Private Colleger of transportation
image
Начало Форум-основен Форум-Модел Криле Океан Океан Dreams Оръжие Криле Ретросалон Нато и България Галерия Новини Поръчай онлайн

Select Forum Language:

 
Hot topics:
В момента е: Чет 27 Фев 2020, 19:12
Часовете са според зоната UTC + 2
 Главната страница » ОРЪЖЕЕН ФОРУМ » Оръжия и събития до края на 20 век
Съветската армия в годините на Студената война (1946-1991)
Модератори: Super Flanker
Създайте нова тема   Напишете отговор Предишната тема :: Следващата тема
Страница 2 от 3 [45 Мнения]   Иди на страница: Предишна 1, 2, 3 Следваща
Автор Съобщение
прр1

Регистриран на: 12 Фев 2005
Мнения: 996
Местожителство: В. Търново

МнениеПуснато на: Пет 14 Ное 2008, 15:07    Заглавие:  

Ето и линка към не лошата статия : http://www.vpk-news.ru/article.asp?pr_sign=archive.2008.260.articles.history_01
_________________
Ако командира не може да прекрати безобразието, то той трябва да го оглави!
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
Octagon

Регистриран на: 02 Яну 2004
Мнения: 1286
Местожителство: LBPD

МнениеПуснато на: Нед 16 Ное 2008, 09:41    Заглавие:  

Един от сценариите за Трета световна с разбор - http://www.gsvg.ru/west77.htm
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
Елемаг
[Moderator]


Регистриран на: 01 Яну 2004
Мнения: 27538
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Пет 26 Дек 2008, 18:22    Заглавие:  

Cool Cool Cool
Наш ответ американскому "Честному Джону"
Об авторе: Александр Григорьев - инженер.

50 лет назад, в 1958 году, на вооружение Советской армии были приняты первые ракетные тактические комплексы отечественной разработки – «Марс» и «Филин». Так Сухопутные войска СССР получили «ядерный таран».

БОЕГОЛОВКИ – ЯДЕРНЫЕ, ХИМИЧЕСКИЕ, БАКТЕРИОЛОГИЧЕСКИЕ

Однако не наша страна явилась инициатором создания тактических ядерных ракет. Еще в 1948 году США приступили к полномасштабной разработке неуправляемой твердотопливной ракеты «Онест Джон» («Честный Джон») М-31. Ее летные испытания начались 29 июня 1951 года на полигоне Уайт Сэндс в штате Нью-Мексико, а в 1953 году ракетный комплекс М-31 был принят на вооружение американской армии.
Стартовый вес «Честного Джона» составлял от 2527 до 2722 кг, вес боевой части равнялся 726 кг. Дальность полета первых образцов ракеты – от 9 до 27,5 км. При этом вероятное отклонение советскими специалистами определялось следующими величинами: по дальности – 1/185, боковое – 1/140, по американским данным круговое вероятное отклонение доходило до 185 м. Максимальная высота траектории полета «Онест Джона» – 9,1 км, максимальная скорость – 775 м/с. В конце 1960-х годов дальность стрельбы была доведена до 37 км.
Ракета оснащалась четырьмя типами ядерных боевых частей мощностью от 2 до 40 килотонн. Кроме того, «Онест Джон» мог нести химический боеприпас типа М190 массой 570 кг, снаряженного 217 кг зарина (площадь поражения 110 га), или бактериологическую БЧ, характеристики которой были строго засекречены. Имелась и фугасная боевая часть, но из-за больших отклонений ракеты использовать ее планировалось лишь в крайне редких случаях.
Твердотопливный двигатель «Честного Джона» разработала фирма «Геркулес». Вес топлива 970 кг. В полете ракета вращалась со скоростью до 400 об/мин как за счет косонаправленного оперения, так и косонаправленных сопел двигателя.
«Онест Джон» перевозился на боевой машине М-386, созданной на шасси грузового автомобиля М-139F грузоподъемностью 5 тонн, с нее же и производился пуск ракеты. Заряжание пусковой установки осуществлялось вручную, время заряжания – не менее 30 минут.
Для транспортировки на большие расстояния ракета разбиралась на три отдельные части, помещавшиеся в контейнеры (боеголовка, пороховой двигатель и плоскости стабилизатора). Сборка проходила на технической позиции, удаленной от огневой, в течение 20–30 минут.
Установка ракеты на ПУ для транспортировки и стрельбы осуществлялась с помощью подвижного крана. Для поддержания необходимой температуры порохового заряда применялся специальный чехол с электрообогревом и автоматической регулировкой температуры, который снимался перед самым пуском.
Батареи «Честных Джонов» включались в состав механизированных и бронетанковых дивизий США. Каждая батарея имела четыре пусковые установки ракет (два огневых взвода из двух ПУ).

