР. Чтобы рассказать о трех из них возможно точнее, привлек некоторые архивные документы, сообщения печати того периода.

"СЛЫШУ ШУМ САМОЛЕТА!"

В управлении полка получил назначение на должность оперативного дежурного недавно созданного нового подразделения - пункта сбора и обработки донесений (ПСОД). Он находился в одном помещении с командным пунктом 192-го иап, разделяла нас лишь стеклянная перегородка. На вооружении полка были реактивные истребители конструкции А.И. Микояна и М.И. Гуревича МиГ-15. Они обладали хорошими для того времени летно-техническими данными: мощными двигателями, скоростью до 1050 км/час, хорошей маневренностью и вооружением - тремя пушками, неуправляемыми реактивными снарядами. Однако поисковой РЛС и РЛС прицела у них тогда еще не было, данные при наведении на цель летчики получали по радио после штурманских расчетов. А задача ПСОД как раз и заключалась в том, чтобы принимать, анализировать и обобщать данные о полетах воздушных целей в установленной зоне от РЛС, постов визуального наблюдения, а также поступающих по системе взаимного оповещения. При обнаружении нарушителей воздушных границ или самолетов, совершающих полет без заявки, - немедленно передавать их координаты на КП иап.

Дежурство 25 апреля 1953 г. протекало скучновато. День выдался непогожим, сумрачным от низкой облачности. Плановые полеты в полку отложили. На планшетах ПСОД днем лишь отметки о рейсах нечастых в те годы самолетов ГВФ, к вечеру работы вообще не стало. Поэтому донесение, поступившее в 23.20 от наблюдателя одного из постов на границе: "Слышу шум самолета!" - прозвучало подобно взрыву. Тут же с координатами поста его передали на планшет штурмана майора Беляева. Последовала команда на взлет дежурившему на аэродроме истребителю-перехватчику. Помимо дежурных, включились все остальные РЛС полка. Полетели донесения на КП района ПВО, в округ, на главный пост Войск ПВО страны. На командных пунктах заняли места группы усиления дежурных смен. Но прошла минута, вторая... пятая, а донесений о самолете-нарушителе от операторов РЛС нет. Связываюсь с ротным постом: не ошибся ли наблюдатель, приняв шум внезапно затарахтевшего где-то трактора за шум самолета? (Такие промахи у молодых солдат случались.) Нет, отвечают, наблюдатель из старослужащих, ошибка исключена. Шум, уверяет, от пролета поршневого самолета, высота полета (об этом, правда, докладывали неуверенно) тысяча метров. Пост находился в горах, полет на малой высоте там маловероятен, тем более ночью... С другой стороны, может, поэтому самолет-нарушитель могут не "увидеть" РЛС.

Здесь надо сказать о том, что граница там проходит по хребтам и долинам Восточных Карпат. Горы и холмы, отражая излучаемые локаторами радиоволны, засвечивали их экраны и ограничивали зону обнаружения воздушных целей. Непрерывное наблюдение за пересекавшими границу с запада самолетами там было возможно, если высота их полета превышала два километра.

Взлетевший МиГ-15 преодолел облачность и ходил над районом возможного нарушения границы. Летчик цели не увидел, запрашивал ее координаты у штурмана. В воздухе еще один истребитель. Идет шестая минута. Напряжение нарастает... И вот от включившейся П-20 поступает донесение с координатами полета нарушителя, затем второе, третье. Это лучший в полку оператор сержант Киселев обнаружил-таки в "розе местных предметов" (так называли локаторщики засвеченную зону в центре экрана, контуры которой действительно напоминали очертания цветка) едва-едва мерцающую движущуюся отметку низколетящей цели. Всего восемь минут выдавал он данные о полете самолета, пока тот находился в зоне обнаружения РЛС. Попытки штурмана навести перехватчиков на цель не удались: нарушитель не выходил из облаков. (Позднее мы узнали, что самолет имел оборудование, позволявшее видеть ночью и в облаках, освещая местность невидимыми инфракрасными лучами.) Вместе с тем эти донесения позволили определить, что нарушитель идет на восток на высоте около двух тысяч метров со скоростью 300 км/час. Минут через 20 по системе взаимного оповещения поступили сообщения, что он развернулся почти на 180о, пошел на юго-запад и пересек границу СССР в другом районе.

Досада тупо саднила в груди: нарушитель ушел безнаказанным. Правда, вскоре стало ясно, что работа средств ПВО не была безрезультатной: донесения наблюдателя поста и оператора РЛС использовали другие ведомства, развернувшие активные действия. Вдоль полосы полета, в зоне, шириной превышающей местами 20 км, был введен контрольно-проверочный режим, опрошены местные жители, местность прочесали силами поднятых по тревоге частей МВД и мотострелковой дивизии. Результаты не заставили ждать: сначала нашли припрятанные парашюты, а вскоре задержали и четверых "гостей" с оружием, взрывчаткой, ядами, коротковолновой радиостанцией, средствами тайнописи, советскими рублями, клише с текстами антисоветских листовок. Все четверо в годы Великой Отечественной войны были пособниками оккупантов, бежали на Запад, в послевоенное время прошли курс обучения в американской разведывательной школе вблизи Мюнхена.

"Пойманные парашютисты признались, - отмечалось в сообщении Министерства внутренних дел, - что они являются диверсантами и заброшены в СССР из-за границы американской разведкой с диверсионными, террористическими и шпионскими заданиями". Далее сообщалось, что следствие по делу закончено и передано на рассмотрение военной коллегии Верховного Суда СССР. Последняя, учитывая тяжесть совершенных преступлений на основании указа Президиума Верховного Совета от 12 января 1950 г. "О применении смертной казни к изменникам Родины, шпионам, подрывникам-диверсантам", приговорила шпионов-"парашютистов" к высшей мере наказания - расстрелу. Приговор приведен в исполнение. Все это я уже прочел в газете "Известия" за 27 мая 1953 г.

Какие меры были предприняты, чтобы инциденты, подобные случившемуся, не повторились? Перечислю некоторые. Рядом с аэродромом базирования 192-го иап была развернута РЛС П-20 и на КП полка установлен выносной индикатор кругового обзора. Теперь штурман получил возможность непосредственно наводить перехватчики на цели. На смену МиГ-15 поступили МиГ-17 - первые советские серийные самолеты, превысившие скорость звука в горизонтальном полете. Они имели радиолокаторы обнаружения цели и радиоприцелы, были вооружены ракетами "воздух-воздух". В наш полк прибыли новые маловысотные РЛС, позволившие расширить зону непрерывного обнаружения, роты постов визуального наблюдения расформировали. В 1953 г. полк был переименован в 23-й радиотехнический. Однако эти серьезные мероприятия не обеспечили, как выяснилось позднее, полной неприкосновенности воздушных границ в нашей зоне.

Да, надо сказать и о том, что сержанту Киселеву командир полка подполковник И.В. Бондарев вручил перед строем наручные часы - подарок по тому времени заметный.