ОТ «НЕПТУНА» К «МАРСУ»

В Советском Союзе первая отечественная неуправляемая тактическая ракета на твердом топливе – «Нептун» – была создана в конце 1940-х годов в НИИ-1. В 1949-м на полигоне Капустин Яр состоялись первые пуски «Нептуна». Через некоторое время разработчики получили задачу увеличить дальность его стрельбы с 32 км до 50 км. Поражать «Нептун» мог только площадные цели, поскольку его отклонение по дальности достигало 2 км. Но об оснащении ракеты ядерной боевой частью никто и не думал, ведь первые советские ядерные заряды весили по несколько тонн.
А тем временем в обстановке глубочайшей тайны Министерство среднего машиностроения СССР в 1952 году приступило к работам над ядерными зарядами для торпед калибра 1550 и 533 мм. Об этих разработках первоначально не знало даже командование советского ВМФ. Вскоре от 40-тонной громадной 1550-мм торпеды отказались. Зато в 1954 году был создан заряд РДС-9 для 533-мм торпед.
21 сентября 1955 года РДС-9 впервые взорвали на глубине 12 м на Новой Земле. Но еще летом 1954-го военные предложили испытать модернизированный РДС-9 в качестве боевой части тактической ракеты и дать советский ответ «Честному Джону».
На совещании у министра среднего машиностроения Вячеслава Малышева в 1954 году отмечалось: «Ракетная техника в использовании атомного заряда для тактических целей имеет важное преимущество перед ствольной артиллерией – возможность иметь большие габариты зарядного отделения, что позволяет использовать заряды из взрывчатых веществ больших размеров, при которых атомное горючее используется наиболее эффективно».
Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР от 26 августа 1954 года № 1745-793 НИИ-1 Министерства оборонной промышленности СССР поручили с использованием порохового двигателя ракеты «Марс» разработать реактивный снаряд с надкалиберной головной частью с дальностью 20 км и обеспечением отклонения: по дальности – 1/100, боковое – 1/90.
На базе «Нептуна» была срочно сконструирована ракета «Марс» с надкалиберной боевой частью (диаметр БЧ – 600 мм, корпуса двигателя – 324 мм). Ее твердотопливный двигатель имел два сопловых блока и две камеры (головную и хвостовую). Стабилизация ракеты в полете обеспечивалась вращением за счет косонаправленных сопел двигателя.
Боевая часть «Марса» с ядерным зарядом покрывалась специальным чехлом для термостатирования. Первоначально подогрев осуществлялся с помощью горячей жидкости, а затем – с помощью специальных электронагревателей (спиралей в чехле). Для этого на пусковой установке или транспортно-заряжающей машине был установлен специальный электрогенератор.
Постановлением Совмина СССР № 302 от 2 января 1956 года проектирование пусковой установки для комплекса «Марс» возлагалось на СКБ-3 ЦНИИ-58 МОП.
Первоначально схема, предложенная ЦНИИ-58, предусматривала создание комплекса С-122 из трех установок – пусковой, заряжающей и транспортирующей, смонтированных на ходовой части плавающего танка ПТ-76. На ПУ С-119 размещался один реактивный двигатель ракеты «Марс», то есть без головной части. На заряжающей установке С-120 находились три таких двигателя. На транспортирующей установке С-121 в специальном контейнере перевозились боевые части четырех ракет. Таким образом, комплекс обеспечивал доставку на боевую позицию четырех «Марсов» и их последующий запуск без перестановки машин на огневой позиции.
Кроме того, пусковая установка С-119 могла передвигаться на заданное тактико-техническим требованием расстояние в полностью заряженном виде и производить запуск одной ракеты «Марс» независимо от двух остальных машин комплекса.
5 апреля 1956 года совещание в Главном артиллерийском управлении приняло для дальнейшего проектирования и изготовления схему пускового комплекса из двух установок: пусковой С-119А (2П2) и заряжающей С-120А (2П3). В этой схеме предусматривалась транспортировка одной полностью собранной ракеты «Марс» непосредственно на ПУ и двух таких же ракет – на заряжающей установке, на которой был смонтирован кран заряжания, предназначенный для загрузки (разгрузки) установок ракетами. Комплекс в целом получил индекс С-122А (2П1). Таким образом, машина С-121 выпала из состава комплекса.
Как ни странно, большие сложности начались с датчиком воздушного подрыва спецзаряда «Круг», разработанного НИИ-504 Минрадиопрома.
19 октября 1954 года. Ракета «Марс» впервые стартовала со специальной боевой частью. Но тут произошло ЧП. В различных источниках дается несколько версий. По одной из них, не вовремя сработал датчик воздушного подрыва «Круг», а по другой – источник нейтронного инициирования. В любом случае, полномасштабного ядерного взрыва не получилось, а «поле» было изрядно загрязнено радиоактивными веществами. Возможно, произошла неполная цепная ядерная реакция.
Конструкцию спецбоеприпаса для «Марса» решили менять. А пока вспомнили о более мощном и тяжелом заряде РДС-4. Еще в августе 1953 года его испытали, сбросив с бомбардировщика Ил-28.