"ВИЖУ ПЯТЬ ПАРАШЮТОВ"

Пункт сбора и обработки донесений подвергся реорганизации, а позднее и расформированию. Мне летом 1954 г. предложили должность командира телефонно-телеграфного взвода роты связи, которая обслуживала КП нашего, теперь уже радиотехнического, полка. Без раздумий согласился: работа оперативным дежурным удручала однообразием. На новой должности - в постоянном движении, в решении больших и малых, но всегда неотложных задач - пролетели три года службы. Участвовал с бойцами взвода в перестройке и постройке подземного (запасного) КП полка, в оборудовании совмещенных КП частей истребительной авиации и радиолокационных рот. Трижды бойцы извлекали из-под земли на местах разрушенных нашими войсками в 1944 г. узлах обороны фашистов в Карпатах сохранившиеся куски телефонного многожильного кабеля, доставляли их в полк, сращивали и снова зарывали в землю, заменяя воздушные линии проводной связи подземными. И, конечно, занятия, учения, дежурства, воспитательная работа. (Напомню, что в 1955-1957 гг. продолжительность срочной службы в Войсках ПВО увеличилась с трех до четырех лет.) Одним словом, готовились к нападению вероятного противника. Новая встреча со злым духом холодной войны, причем воочию, состоялась в ясный январский день 1956 г.

На командном пункте полка в то утро обстановка была спокойной. Не нарушила ее и отметка на планшете о цели к западу от линии, обозначавшей государственную границу.

- Характер цели? - запросил оперативный дежурный.

- Воздушный шар. Высота - 10 тысяч метров.

Дежурный ровным голосом доложил командиру полка о приближении "гостя" к границе.

:Чужестранные воздушные шары в ту пору часто появлялись над нашей землей, чтобы разбросать очередную порцию листовок антисоветского толка. В начале этой акции холодной войны у летчиков-истребителей работы прибавилось, но население к листовкам относилось равнодушно, и вскоре перехватчиков стали поднимать только при угрозе столкновения шара с самолетами.

Тем временем на планшете рисовались новые отметки о движении цели. Она пересекла госграницу и медленно продвигалась в глубь нашей территории. Следили за ней исключительно по службе, без интереса. Однако вскоре доклад оперативному дежурному планшетиста, повторившего тревожную интонацию оператора РЛС, заставил насторожиться:

- Шар необычно большого размера.

- Запросите оператора: насколько больше обычного?

- В пять-шесть раз, не меньше.

Оперативный доложил командиру полка подполковнику Ю.А. Сикорскому и на КП авиаторов о новых данных. Через несколько минут истребитель МиГ-17 был в воздухе. Его пилотировал капитан Савичев, один из лучших летчиков полка, возвратившийся недавно из КНДР. Следуя целеуказаниям штурмана, он с первого захода обнаружил и расстрелял оболочку шара, доложил о выполнении задания и, чтобы зафиксировать место падения, облетел то, что от шара осталось. И тут-то - на наш КП транслировались переговоры летчика со штурманом - раздался удивленный возглас:

- Вижу парашютистов!

Спустя несколько мгновений доложил спокойнее и точнее:

- Вижу пять парашютов: три - сочлененных, два - одиночных, под всеми - контейнеры.

Прибывший к этому времени на КП командир полка доложил о случившемся командиру Львовского корпуса ПВО генералу В.А. Кривко. Затем, внимательно посмотрев на меня (я чем-то занимался на КП и в тот момент стоял вблизи, поедая командира глазами) и четко выговаривая каждое слово, приказал:

- Получите пистолет и карту и с офицером пограничной комендатуры - я сейчас позвоню туда - отправляйтесь...

По отметкам на планшете он определил примерное место падения груза, сверился с картой и назвал деревню. И дал напутствие:

- Задача - разыскать и доставить контейнеры и парашюты.

Гравийная дорога вела в горы. С одной стороны к ней подступал лес, с другой - шумела незамерзающая и в сильные морозы речка. Солнце освещало вершины гор. Однако все эти красоты для нас были как бы "за кадром". С лейтенантом-пограничником пытались найти ответы на вопросы: каково назначение летательного аппарата, сбитого Савичевым? Что за грузы под парашютами? Как обнаружить их в горно-лесистой местности? Предположения высказывались разные, но в том, что разыщем, сомнений не было. Шофера мы не придерживали, так что наш транспортного варианта "уазик" крепко потряхивало на скорости. Но уже часа через два подъехали к сельсовету названной командиром деревни. Председатель - в годах, кряжистый, медлительный - оказался на месте. Рассказали о цели приезда. Он, не перебивая, выслушал и отрицательно покачал головой:

- Ниякых парашютив нихто не бачив и не чув про ных.

- А если жителей расспросить: может, увидел кто, а вам не доложил?

Председатель даже возразить не счел нужным, на лице читалось, что вопрос некорректен. Мы с его разрешения позвонили в райцентр - в милицию, райисполком. Ничего. Не сразу, но дозвонились в соседний к югу райцентр. Дежурный в милиции ответил, что был звонок из одного колхоза "о каких-то парашютистах", туда уже направлена оперативная группа. Признаюсь, после этих слов настроение несколько поблекло - не мы первые.

Уточнили название деревни. По прямой была она километрах в двадцати, но путь туда на топографической карте обозначался как труднопроходимый. В обход горного массива дорога была получше, но раза в три протяженнее. Обратились за советом к председателю. Он вышел, осмотрел машину, взглянул на шофера и твердо сказал:

- Добэрэтэсь: пидмэрзло, а снигу в цьому роци мало.

Машина долго петляла по горе-дороге, о рессорах не раз тревожились, но вот после очередного поворота хребты расступились и раскрылось довольно большое по горным меркам поле. Две группы колхозников метрах в ста одна от другой хлопотали у парашютов с прикрепленными к ним ящиками из пресс-картона размером с прикроватную тумбочку. Ребро одного из них от удара при приземлении деформировалось, и из трещины высыпалась темно-серая, слегка поблескивающая на солнце пескообразная масса. (Как выяснилось позднее, это был балласт, который по команде спецаппаратуры сбрасывался в полете для поддержания заданной высоты.) От ящиков присутствующие держались подальше, а вот парашюты были в опасности: крепкие стропы, ткань куполов могли сгодиться в хозяйстве, их уже делили-резали. Я закричал что силы:

- Что же вы делаете? Это же... - запнулся, подыскивая слова поубедительнее, - вещественные доказательства!

Появление военных, а может, и слова с юридическим подтекстом произвели впечатление. Все, что успели прихватить, положили туда, где взяли. Нам сказали, что еще три парашюта с "большим ящиком" приземлились в километре отсюда. Пограничник остался у этих предметов, а мы с шофером поехали к основной, как предполагали, части летательного аппарата.

Здесь народу было побольше, несколько человек из них в милицейской форме, два, как выяснилось, сотрудника местного райотдела КГБ. Представился как прибывший из части, которая сбила этот летающий аппарат. Пожали друг другу руки, а глаза, словно магнитом, притягивала его центральная часть: окрашенный яркой желтой краской металлический контейнер-куб полутораметровой высоты с закругленными, сверкающими никелем боковыми гранями. Лежал он на боку, и с донной его стенки смотрели два больших объектива. Мрачно, надо сказать, смотрели.

- Будто наблюдают за нами, - заметил кто-то.

Никаких надписей, маркировок на контейнере и на прикрепленной к нему консоли с тремя парашютами не было, но на одной из боковых стенок находилась пластина из жести с четырьмя выполненными фотохимическим способом весьма выразительными рисунками. Крепко запечатлелись они в памяти. На первом был изображен спускающийся на парашютах аппарат и спешащие к нему люди в восточных одеждах - халатах, чалмах. На втором - аппарат уже на земле. Подбежавшие намерены его раскурочить, но какой-то мудрец поднятой рукой призывает к благоразумию. Некоторые повернули к нему головы, прислушиваются. На третьем рисунке - ослик, который тащит на тележке контейнер, ему помогают люди. Мудрец рукой показывает вдаль, где видны какие-то строения. На четвертом - люди в мундирах и фуражках с высокими тульями вручают мудрецу не очень маленький мешочек, ясное дело, с монетами: их ребра видны из-под ткани. Люди в халатах склоняются в поклоне. Такая вот убедительная рисованная пантомима.

К моему огорчению, было ясно, что контейнер в "уазик" не войдет, в него погрузили лишь контейнер с металлическим порошком да поврежденную оболочку шара. Аппаратуру и все остальное имущество погрузили на колхозную полуторку. Мою просьбу о доставке груза в полк чекисты решительно отклонили: у них, мол, свое начальство, да и прибыли сюда они первыми. Отправился вместе с ними в райцентр, где нас ждало предписание незамедлительно, чтобы успеть к вечернему московскому поезду, доставить летательный аппарат к багажному отделению вокзала.

В течение последующих недель в зоне действия РЛС нашего полка были обнаружены и авиаторами сбиты еще несколько таких же летательных аппаратов. Разговоров о назначении и устройстве этих незваных "гостей" было много, догадок тоже. Ясность внесла нота правительства СССР правительству США 4 февраля 1956 г. и пресс-конференция 9 февраля для советских и иностранных журналистов. Прессе показали сам летательный аппарат, познакомили с его конструкцией и техническими данными. Оказалось, что шар объемом около 1600 кубических метров, наполняемый водородом, имел грузоподъемность 600-700 кг, в контейнере находился двухобъективный аэрофотосъемочный аппарат с большим запасом пленки и устройство для определения координат снимаемой местности. Емкость источников питания обеспечивала работу аппаратуры в течение 7-10 суток. Специальное устройство принимало и выполняло команды на сброс аппарата в конечных пунктах. (В нашем случае роль "команды" сыграл подрыв оболочки метким огнем Савичева.) Примерная стоимость аппарата - 50 тысяч долларов. Отчет о конференции в газетах сопровождался фотографиями. Определить, какой именно аэростат-шпион запечатлен на снимках было, разумеется, нельзя, но нам казалось, что выставлен именно тот, который обнаружил ранним январским утром оператор РЛС нашего полка.

8 февраля в ответной ноте правительства США объяснялось, что запуски такого типа миниатюрных "сателлитов" преследовали решение не разведывательных, а научно-метеорологических задач. В ответ на столь явные измышления советское правительство не без доли сарказма предложило организовать выставки, подобные московской, в Лондоне, Париже или Вашингтоне. Предложение, естественно, не приняли, однако шпионские действия такого рода прекратились. Вместе с тем порывы штормового ветра холодной войны по-прежнему не утихали.

НЕДОСЯГАЕМАЯ "КАНБЕРРА"

Летом 1956 г. личный состав взвода участвовал в оборудовании совмещенного командного пункта истребительно-авиационного полка и радиолокационной роты нашего радиотехнического полка. Работа подходила к концу. Уже отображалась обстановка на планшете дальней разведки и планшетах РЛС, был установлен выносной индикатор одной из них, подключены все необходимые устройства связи. Предстояла проверка действия всех систем в ходе учений, и, если все окажется в порядке, нам предстояло возвратиться домой, в полк.

Погода утром 4 июля 1956 г. было замечательной - прекратились дожди, небо ясное, видимость, как говорили летчики, "миллион на миллион". И, возможно, поэтому поступившие на КП иап сведения, что в воздушное пространство СССР в районе Гродно вторгся двухмоторный неопознанный бомбардировщик и на высоте, недоступной для наших истребителей, пролетел по маршруту Минск-Вильнюс-Калининград и удалился в сторону ФРГ, восприняли с тревогой и досадой, но лишь как единичную выходку какого-то натовского сумасброда. И только на следующий день, когда такого же типа бомбардировщики совершили подобные длительные пролеты над территорией СССР, стало ясно, что осуществляется крупная, тщательно спланированная операция.

Взять в толк ее цель было трудновато. Дело в том, что эти грубые нарушения происходили в обстановке, казалось бы, ослабления международной напряженности вследствие следовавших в первой половине 1956 г. одного за другим советских мирных шагов: предложения о создании системы коллективной безопасности в Европе; визита председателя Совета министров СССР Н.А. Булганина и первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева в Англию, в ходе которого, по словам Хрущева, "были заложены основы дружественных отношений между СССР и Англией"; послание Н.А. Булганина президенту США Дуайту Эйзенхауэру с конкретными предложениями о взаимном разоружении. Надеюсь, что здесь будет к месту рассказ еще об одном событии того периода, также свидетельствовавшем о потеплении международных отношений.

На традиционный воздушный парад в Москве 23 июня в честь Дня Воздушного флота СССР пригласили делегации 27 стран, в том числе США во главе с начальником штаба ВВС генералом Натаном Твойнингом и Англии во главе с министром авиации Н. Берчем. На приеме после парада у министра обороны Маршала Советского Союза Г.К. Жукова гости заявили, что парад произвел на них "неизгладимое впечатление", и предложили тосты за укрепление дружбы. В последующие дни делегации посетили Военно-воздушную инженерную академию имени Н.Е. Жуковского, АЭС в городе Обнинске, побывали на спектаклях Большого театра, совершили поездку в город-герой Сталинград. После убытия с борта самолета Твойнинг и Берч отправили Г.К. Жукову телеграмму с благодарностью за гостеприимство и пожеланиями благополучия ему лично и всему советскому народу. И вот после всего этого - опять незваные "гости". Да еще какие - бомбардировщики!

Сразу после первого инцидента на наш КП поступила информация, что самолетами-нарушителями являются легкие реактивные бомбардировщики родом из Англии "Канберра", точнее ее американская модификация. На КП среди других снимков самолетов вероятного противника находилась и ее фотография.

Только недавно мне удалось познакомиться с документами, что именно "Канберра" совершила в августе 1953 г. полет на высоте 14 тыс. метров из Англии до испытательного полигона Капустин Яр. Не совсем безнаказанно ей это удалось: один наш истребитель ненадолго приблизился к ней и очередью из пулемета повредил обшивку нарушителя. Повреждение не помешало летчику вывести самолет в район Каспийского моря и произвести посадку в Иране. Натовцы получили фотографии единственного в то время в СССР космодрома. Когда разбирался в истории этого эпизода холодной войны, возникли два вопроса. Первый: в чем причина, что правительству Англии в связи с инцидентом не был направлен официальный протест? Ответ нашел в воспоминаниях О.А. Трояновского, несколько лет работавшего помощником по внешнеполитическим вопросам председателя Совета министров СССР. По его словам, Н.С. Хрущев считал, что "нам ни к чему рекламировать свою беспомощность или протестовать против действий, которые мы не можем пресечь. Это только подчеркнет наше унижение", - говорил он" (Трояновский О.А. Через годы и расстояния. - М., 1997, с. 222). Так что дипломатические демарши предпринимались не всегда.

Второй вопрос вытекал из принятого тогда решения английского руководства отказаться от новых разведывательных полетов над территорией Советского Союза, поскольку "Канберру" в том полете все же "достали" наши перехватчики. Так что же, тогда отказались, а спустя три года вновь взялись за старое? Не совсем так. В 1950 г. командование ВВС США посчитало нужным иметь бомбардировщик типа "Канберры". Американская фирма "Мартин" приобрела у своих партнеров по НАТО - британцев - лицензию на выпуск этого самолета и, модернизировав, создала несколько вариантов легкого бомбардировщика под обозначением Б-57. Именно такие самолеты-разведчики и появились в небе СССР в июле 1956 г. Как стало нам известно позднее, чтобы увеличить дальность и высоту полета, с них сняли все вооружение, а в бомболюках установили дополнительные топливные баки.