НЕСОВЕРШЕННЫЕ, НО...

Но «Марс» не мог нести РДС-4. Поэтому в соответствии с постановлением Совмина от 13 октября 1955 года НИИ-1 получил задание разработать более тяжелую неуправляемую ракету 3Р2 «Филин». Любопытно, что в 1950-х годах в СССР даже в секретной переписке запрещалось упоминать слова «ракета» и «ПУ». Вместо них писали «снаряд» и «ствол» (взамен артиллерийской части ПУ). Таким образом, у супостата должно было складываться мнение, что речь идет об обычной ствольной артиллерии.
Стартовый вес ракеты 3Р2 «Филин» составлял 4430 кг, а вес боевой части 1200 кг. Длина ракеты 10,37 м. Снаряд был надкалиберный, диаметр головной части – 850 мм, а корпуса двигателя – 612 мм. Максимальная дальность стрельбы «Филина» – 25,7 км.
Стабилизация ракеты в полете производилась с помощью крыльевых стабилизаторов и вращением (для компенсации эксцентриситета двигателя). Первоначальное проворачивание ракете придавала сама направляющая.
СКБ-2 Кировского завода для комплекса «Филин» разработало пусковую установку 2П4 «Тюльпан» на шасси объекта 804, базой для которого послужила известная самоходная установка ИСУ-152К. Вес пусковой установки с ракетой доходил до 40 тонн. Максимальная скорость движения 2П4 по шоссе с ракетой – 30 км/ч, без ракеты – 41 км/ч. Экипаж пусковой установки включал пять человек.
В 1957 году Кировский завод изготовил десять «Тюльпанов», а в 1958-м – еще 26.
Пока в экстренном порядке шли работы по «Филину», в КБ-11 доработали боевую часть для «Марса». 2 января 1956 года вышло постановление Совмина № 1796-965, санкционировавшее продолжение работ над «Марсом».
Минуло свыше двух лет, и в апреле 1958 года заместитель председателя Совмина Дмитрий Устинов собрал совещание главных конструкторов и руководителей НИИ и предприятий, проектировавших и производивших «Филин» и «Марс». Устинов заявил, что к середине будущего 1959 года войска должны получить 25 комплексов 2П1 в составе основных машин пусковой установки 2П2 и транспортно-заряжающей машины 2П3 и столько же пусковых установок «Тюльпан» ракетного комплекса «Филин». На их базе предстояло сформировать несколько ракетных бригад.
Собравшимся пришлось согласиться, хотя оба комплекса не прошли еще до конца летные испытания. Так, к примеру, на полигоне Капустин Яр с площадки № 8 пришлось провести в июне–июле еще 15 пусков «Марса». Конечно, комплексы «Филин» и «Марс» были «сырыми», но оснащение американской армии ядерными боеприпасами и сложность международной обстановки заставляли советское руководство спешить.
Особые неприятности доставляли испытателям, а затем и личному составу ракетных бригад гусеничные ходы «Марса» и «Филина». Имели место частые поломки, отмечалась недостаточная жесткость корпуса шасси. Притом что тряска была крайне противопоказана специальным боевым частям. Поэтому их возили везде, где можно, отдельно от ракет. А при перемещении комплексов на большие расстояния доставляли по шоссе на колесных трейлерах.
20 сентября 1958 года СКБ завода «Баррикады» предложило заменить гусеничный ход ПУ «Марса» на колесный и представило эскизный проект пусковой установки Бр-217 и транспортно-заряжающей машины Бр-218 на четырехосном шасси автомобиля ЗИЛ-135. Однако Устинов категорически отмел это предложение, мотивируя отказ тем, что с колесным шасси серия «Марсов» запоздает минимум на год. В итоге завод «Баррикады» сдал с июня по декабрь 1959 года 23 2П2 и 23 2П3.
Подвижный ракетный комплекс 2К1 «Марс» с неуправляемой ракетой 3Р1 был принят на вооружение постановлением Совмина СССР от 20 марта 1958 года № 328-15, а комплекс «Филин» – постановлением от 17 августа 1958 года был принят не на вооружение, а только на снабжение Советской армии.
Для хранения и обслуживания спецбоеприпасов для комплекса «Марс» на заводе «Баррикады» создали специальный комплекс Бр-221 «Степь». В его состав входило 11 колесных автомобилей, включая подъемный кран.
Замечу, что параллельно с работами над «Марсом» и «Филином» в НИИ-1 с 1953 года шло проектирование новой более совершенной тактической неуправляемой ракеты «Луна». И уже с 30 января по 28 февраля 1959 года на Агинском артиллерийском полигоне Забайкальского военного округа состоялись испытания пробегом и стрельбой комплексов «Марс» и «Луна». Всего было запущено шесть ракет 3Р5 и две ракеты 3Р1.
Несмотря на трескучие морозы, все пуски прошли успешно. Но возникли проблемы с капризными специальными боевыми частями. Новые электрочехлы оказались эффективнее прежних водяных, но тоже не обеспечивали необходимого температурного режима.
Первые отечественные носители ядерных боевых частей, конечно, были несовершенны, но они оказали нужное психологическое воздействие на вероятного противника. На парадах толпа журналистов и военных атташе щелкала фотоаппаратами, когда десятки первых советских тактических комплексов гремели гусеницами по брусчатке Красной площади. А ценный опыт, приобретенный в процессе создания «Филина» и «Марса», был использован при создании ракеты нового поколения «Луна».