Первые полеты Б-57 происходили вне пределов видимости РЛС нашей роты, которая обеспечивала данными только что оборудованный совмещенный КП. Но утром 9 июля ротные РЛС засекли двух нарушителей госграницы. Они точно определяли координаты полета и Б-57, и наших МиГ-17, пара которых уже барражировала в зоне. Находившимся на КП страстно хотелось, чтобы "миги" заставили сесть на нашей территории хотя бы одного из разведчиков, а если не удастся - сбили. Но как? Высота полета нарушителей превышала потолок МиГ-17, и когда один из них попытался на горке, т.е. форсируя работу двигателя, стремительно подняться ввысь и достать "гостя", то тот поднялся еще выше, а скорость истребителя спала, так что летчик вынужденно перевел машину в горизонтальный полет. Высотные разведчики США спокойно развернулись, снова пересекли нашу границу, прошли над территорией ПНР и ГДР и без потерь приземлились в Западной Германии. Память сохранила лица наших летчиков, докладывавших командиру полка о результатах барражирования... Убедился еще раз: настоящие мужчины не имеют права на срыв, истерику.

В офицерской среде долго обсуждались две версии: разведывательными были эти полеты или только демонстративными? Вторую подтверждало высказывание Н.С. Хрущева, который при помощи подходящих русских слов оценил поведение начальника штаба ВВС США генерала Твойнинга как крайне непристойное. Слухи о том, что на Б-57 для уменьшения веса самолета была снята даже разведывательная аппаратура, также свидетельствовали в ее пользу. Ясность внесло сообщение о ноте Советского правительства, врученной государственному секретарю Соединенных Штатов Джону Фостеру Даллесу послом СССР в Вашингтоне. В ней указывалось, что полеты американских самолетов над территорией Советского Союза рассматриваются как преднамеренная и произведенная с целью разведки акция.

Так что в извечном соревновании средств нападения и защиты Советский Союз в тот период проиграл. Но ненадолго. Вскоре на замену МиГ-17 поступили МиГ-19 и Як-25 с более высокими летными данными и радиоприцелами, позволявшими обнаруживать цели в сложных метеоусловиях, в облаках и ночью на предельно высокой - до 20 тыс. метров и более высоте. Появилась у авиаторов и первая отечественная автоматизированная система управления "Горизонт", позволявшая управлять самолетами с земли по телеметрической линии связи и передавать информацию летчику непосредственно на приборы. Затем в округе развернули зенитно-ракетные полки, на вооружении которых находились ракеты класса "земля-воздух". Их боевая эффективность была доказана 1 мая 1960 г., когда в небе над Свердловском сбили американского высотного разведчика У-2. После этого скандального происшествия пришедший к власти в США новый президент Джон Кеннеди во всеуслышание заявил: "Полеты американских самолетов, нарушавших воздушное пространство Советского Союза, прекращены с мая 1960 г. Я приказал не возобновлять их". Как не раз в прошлом, это заявление тоже оказалось мистификацией - американская разведка не унималась, вторжения в воздушное пространство СССР продолжались. Не прекращалась и холодная война.




Леонид ЛЮБИМСКИЙ,
полковник в отставке, кандидат исторических наук
Санкт-Петербург

_________________
ЕДИНСТВЕНОТО ПРАВО НА ВРАГА Е ДА БЪДЕ УНИЩОЖЕН!
Click to see if image is larger
Да бъдеш добър е лесно. Трудно е да бъдеш справедлив!
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла 
Боцман


Регистриран на: 03 Мар 2006
Мнения: 909
Местожителство: Варна

МнениеПуснато на: Пет 16 Ное 2007, 09:51    Заглавие:  

Российский пенсионер признался, что убил британца в 1956 году

Бывший советский водолаз Эдуард Кольцов признался в убийстве британского офицера-водолаза Лайонела Крабба, считавшегося пропавшим без вести в 1956 году, когда в Британию прибыл Никита Хрущев.

47-летний капитан Крабб по прозвищу Кутила был героем Второй мировой войны, неоднократно награжденным за обезвреживание итальянских магнитных мин на Мальте и в Ливорно.

Он бесследно исчез, когда в гавани города Портсмут пришвартовался советский крейсер «Орджоникидзе», на борту которого в Великобританию для переговоров с премьер-министром Энтони Иденом и его министрами прибыли Хрущев и другие руководители СССР.

В то время руководство королевского военно-морского флота выразило опасение, что Крабб мог утонуть в бухте Стоукс в нескольких милях к западу от Портсмута. А через несколько месяцев в море был найден обезглавленный труп. Один из друзей капитана Крабба признал в нем пропавшего, но что произошло на самом деле, до сих пор никому известно не было.

И вот пенсионер Эдуард Кольцов, которому в то время было 23 года, дал интервью российским теледокументалистам. Он говорит, что хочет до своей смерти рассказать правду об одной из неразгаданных загадок времен холодной войны.

По словам Кольцова, он получил приказ разузнать, что за подозрительная деятельность ведется в воде рядом с советским крейсером. Под водой, говорит водолаз, он обнаружил англичанина, пытавшегося прикрепить мину к корпусу корабля, - и перерезал ему горло.

«Я увидел силуэт ныряльщика в форме, который возился с чем-то у правого борта, рядом с корабельным хранилищем боеприпасов, - рассказывал пенсионер. - Я подплыл поближе и увидел, что он прикрепляет мину».

При этом Кольцов показывает нож, которым он воспользовался, и орден Красной звезды, которым, по его словам, он впоследствии был награжден за храбрость.

Инцидент с крейсером «Орджоникидзе» фактически потопил усилия нового сближения послевоенной Британии и Советского Союза, только что попрощавшегося со Сталиным. Москва тогда выразила протест, заявив, что принимающая сторона шпионила за высокими гостями, а представителям британского правительства на парламентских слушаниях был задан вопрос, не вышли ли спецслужбы из-под его контроля.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
kapitan

Регистриран на: 01 Май 2004
Мнения: 704
Местожителство: Sf

МнениеПуснато на: Пет 16 Ное 2007, 10:45    Заглавие:  

/Виждам, че предишното ми мнение е изчезнало - съжалявам, мислех, че тук е секция за новини на чужди езици.... Разбира се, това е просто заяждане, все пак нека да сме български форум, а не СССР-2/



F-117 Nighthawk er et amerikansk angrepsfly. Flyet er verdens første operasjonelle luftfartøy utviklet for å utnytte staelth-teknologi, som gjør flyet vanskelig å observere på radar og andre sensorer. Utvikling av flyet startet i 1978 og det ble første gang fløyet i 1981. Først i 1988 ble flyets eksistens offentlig kunngjort. Det siste flyet ble overlevert U.S. Air Force (USAF) i 1990. Utfasingen av F-117 har begynt, og samtlige fly er planlagt pensjonert i løpet av oktober 2008 [1].

F-117 er utviklet som et angrepsfly med oppdrag å trenge inn i tette trusselmiljøer og angripe mål med høy presisjon. Flyet har vært i operativ tjeneste i Panama, operasjon Desert Storm, Kosovo og operasjon Iraqi Freedom.

Nighthawk har tradisjonelt vært brukt kun i nattoppdrag, og de fleste flyene er derfor malt i sort. USAF vurderer imidlertid flyvning om dagen, og har derfor malt noen fly i grått.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
Preslav
[Admin]


Регистриран на: 19 Яну 2006
Мнения: 42500

МнениеПуснато на: Пет 16 Ное 2007, 11:15    Заглавие:  

Здравей, ами незнам какв оточно бе пуснал, ама на 3 реда имаше 30 питанки.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла Посетете сайта на потребителя 
kapitan

Регистриран на: 01 Май 2004
Мнения: 704
Местожителство: Sf

МнениеПуснато на: Пет 16 Ное 2007, 11:44    Заглавие:  

Новини на Китайски Laughing Laughing Нищо сериозно, просто едно намигване към колегите, по възможност да повишат концентрацията на български език в темите Smile
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
Preslav
[Admin]


Регистриран на: 19 Яну 2006
Мнения: 42500

МнениеПуснато на: Пет 16 Ное 2007, 11:45    Заглавие:  

А, окс. Прав си, че трябва да има предимно бг информация във форума. До 1 месец форума ще се пусне във версия на английски и руски и там ще се постват такива новини. Поздрави.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла Посетете сайта на потребителя 
калло

Регистриран на: 09 Яну 2004
Мнения: 7749
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Нед 18 Ное 2007, 18:36    Заглавие:  

като гледам, темата тук не е новини. а незнаенето на езици е повод само за съжаление по отношение на незнаещия. така че, капитан, учи езици...
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
Preslav
[Admin]


Регистриран на: 19 Яну 2006
Мнения: 42500

МнениеПуснато на: Нед 18 Ное 2007, 19:08    Заглавие:  

Кало мисля, че прекалено ясно съм го написал. Пък и като гледам, поне 1000 твои поста са на руски. След месец такива постове трябва да се публикуват с съответния форум.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла Посетете сайта на потребителя 
Елемаг
[Moderator]


Регистриран на: 01 Яну 2004
Мнения: 27538
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Нед 18 Ное 2007, 19:16    Заглавие:  

Cool Cool Cool
Като се има в предвид че българска авиация практически няма а армията едва диша то в такъв случай основната информация ще се публикува в руския форум. И без това 90% от информацията по темите в форума идват от руско езични източници!

_________________
ЕДИНСТВЕНОТО ПРАВО НА ВРАГА Е ДА БЪДЕ УНИЩОЖЕН!
Click to see if image is larger
Да бъдеш добър е лесно. Трудно е да бъдеш справедлив!
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла 
калло

Регистриран на: 09 Яну 2004
Мнения: 7749
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Нед 18 Ное 2007, 20:09    Заглавие:  

Пресли, мисля че нормалният вариант, независимо за кой език става дума, е да се дава кратко резюме на текста и да се поства или пълният текст или линщк към него. Елемаг е прав, че голяма част от информацията, особено пък по тази тема, е на руски. Колкото до авиационната тематика, там езиковият избор е по-голям, но у нас най-говорими са руският и английският, така че не би трябвало да има нещо ненормално в това да се постват интересни статии на тези езици, пак повтарям, придружени със съответното резюме.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
Preslav
[Admin]


Регистриран на: 19 Яну 2006
Мнения: 42500

МнениеПуснато на: Нед 18 Ное 2007, 22:55    Заглавие:  

Добра идея. Де да имах лично време и за това, щях да го правя. Иначе дано останалите момчета във форума да имат време да попревеждат по 3-4 реса преди да постнат съответната информация.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла Посетете сайта на потребителя 
Елемаг
[Moderator]


Регистриран на: 01 Яну 2004
Мнения: 27538
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Нед 24 Фев 2008, 18:19    Заглавие:  

Cool Cool Cool

_________________
ЕДИНСТВЕНОТО ПРАВО НА ВРАГА Е ДА БЪДЕ УНИЩОЖЕН!
Click to see if image is larger
Да бъдеш добър е лесно. Трудно е да бъдеш справедлив!
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла 
Елемаг
[Moderator]


Регистриран на: 01 Яну 2004
Мнения: 27538
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Пет 14 Ное 2008, 13:17    Заглавие:  

Cool Cool Cool
ИСТИННО СТАЛИНСКИЙ НАРКОМ

ИСПОЛНИЛОСЬ 100 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ДмитриЯ ФЕДОРОВИЧА УСТИНОВА


"1. О министре обороны СССР. Я бы, товарищи, предложил, не знаю, как вы посмотрите на это, назначить министром обороны СССР тов. Устинова Д.Ф. Он хорошо знаком с оборонными отраслями промышленности, знает хорошо военное дело. Дмитрий Федорович является членом Политбюро, знаком с работой Министерства обороны, с военными кадрами. Это все очень поможет ему войти в курс дел и хорошо выполнять возложенные на него обязанности.Суслов, Андропов, Кулаков говорят, что тов. Устинов Д.Ф. действительно знает дело хорошо и на должность министра обороны кандидатура вполне приемлема.Брежнев. :Очень хорошо, что на Министерство обороны приходит человек с "гражданки". С точки зрения разрядки напряженности это тоже будет воспринято правильно.Андропов. Этот факт, безусловно, заметят западные страны. К тому же Дмитрий Федорович является человеком, которого знают в нашей партии хорошо, его также знают хорошо и все военные: Брежнев. Тов. Устинов знает и конструкторские бюро, ведущих конструкторов, знает оборонные заводы. Какие, товарищи, будут предложения?Все единодушно. Предложение правильное, поддерживаем:Устинов. Я благодарю от всей души Политбюро, кандидатов в члены Политбюро, секретарей ЦК за то большое доверие, которое мне сегодня оказано назначением на пост министра обороны. Я заверяю Политбюро в том, что приложу все силы и знания, чтобы оправдать это высокое доверие".Из протокола заседания Политбюро ЦК КПСС от 27 апреля 1976 г.
Здесь же было решено присвоить новому министру обороны очередное воинское звание генерал армии, при этом, как заявил генеральный секретарь ЦК, "через некоторое время нужно будет вернуться к вопросу о присвоении тов. Устинову Д.Ф. звания Маршал Советского Союза".

Брежнев был щедр, поскольку на этом же заседании он уже сам получил высшее воинское звание. И с предложением об этом на Политбюро выступил как раз Устинов. В народе по такому случаю говорят: рука руку моет. Но не все так просто.

Дмитрий Федорович вырос из рабочих. Прежде чем окончить в 1934 г. Ленинградский военно-механический институт (который сегодня носит его имя), он успел потрудиться слесарем, а затем машинистом дизеля на Иваново-Вознесенской текстильной фабрике. Получив диплом о высшем образовании, был назначен в Ленинградский артиллерийский научно-исследовательский морской институт на должность инженера-конструктора. Здесь Дмитрию Федоровичу посчастливилось пройти школу известнейшего кораблестроителя академика А.Н. Крылова, который помог молодому инженеру в соединении трех составляющих - фундаментальных научных исследований, опытно-конструкторских работ и производства - увидеть самый надежный путь к обеспечению технологического превосходства и в народном хозяйстве, и в обороне.

Летом 1937 г. Устинов получил назначение в конструкторское бюро завода "Большевик" (бывший Обуховский сталелитейный), где участвовал в проектировании новых образцов корабельного вооружения. С опытными кадрами на заводе, как и повсеместно, было туго: репрессии свое дело сделали. Так что молодой инженер уже в 1938 г. возглавил коллектив "Большевика". За дело взялся так круто, что за один год вывел его в передовые предприятия. И завод, и его директор в феврале 1939 г. удостоились одинаковой награды - ордена Ленина.