_________________
ЕДИНСТВЕНОТО ПРАВО НА ВРАГА Е ДА БЪДЕ УНИЩОЖЕН!
Click to see if image is larger
Да бъдеш добър е лесно. Трудно е да бъдеш справедлив!
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла 
Елемаг
[Moderator]


Регистриран на: 01 Яну 2004
Мнения: 27538
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Пет 20 Фев 2009, 17:51    Заглавие:  

Cool Cool Cool
ШЕДЕВР ИНЖЕНЕРНО-КОНСТРУКТОРСКОЙ МЫСЛИ

ЧТО ПОСЛУЖИЛО ПРИЧИНОЙ ПРЕКРАЩЕНИЯ РАБОТ НА РВК


Накануне дня "Х" несколько десятков вертолетов Ми-6 и Ми-10, двигаясь на предельно низких высотах вне радиолокационной видимости противника, достигли нескольких труднодоступных мест: островов, непроходимых болот, недоступных горных плато. Там с вертолетов сгрузили пусковые установки (ПУ) тактических и оперативно-тактических баллистических и крылатых ракет. ПУ уходили своим ходом на скрытые огневые позиции. И вот в нужный момент десятки ракет стартуют из районов, где противник даже теоретически не предполагал их присутствия, и наносят внезапные ядерные удары на расстоянии от 60 до 500 километров.
Основные характеристики ВПУ Бр-257 (9П114)






Вес ВПУ без ракеты, т - 4,5
Вес ВПУ с ракетой, т - 7,5
Скорость самодвижения с ракетой, км/час - 3-8
Запас хода по горючему, км - 40-45
Скорость буксировки за тягачом, км/час:
- ВПУ с ракетой - 10
- ВПУ без ракеты - 15
Габариты ВПУ без ракеты, м:
- Высота - 1535
- Ширина - 2430
- Длина - 8950




Так выглядел один из сценариев локальной ядерной войны середины 60-х годов ХХ в. Откуда же взялось это полуфантастическое оружие: вертолеты-носители ракетных ПУ? Как это было в большинстве случаев, в 50-80-х годах начали разработку подобных комплексов янки, ну а затем русские оказались "впереди планеты всей".

В начале 60-х годов в США на вооружение воздушно-десантных частей поступила пусковая установка неуправляемых ракет "Литтл Джон" - носителей ядерных боевых частей. ПУ с ракетами "Литтл Джон" транспортировалась вертолетами UH-34 и СН-47 "Чинук" как в кабине, так и на внешней подвеске. Армия США прорабатывала транспортировку вертолетами и других ракетных систем.

Советское руководство внимательно следило за этими разработками и ответило на них с истинно русским размахом.

5 февраля 1962 года вышло постановление Совмина №135-66 о создании трех вертолетных комплексов: 9К53 "Луна-МВ", 9К73 с баллистической ракетой Р-17В и крылатой ракетой С-5В. Замышлялась целая система ракетно-вертолетных комплексов (РВК) в составе комплексов Ми-10РВК и Ми-6РВК, созданных на базе вертолетов Ми-6 и Ми-10.