8 июня 1941 г. Дмитрия Федоровича вызвали в Москву, в ЦК ВКП(б). Секретарь ЦК Г.М. Маленков сообщил о намерении назначить Устинова наркомом вооружения. "Откровенно говоря, я ожидал чего угодно, но только не этого, - вспоминал Дмитрий Федорович. - Какое-то мгновение собирался с мыслями:

- Спасибо за доверие. Но сумею ли его оправдать? Одно дело - завод, а тут наркомат - десятки заводов.

- Хорошо. Подумайте: Потом вызовем, и вы сообщите свое решение".

Подумать, действительно, было о чем. В воздухе явственна предвоенная гроза, а тут предлагают возглавить наркомат, который отвечает за конструирование, испытания и производство полевой, морской, противотанковой и зенитной артиллерии, пулеметно-пушечного вооружения для авиации и танков, стрелкового оружия всех систем и боеприпасов к нему, оптических приборов. Производственного опыта для такого дела маловато, да и жизненного тоже, ведь возраст всего 32 года. Может, Устинов и отказался бы, но мосты были сожжены: на следующее утро, просматривая "Правду", он увидел текст указа Президиума Верховного Совета СССР о назначении народным комиссаром вооружения СССР.

Через 12 дней разразилась гроза 41-го. Сразу встал вопрос об эвакуации оборонных предприятий на восток. Всего за неделю Устинов с подчиненным аппаратом подготовил и представил правительству мобилизационный план на III квартал. В общей сложности за первые полгода войны на восток - в Поволжье, на Урал, в Западную и Восточную Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию - было переброшено более 1360 крупных предприятий, десятки тысяч единиц оборудования. Одновременно перемещались миллионы людей. Наркома выручали молодость и здоровье, иначе трудно было бы выдержать нечеловеческое напряжение. Он постоянно находился на предприятиях, оказывая всю возможную помощь в развертывании производства на новой базе.

"Мне: запомнился молодой (в 1941 году ему было всего лишь 33 года) нарком вооружения Дмитрий Федорович Устинов: Подвижный, с острым взглядом умных глаз, непокорной копной золотистых волос, - писал бывший в годы войны начальником Главного артиллерийского управления Красной Армии маршал артиллерии Н.Д. Яковлев. - Не знаю, когда он спал, но создавалось впечатление, что Дмитрий Федорович всегда на ногах: На посту наркома вооружения Д.Ф. Устинов показал себя великолепным инженером, глубоким знатоком и умелым организатором производства. Он был сторонником быстрых и смелых решений, досконально разбирался в сложнейших технических проблемах. И при том ни на минуту не терял своих человеческих качеств. Казалось, ему было по плечу абсолютно все!".

Зачастую оборудование и станки разгружались в буквальном смысле в чистом поле. Быстро сооружался фундамент, подводились коммуникации, и вопреки всем немыслимым трудностям, невзгодам и лишениям через месяц-полтора заводы начинали давать продукцию. И все же падение производства было неизбежным. Устинов и его сотрудники четко просчитали процент уменьшения выпуска вооружения, сумели выдержать эти параметры и не допустить обвального сокращения. Уже в декабре падение было приостановлено. С начала же 1942 г. наметился общий рост производства, темпы которого не снижались затем всю войну. Такая четкость и организованность давали возможность ГКО реально планировать обеспечение вооружением соединений и частей Красной Армии и проводить операции на фронте без риска остаться на "голодном пайке" из-за незапланированного сокращения выпуска боевой техники и вооружения.

Но не только эвакуация военных заводов заставляла наркомат вооружения работать со сверхнапряжением. Дело в том, что многие образцы вооружения в 1941 г. просто не выпускались.

В первую очередь это относится к средствам борьбы с танками. По настоянию довоенного начальника Главного артиллерийского управления маршала Кулика противотанковые пушки были сняты с производства вместе с полковыми и дивизионными орудиями под предлогом замены их более совершенными. Но началась война, а замены им так и не было. Маршал возражал также против производства автоматов, минометов, противотанковых ружей. Выпуск этого вооружения с большим трудом пришлось налаживать уже в ходе войны.

В целом в 1941-1945 гг. предприятия наркомата вооружения СССР по сравнению с германской промышленностью произвели орудий больше в 1,5 раза, минометов - в 5 раз, стрелкового оружия - в 22 раза. Красная Армия была оснащена лучшей в мире полевой и танковой артиллерией. Наши танковые пушки превосходили соответствующее вооружение противника как по калибру, так и по дульной энергии, а самоходная артиллерия, хотя и несколько уступала по калибру, но зато отечественные САУ в отличие от вражеских были закрытыми и хорошо бронированными.

За производство вооружения для армии и флота Устинов отвечал на протяжении многих лет и после войны, будучи до 1957 г. министром оборонной промышленности. По приказу министра обороны он числился состоящим на действительной военной службе в звании генерал-полковник. Да и вся его последующая деятельность была связана с оборонным комплексом: в 1957-1963 гг. Устинов - заместитель, а в 1963-1965 гг. - первый заместитель председателя Совета министров СССР, председатель Высшего совета народного хозяйства СССР. Потом более 10 лет он отвечал за тот же участок работы на посту секретаря ЦК КПСС.

Это единственный государственный деятель, который занимал ключевые посты в оборонном комплексе при пяти руководителях страны - И.В. Сталине, Н.С. Хрущеве, Л.И. Брежневе, Ю.В. Андропове и К.У. Черненко. Его по праву называют одним из главных творцов оборонно-промышленного комплекса Советского Союза.

Устинову принадлежит исключительная роль в создании принципиально нового вида стратегических вооружений - баллистических ракет. Когда 13 мая 1946 г. Совет министров СССР принял постановление о создании Специального комитета по реактивной технике при правительстве во главе с Г.М. Маленковым, Дмитрий Федорович был назначен заместителем председателя. На Спецкомитет возлагалось наблюдение за развитием научно-исследовательских, конструкторских и практических работ по реактивному вооружению, решение различных вопросов, связанных с организацией НИОКР, финансированием и обеспечением работ материально-техническими ресурсами.

Учитывая, что Маленков, будучи партийным функционером, не разбирался в существе проблемы, основная тяжесть легла на Устинова и других специалистов, вошедших в Спецкомитет. Началось создание ракетной промышленности. В районе Капустина Яра, что в Астраханской области, сооружался ракетный полигон, были сформированы специализированные воинские части. На первом пуске ракеты Р-1 18 октября 1947 г. Устинов был заместителем председателя государственной комиссии. В 1949 г. была сконструирована и испытана крупная баллистическая ракета Р-5, перешагнувшая тысячекилометровый барьер дальности полета. На ее модификацию Р-5м, испытанную в 1955 г., устанавливался ядерный заряд. При непосредственном участии Устинова была создана межконтинентальная многоступенчатая баллистическая ракета Р-7, пуск которой состоялся в августе 1957 г. Ее параметры более чем впечатляющи: мощность двигателей - свыше 20 млн. л.с., скорость полета - 28 тыс. км/ч. Ракета стала поступать на вооружение, и ее впервые публично показали на параде в Москве 7 ноября 1957 года.

Как министр оборонной промышленности, Дмитрий Федорович стоял во главе комиссии, осуществлявшей в том же 1957 г. приемку первой советской атомной подводной лодки. После этого он стал "крестным отцом" многих подводных и надводных атомоходов, например АПЛ третьего поколения типа "Акула", которые и сегодня входят в состав российского ВМФ. Успешное развитие оборонного комплекса было немыслимо без современной электронной базы, и по инициативе Устинова возник Зеленоград, где сосредоточены основные НИИ и предприятия этого профиля.