Замечу, что ко времени выхода постановления оба вертолета не только не были приняты на вооружение, но даже не прошли до конца летных испытаний. Вертолет Ми-6 разрабатывался по постановлению Совмина от 11 июня 1954 года. Вертолет мог перевозить две самоходные артиллерийские установки АСУ-57 или иную технику весом до 12 тонн. Первые полеты Ми-6 начались в июне 1957-го. К 1962 году построили уже 50 вертолетов Ми-6, но к февралю 1962-го машина все еще находилась на этапе госиспытаний, которые завершились лишь в декабре этого года, а на вооружение вертолет поступил в 1963-м.

Постановление Совмина о полномасштабной разработке еще более мощного вертолета Ми-10 вышло 20 февраля 1958-го. В июне 1960-го начались первые полеты Ми-10. 23 сентября 1961 года Ми-10 установил абсолютный мировой рекорд грузоподъемности, подняв груз весом 15,1 т на высоту 2362 метра. В декабре 1961-го вертолет был предъявлен на госиспытания, но не был к ним допущен. В таком состоянии находились Ми-6 и Ми-10 к началу работ над ракетно-вертолетными комплексами.

В комплексе 9К53 ракета "Луна-МВ" устанавливалась на легкую самодвижущуюся пусковую установку 9П114 и лебедкой затаскивалась в грузовую кабину вертолета Ми-6 или В-10.

РВК 2К52 "Луна-М", разрабатываемый по постановлению Совмина №247-104 от 16 марта 1961 г., подобно вертолетам, еще не прошел государственных испытаний. Вес ракеты "Луна-М" составлял 2400-2500 кг, в зависимости от модификации, а вес штатной ПУ 9П113 без ракеты - около 15 тонн. Естественно, для РВК потребовалось создать новую сверхлегкую ПУ.

Разработчиками "Луны-МВ" были НИИ-1 (по комплексу) и ОКБ-329 ГКАТ (по приспособлению вертолетов Ми-6 и В-10 в качестве носителей пусковых 9П114). Вертолетная пусковая установка (ВПУ) была разработана в КБ завода "Баррикады" (ныне ЦКБ "Титан").

В качестве двигателя ВПУ был использован карбюраторный двигатель М-407 мощностью 45 л.с. от автомобиля "Москвич". С ПУ "Луна-МВ" можно было стрелять ракетами 9МБ м 9МБ1 со специальными боевыми частями АА-22 и АА-31, а также ракетой 9М21Ф с фугасной боевой частью. Максимальная дальность стрельбы составляла 68 км, минимальная - 12 км.

В ходе разработки проект ВПУ был модернизирован и получил индекс Бр-257-1. Завод "Баррикады" изготовил два образца Бр-257-1. Заводские испытания первого образца проходили с 29 сентября по 6 октября 1964 г., второго - с 12 по 17 марта 1965 г.

В 1964 г. все три пусковые установки комплекса "Луна": колесная Бр-231 (индекс ГРАУ 9П113), гусеничная Бр-237 (9П112) и вертолетная Бр-257 (9П114) - прошли полигонные испытания на Ржевке, под Ленинградом.

По результатам испытаний пусковой установки 9П114 было решено ее доработать. Забегая вперед, скажу, что в 1965 году комплекс Ми-6РВК (9К53 и 9К74) поступил в войска для опытной эксплуатации. Вторым РВК стал комплекс Р-17В на базе управляемой баллистической ракеты Р-17 (индекс ГРАУ - 8К14), принятой на вооружение в 1962 г. Стартовый вес штатной ракеты 8К14 составлял 5864 кг, дальность стрельбы от 50 до 240 км.

Для нового комплекса 9К73 была разработана упрощенная и облегченная пусковая установка, способная транспортировать ракету на небольшие расстояния. Такая установка с ракетой должна была скрытно перевозиться тяжелым вертолетом Ми-6РВК в любой район, в том числе такой, куда не могла пройти ни колесная, ни гусеничная техника. В 1963 году было построено несколько ракетно-вертолетных комплексов 9К73 на базе вертолетов Ми-6. После заводских испытаний в 1965 г. комплексы поступили в войска для опытной эксплуатации.

Третий ракетно-вертолетный комплекс 9К74 был создан на базе крылатой ракеты С-5, разработанной в ОКБ-52 под руководством В.Н. Челомея. При стартовом весе 5,4 т ракета С-5 летит на дальность до 500 км, круговое вероятное отклонение на такой дистанции 3 км.

На заводе ЗИЛ под руководством В.А. Грачева была спроектирована вертолетная пусковая установка ЗИЛ-135В (индекс ГРАУ - 9П116). Она имела очень оригинальную конструкцию. Несущей конструкцией был контейнер с ракетой С-5 диаметром 1,8 м, к которому крепилась кабина, газотурбинный двигатель, колеса и так далее. Все четыре колеса имели приводы от электродвигателей типа ДТ-15 мощностью 22 кВт, размещенных вместе с понижающими шестеренчатыми редукторами в самих колесах. Задние колеса жестко (без рессор) закрепляли к корпусу пусковой установки. Передние, управляемые, колеса были установлены на вертикально расположенных шкворнях и также жестко закреплены на корпусе.

Электромоторы, как и приводы вертикального наведения пусковой, питались от генератора, соединенного с газотурбинным двигателем ГТД-350 мощностью 350 л.с. 9П116 предназначалась для передвижения на небольшие расстояния - порядка 20-30 км от места десантирования. Высота пусковой установки по кабине 3263 мм. Вес установки (без ракеты) около 5,5 т. В кабине помещались два человека.

В 1963 году на четырех таких шасси на заводе №475 были смонтированы пусковые контейнеры. В ОКБ М.Л. Миля на базе вертолета Ми-10 был создан ракетный вертолетный комплекс 9К74. Сам вертолет получил индекс Ми-10РВК. Взлетный вес его достиг 44,6 т. Пусковая установка 9П116 могла быть доставлена вертолетом на дальность до 200 км и после приземления подготовлена к пуску в течение пяти минут. В ходе испытаний с вертолетной ПУ в Фаустове было запущено несколько ракет С-5В.

Испытания выявили ряд существенных недостатков комплекса 9К74. Среди них была большая "парусность" вертолета с 9П116 и снос его ветром, дальность полета вертолета оказалась меньше расчетной. Постановлением Совмина от 11 ноября 1965 года работы по вертолетной пусковой установке были прекращены.

Создание ракетно-вертолетных комплексов стало уникальным явлением в истории военной техники. Почему же их тогда не приняли на вооружение? По расхожей версии, виновником этого стал Н.С. Хрущев. Вроде бы в 1964 году на показе правительству новой техники в Кубинке Леонид Брежнев очень заинтересовался миниатюрной установкой 9П114. Ильичу сказали, что на ней уже ездил маршал В.И. Чуйков и ему установка весьма понравилась. Хрущев разозлился и коротко сказал о "Луне-МВ": "Не нужна". Действительно, Хрущев не любил Чуйкова и в июне 1964-го снял его с поста заместителя министра обороны и главнокомандующего Сухопутными войсками. Но история с 9П114 всего лишь анекдот.

На самом деле работы были прекращены не только по "Луне-МВ", но и по другим комплексам. А тот комплекс лоббировал не только сам Челомей, но и его подчиненный Сергей Никитич Хрущев. Да и вообще позже в своих мемуарах Сергей Хрущев написал: "Ракета С-5 существовала только благодаря незримой поддержке отца".

Работы над ракетно-вертолетным комплексом были прекращены в 1965 году, когда пенсионер Никита Сергеевич занимался исключительно дачными делами.

Ракетно-вертолетные комплексы в середине 60-х годов были шедевром инженерно-конструкторской мысли, но применение их было бы эффективно лишь в крайне редких случаях. Видимо, это и послужило причиной прекращения работ на РВК.




Александр ШИРОКОРАД

_________________
ЕДИНСТВЕНОТО ПРАВО НА ВРАГА Е ДА БЪДЕ УНИЩОЖЕН!
Click to see if image is larger
Да бъдеш добър е лесно. Трудно е да бъдеш справедлив!
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла 
Елемаг
[Moderator]


Регистриран на: 01 Яну 2004
Мнения: 27538
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Пет 03 Апр 2009, 21:10    Заглавие:  

Cool Cool Cool
КУОС БЕЗ ГРИФА "СЕКРЕТНО"

СОРОК ЛЕТ НАЗАД БЫЛО СОЗДАНО УНИКАЛЬНОЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ ДЛЯ ПОДГОТОВКИ СПЕЦНАЗА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ


Сравнительно недавно в отечественных и зарубежных СМИ, на интернет-сайтах стала появляться незвучная аббревиатура – КУОС. Ее развернутое прочтение мало о чем говорило – "Курсы усовершенствования офицерского состава". Под этим нейтральным по смыслу, неприметным названием было зашифровано созданное решением руководства КГБ СССР 19 марта 1969 года сверхсекретное подразделение, в задачи которого впервые со времени окончания Второй мировой войны входила подготовка спецназа госбезопасности. В те времена боевым подразделениям было не принято давать громкие и звучные имена. Так засекречивался сам факт их существования.
Необходимость создания такого подразделения диктовало время. Изменившаяся со времен Второй мировой войны военно-политическая ситуация в мире уже не предполагала использования всей мощи вооруженных сил государства как инструмента внешней политики. Достижение политических целей странами Запада (в первую очередь США) эффективно осуществлялось проведением специальных, строго засекреченных операций за рубежом. То есть выверенными, "точечными", целенаправленными действиями профессионалов, специально подготовленных для этого.