Нельзя не сказать о роли Дмитрия Федоровича в создании высокоэффективной системы противовоздушной обороны страны, оснащенной зенитными ракетными комплексами с радиолокационными станциями дальнего обнаружения. В уникально короткий срок (четыре с половиной года) была сформирована московская система ПВО, оснащенная уникальными многоканальными ЗРК С-25. Комплекс следующего поколения С-75 в 1960 г. поразил над Свердловском самолет-разведчик U-2.

Устинов, по существу, имел прямое отношение к созданию всех последующих поколений ЗРК. В 1961 г. был принят на вооружение комплекс С-125, предназначенный для уничтожения маловысотных целей. Затем войска оснастились ЗРК дальнего действия С-200. Наконец, при участии Дмитрия Федоровича приступили к созданию нового поколения систем ПВО - С-300.

И позднее, будучи уже министром обороны, Устинов не снижал требований к системе С-300 при ее приемке на вооружение, вникал во многие конструкторские решения, давал конкретные указания по доводке отдельных элементов. Далеко вперед смотрел этот человек! Ведь модификация той самой зенитной ракетной системы - С-300ПМУ1 - в российской армии составляет основу ПВО страны.

В актив ОПК, возглавляемого Устиновым, следует записать и другие системы оружия: боевые самолеты МиГ-29 и Су-27, подводные лодки "Тайфун", стратегические ракеты СС-18 (по натовской терминологии "Сатана") - единственный в мире тип тяжелых ракет, способных доставить к цели боезаряды мегатонного класса. Нельзя не вспомнить "кузькину мать" - 50-мегатонную водородную бомбу, которой Хрущев, выступая в сентябре 1959 г. в ООН, пригрозил империалистам. Страна во многом обязана именно Устинову достижением военно-стратегического паритета с США, успешным освоением космоса, в частности созданием многоразовой космической системы, решением других сложнейших технических и технологических проблем.

Советская партийно-государственная система не была лишена и отрицательных качеств. Нередко торжествовали ведомственность, отраслевой "патриотизм". Многие идеи Устинова в штыки принимались главой Министерства обороны маршалом Гречко. Бывший высокопоставленный работник ЦК КПСС А.И. Вольский писал: "Многие зубры от "оборонки" помнят фразу, брошенную на ходу тогдашним министром обороны Гречко: "Пусть этот рыжий со Старой площади не суется в мои дела". Устинов не оставался в накладе, называя Гречко "заслуженным кавалеристом".

Да и оборонная промышленность чем дальше, тем больше предпочитала выпускать давно освоенную продукцию. Это наглядно проявилось на примере ракетного комплекса СС-20. Если бы не административный ресурс Устинова как секретаря ЦК КПСС по оборонным вопросам, остался бы это комплекс в чертежах. А оружие было замечательным: дальность - 5 тыс. км, три разделяющиеся боеголовки, подвижность, а значит, малая уязвимость. Его по собственной инициативе разработала группа молодых конструкторов во главе с А.Д. Надирадзе. Ни на предприятии, ни в Министерстве оборонной промышленности их не поддержали, пытались скрыть новинку и от Дмитрия Федоровича, прямо добивавшегося от руководства: "Что у вас нового, прорывного?".

Надирадзе буквально прорвался к Устинову, детально ознакомил секретаря ЦК с собственным проектом. Он Дмитрию Федоровичу понравился, но встали на дыбы те, кто, казалось бы, должен был первым выступить в поддержку обновления боевой техники, - генерал армии В.Ф. Толубко и возглавляемый им Главкомат РВСН. Возражал и маршал Гречко. А ведь в дальнейшем развертывание комплекса СС-20 позволило Советскому Союзу поставить под контроль территорию всей Европы.

Вероятно, взгляды Гречко и его окружения, привыкших мыслить категориями прошедшей два десятка лет назад Великой Отечественной войны, стали одним из главных мотивов при назначении на пост министра обороны выходца из ОПК, каковым был Устинов. Военачальники-участники той войны больше верили в военное искусство, чем в современную технику, были привержены тому оружию, которым воевали. А нужно было качественно перевооружать армию, и лучше Дмитрия Федоровича это сделать никто не мог. К слову, Брежнев выполнил обещание представить Устинова к званию Маршал Советского Союза: это произошло уже через три месяца после его назначения на пост министра обороны - 30 июля 1976 г.

По воспоминаниям бывшего начальника секретариата Устинова генерал-полковника Л.Г. Ивашова, Дмитрий Федорович свой аппарат, даже адъютантов, подбирал не для дежурства в приемной или оказания бытовых услуг, а для эффективной помощи ему в решении служебных дел.

Еще более жестко шел отбор заместителей министра. В.Г. Куликова, по характеру и опыту службы человека строевого, истового командира, на посту начальника Генштаба сменил Н.В. Огарков - стратег, мыслитель, заряженный на все новое в военном деле и в военной науке. Именно такой человек был способен помочь министру изменить качественное состояние Вооруженных Сил, развить военную и военно-конструкторскую мысль. На пост заместителя по вооружению Устинов пригласил В.М. Шабанова, доктора технических наук, ясно понимавшего необходимость технического перевооружения армии, хотя он трудился в сугубо гражданской сфере - заместителем министра радиопромышленности.

"За восемь лет совместной работы я хорошо изучил Д.Ф. Устинова, - писал маршал С.Ф. Ахромеев. - Это был человек высокой ответственности и огромного трудолюбия. Его рабочий день, как правило, начинался в 8 часов утра, а заканчивался около 24 часов, а нередко и позже. В работе ему присущ был дух коллегиальности, он умел и любил выслушивать мнения всех участвующих в обсуждении. Проявлял терпимость к возражениям, стремился учитывать мнение других. Лично я от него очень многому научился, особенно умению совместно работать с учеными и "оборонщиками".

Из воспоминаний маршала Ахромеева хорошо видно, что за несколько десятилетий пребывания во власти Устинов стал изощренным политиком. Рядом со все более дряхлевшим Л.И. Брежневым сложилась тройка в лице членов Политбюро министра обороны Д.Ф. Устинова, председателя КГБ Ю.В. Андропова и министра иностранных дел А.А. Громыко, постепенно сконцентрировавших в своих руках управление обороной и безопасностью страны, а также внешнеполитической деятельностью. Их связывала не только личная дружба, но и родственные взгляды по большинству проблем, единство интересов. К тому же они пользовались авторитетом в партии и были очень близкими к Брежневу людьми. Прежде чем выносить тот или иной вопрос на Политбюро, они согласовывали его между собой (прежде всего Андропов и Устинов), выступали на Политбюро монолитом, чем обеспечивали нужное им решение.

Кроме Андропова и Громыко, близкими друзьями и соратниками Дмитрия Федоровича были президент Академии наук академик А.П. Александров и заместитель председателя Совета министров СССР, председатель Военно-промышленной комиссии Л.В. Смирнов. С Устиновым у них, кроме всего прочего, было своего рода разделение труда. Устинов вопросы крупных научно-исследовательских, опытно-конструкторских работ и серийных поставок оружия "проталкивал" у Л.И. Брежнева, а Смирнов - у главы правительства А.Н. Косыгина. Таким образом, нужный вопрос продвигался для благоприятного решения на Политбюро заблаговременным докладом как генсеку, так и председателю Совмина.