Действуя автономно, эти люди должны были выполнять поставленные задачи практически в любой точке земного шара, находясь на нелегальном положении в условиях войны между государствами. Представители этой профессии называют себя разведчиками специального назначения, сочетающими качества легального разведчика и спецназовца.

Чтобы хоть силой воображения попытаться понять характер и уровень профессионализма этой работы, представьте съемки западного боевика без дублей и монтажа в минимальные сроки, безошибочно, скрытно и в другом государстве.

Многое из того, что связано с деятельностью КУОС КГБ СССР, совершенно секретно и сегодня. Однако некоторые сведения об этой легендарной спецшколе, делах ее выпускников оказались доступны широкой общественности, что позволяет получить хотя бы некоторое, близкое к реальному представление о ней.

ОТБИРАЛИСЬ ЛУЧШИЕ ИЗ ЛУЧШИХ

19 марта 1969 года вышел приказ председателя КГБ СССР, которым во исполнение закрытого постановления Совмина СССР предписывалось образовать совершенно необычное подразделение, задачи которого не вписывались в привычные рамки. Осмысление масштаба поставленных задач и уж тем более их выполнение были плодом кропотливой работы.

Решать эти задачи могли только высочайшие профессионалы, и от их подбора зависело все. Офицеров – создателей КУОС, первых преподавателей школы спецназа госбезопасности находили и отбирали из числа лучших из лучших. Жизнь показала – это был абсолютно правильный выбор.

Первым начальником КУОС стал Григорий Иванович Бояринов, погибший при штурме дворца Амина 27 декабря 1979 года. Фронтовик, человек незаурядной судьбы, блестящий специалист своего дела, умница. Чтобы понять этого человека, пусть каждый ответит для себя на простой вопрос: верят ли в тебя твои товарищи настолько, что готовы идти за тобой даже на смерть? За ним шли! За то, что он смог поднять за собой штурмовые группы (но сам при этом погиб), ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Под стать Григорию Ивановичу была сформирована и команда первых преподавателей КУОС: мастера, знатоки своего дела, каждый в своей области – уникальный специалист, беззаветно преданные Родине люди. Это были не кабинетные работники, а боевые офицеры, которые, когда это было необходимо, отложив в сторону учебник, брали в руки оружие и вели своих вчерашних учеников на выполнение самых сложных заданий.

Ко времени создания КУОС в странах Запада как минимум десяток лет уже существовали боевые подразделения аналогичного профиля. Приходилось догонять. Однако спустя непродолжительное время в мире едва ли можно было найти школу подготовки спецназа, употребляя лексику новояза, "круче" нашей. Объяснение этому простое: профессиональную подготовку спецрезервистов вели люди, имевшие опыт агентурно-оперативной и диверсионной работы, полученный в Великой Отечественной войне.

Организационно КУОС был развернут на базе Высшей краснознаменной школы КГБ СССР – легендарной кузницы кадров внешней и военной разведки. В то же время профессорско-преподавательский состав и слушатели КУОС находились в оперативном подчинении руководства внешней разведки или Первого главного управления (ПГУ) КГБ СССР. С середины 70-х годов подготовку кадрового состава КУОС и выполнение боевых задач стала осуществлять нелегальная разведка, а именно – Управление "С" ПГУ КГБ СССР.

Базой КУОС стала территория знаменитой ШОН (Школы особого назначения) в районе Балашихи. В годы войны отсюда ушли в свое бессмертие легендарный разведчик, Герой Советского Союза Николай Кузнецов, Зоя Космодемьянская и многие другие. Здесь начинал свою оперативную деятельность в качестве заместителя начальника школы выдающийся советский разведчик-нелегал Рудольф Иванович Абель (настоящее имя – Вильям Генрихович Фишер). После окончания войны на этой территории находилась знаменитая 101-я разведывательная школа, готовившая сотрудников советской внешней разведки.

Позднее уже выпускники КУОС отправятся отсюда для выполнения поставленных интернациональных задач практически на все континенты земного шара. Одними из первых были отряды специального назначения "Зенит" и "Каскад", принявшие боевое крещение в Афганистане.