Вспоминает генерал-полковник Л.Г. Ивашов: "Дмитрий Федорович как-то сказал: "Военное искусство тогда хорошо, когда оно опирается на хорошую технику, материальную базу". Главной задачей, которую он решал на министерском посту, был перевод армии на новую систему вооружения. Именно систему.

Что это значит? К окончанию Великой Отечественной войны наша армия имела систему вооружения, отвечавшую условиям ведения той войны. Потом появилось ракетно-ядерное оружие. Военная наука, военное искусство двигались вперед. Но они базировались на прежней системе, только зенитные орудия, к примеру, заменялись зенитными ракетами, пистолеты-пулеметы Шпагина - автоматами Калашникова. Но концептуально ничего не менялось.

Дмитрий Федорович поставил перед армией задачу воевать не числом, а качественной техникой и через овладение ею вырабатывать новые способы ведения войны. Упор делался не на огромные людские массы, не на гигантское количество танков и артиллерии, а на качественное и даже принципиальное превосходство боевой техники. Самолеты Су-27, МиГ-29, комплексы С-300 (один и второй варианты), военно-морское вооружение, стратегические и оперативно-тактические ракеты - все это закладывалось Устиновым. Сегодня действует устиновская система: Время идет, она уже не во всем отвечает требованиям дня, но другой пока не предложено".

Из проблем, которым маршалу пришлось отдавать все силы в последние годы жизни, надо отметить научную проработку возможностей США по созданию системы противоракетной обороны с использованием космического пространства (СОИ). После того как президент США Р. Рейган объявил в марте 1983 г. о программе работ в этой области, Дмитрий Федорович вместе с президентом АН СССР А.П. Александровым провел ряд совещаний, где были рассмотрены возможные сроки и этапы осуществления американцами программы СОИ. Одновременно они со своими помощниками в научно-исследовательских учреждениях проанализировали ход фундаментальных и прикладных исследований в области противоракетной обороны. Изучались возможности Советского Союза по ответу на эту американскую программу с наименьшим расходом сил и материальных ресурсов. По многим вопросам по инициативе Устинова были приняты новые решения.

Очевидно, что многие процессы, происходившие в армии и в военном искусстве, Устинов не понимал столь же глубоко. Он старался их постичь, окружал себя профессионалами, которым доверял. Так, его первым заместителем стал Маршал Советского Союза С.Л. Соколов, отвечавший за боевую подготовку войск. Высочайшим профессионалом проявил себя и маршал С.Ф. Ахромеев: когда у Устинова стали напряженными отношения с Н.В. Огарковым, Сергей Федорович сменил последнего на посту начальника Генерального штаба.

Но нередко сказывалось то, что Устинов-"оборонщик" был куда сильнее, чем военный. И привычка советоваться со специалистами, дававшая такой хороший результат в сфере ОПК, изменяла ему, когда речь шла о военно-стратегических вопросах. Самое трагическое подтверждение этого - решение о вводе советских войск в Афганистан, на принятие которого Дмитрий Федорович оказал, возможно, решающее влияние. Именно "тройка" в лице членов Политбюро Устинова, Андропова и Громыко убедила все менее соображавшего Брежнева, по воспоминаниям академика Е.И. Чазова, страдавшего от тяжелого атеросклероза сосудов головного мозга, дать отмашку советскому военному вмешательству в афганский конфликт.

Бывший министр обороны СССР маршал Д.Т. Язов вспоминал: "Поздней осенью 1979 г., возвратившись из Афганистана, генерал армии И.Г. Павловский - главнокомандующий Сухопутными войсками доложил, что нет никакой необходимости вводить наши войска в Афганистан. Но его голос так и не был услышан. Не приняли во внимание и веские аргументы Генерального штаба. Маршал Н.В. Огарков, маршал С.Ф. Ахромеев и генерал армии В.И. Варенников специально ходили на доклад к министру обороны маршалу Д.Ф. Устинову доказывать, что наше военное вмешательство приведет лишь к усилению мятежного движения в Афганистане.

24 декабря Д.Ф. Устинов объявил: руководство приняло решение ввести войска в Афганистан".

Еще более резкую оценку действиям маршала дает главный военный советник в ДПА в 1980-1981 гг. генерал армии А.М. Майоров. Он отмечает неуважительное отношение Устинова к опытному генералитету, склонность к политиканству. Дмитрий Федорович и Афганистан воспринимал сугубо технократически: не как место, где рекой льется кровь, в том числе советских людей, а как военно-технический полигон мирового масштаба для испытания новейших систем оружия. Перспектива потери такого полигона взволновала его больше всего.

Узнавая о таких фактах, невольно приходишь к выводу, что преклонный возраст и болезни лишили нормального разума не только генсека Брежнева, но и его ближайшее окружение. А ведь эти люди, по существу, узурпировали всю власть в государстве и партии, и Бог знает, куда они могли завести страну, оставайся у власти еще какое-то время.

Свое слово сказала природа. Маршал Устинов умер 20 декабря 1984 г. почти вслед за Андроповым, ставшим после Брежнева генеральным секретарем ЦК КПСС и пытавшимся сохранить "реальный социализм" в СССР. Так ушел в прошлое "триумвират", фактически управлявший страной.

Бывший начальник 4-го главного управления Министерства здравоохранения СССР академик Е.И. Чазов так писал об Устинове: "Я познакомился с ним впервые благодаря Андропову, который был его близким другом. С самого первого момента мне понравилась его сила воли, быстрота принятия решений, оптимизм, напористость, профессиональные знания в сочетании с определенной простотой и открытостью. В моем представлении он олицетворял тех лучших представителей так называемой командно-административной системы, благодаря которым мы победили в Великой Отечественной войне, создали передовую технику, обеспечивающую, в частности, завоевание космоса:

Единственной его ошибкой, которую, как мне кажется, он до конца не осознавал, была афганская война. Плохой политик и дипломат, он, как представитель старой сталинской "гвардии", считал, что все вопросы можно решить с позиции силы. Если я видел, как метался и нервничал в связи с афганской войной Андропов, понявший в конце концов свою ошибку, то Устинов всегда оставался невозмутимым и, видимо, убежденным в своей правоте".

Что ж, перед нами лишний раз предстает истинно сталинский нарком.




Юрий РУБЦОВ
доктор исторических наук

Click to see if image is larger
Дмитрий Федорович Устинов.
Фото Леонида ЯКУТИНА

_________________
ЕДИНСТВЕНОТО ПРАВО НА ВРАГА Е ДА БЪДЕ УНИЩОЖЕН!
Click to see if image is larger
Да бъдеш добър е лесно. Трудно е да бъдеш справедлив!
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла 
Покажи мнения от преди:   Сортирай по:   
Страница 1 от 3 [45 Мнения]   Иди на страница: 1, 2, 3 Следваща
Създайте нова тема   Напишете отговор Предишната тема :: Следващата тема
 Главната страница » ОРЪЖЕЕН ФОРУМ » Оръжия и събития до края на 20 век
Идете на:  

Не Можете да пускате нови теми
Не Можете да отговаряте на темите
Не Можете да променяте съобщенията си
Не Можете да изтривате съобщенията си
Не Можете да гласувате в анкети

[ Time: 0.0913s ][ Queries: 12 (0.0060s) ][ Debug on ]

 
Copyright ©2006-2012 Air Group 2000 Ltd. All rights reserved. support@airgroup2000.com

eXTReMe Tracker