Боевая обкатка в кризисных ситуациях за рубежом позволила вскрыть недостатки, связанные прежде всего с несогласованностью различных видов подготовки, уязвимостью используемых прикрытий и легенд, недостаточной изученностью и применением средств связи, шаблонностью каналов переброски, дефицитом знаний местных языков и т. д.

ПРЕДШЕСТВЕННИКИ

Спецкурсы в функциональной деятельности органов госбезопасности возникли не на пустом месте. У них были предшественники. Так, на третий день Великой Отечественной был создан уникальный спецназ НКВД – Отдельная мотострелковая бригада особого назначения (ОМСБОН), входившая в 4-е (партизанское) управление во главе с известным разведчиком генерал-лейтенантом Павлом Судоплатовым. Чекистские партизанские отряды из ОМСБОН отличались высокой боеспособностью, дисциплиной, хорошо поставленной разведывательной, контрразведывательной и диверсионной работой в тылу противника.

Преемником Четвертого управления НКВД стал созданный в 1955 году 13-й спецотдел при ПГУ КГБ. Затем этот отдел преобразовали в отдел "В". Осуществили это оригинально: присоединили 1 к 3 – получилось "В". Это был тот самый отдел "В", который в 1967–1968 годах возглавлял генерал-майор Виктор Владимиров. Кроме всего прочего, отдел был назван "В", как многие считали, и в честь Владимирова. В дальнейшем, когда Виктор Михайлович попал в опалу из-за имевшего место предательства одного из сотрудников, отдел "В" подвергся очередной реорганизации. Букву "В" немного закруглили, и получился 8-й отдел, но уже управления "С" ПГУ КГБ СССР.

Это, конечно, в значительной степени шутка. Но на самом деле с каждым переименованием менялись и задачи, которые исходя из международной обстановки ставились перед этим особым подразделением.

После гибели Григория Бояринова при штурме дворца Амина некоторое время должность руководителя КУОС занимал будущий первый командир группы специального назначения "Вымпел", Герой Советского Союза (за участие в штурме дворца Амина) капитан первого ранга Эвальд Козлов. На этом посту его сменил сначала ученик Ильи Григорьевича Старинова, а с 1983 года – Сергей Голов, участник штурма дворца Амина (орден Ленина).

Сергей Александрович Голов стоял у истоков создания спецподразделения "Альфа" (ныне управления "А" Центра специального назначения ФСБ России). Уволился в запас в звании полковника в 1993 году после октябрьских событий в Москве, когда КУОС расформировали, а "Вымпел" передали в ведение МВД.

В период создания КУОС, с 1966 по 1969 год (до официального "дня рождения"), первым местом дислокации были Пограничные курсы в Голицыне. Здесь были подготовлены учебные поля для тактических занятий и полигон для работы с минно-взрывными средствами. Для огневой подготовки использовались тир и стрельбище Высшей краснознаменной школы им. Дзержинского (ВКШ). Заканчивалось обучение воздушно-десантными сборами на базе одной из дивизий ВДВ и экзаменами.

В ЛЮБОЙ ТОЧКЕ МИРА, ПРИ ЛЮБЫХ ПОГОДНЫХ УСЛОВИЯХ

В отделе "В" при ПГУ КГБ при СМ СССР существовали программы занятий, тренировок, сборов и учений, рассчитанные на полтора месяца. Всех спецрезервистов готовили вместе. Но практика показала, что времени, выделенного на подготовку спецрезервистов, недостаточно для приобретения практических и теоретических навыков. Из этих соображений было решено готовить командирское (чекистское) звено (командиры и заместители командиров оперативно-боевых групп) отдельно от других и в течение трех месяцев.

Первый набор КУОС состоял из 60 человек. Это были в основном представители спецгрупп и руководящее звено Отдельной бригады особого назначения (ОБОН), что позволило им в будущем со знанием дела организовать подготовку спецрезерва.

ОБОН (шесть оперативных полков и один оперативный батальон) носила кадрированный характер и предназначалась для разведывательно-диверсионных и специальных действий в военное время и в особый период, состояла из отобранных офицеров КГБ, прошедших спецподготовку. ОБОН курировала внешняя разведка в лице ее Спецотдела.

Практика показала, что трехмесячный срок обучения также недостаточен.

На основе опыта боевой деятельности спецподразделений и партизанских формирований в период Великой Отечественной войны и боевых действий ВДВ с учетом имеющихся отечественных документов и иностранных уставов и наставлений для подразделений спецназначения руководство отдела "В" при ПГУ КГБ при СМ СССР разработало программу подготовки КУОС, рассчитанную на пять месяцев по два потока в год. Руководство КГБ поддержало предложение руководства КУОС о создании пятимесячных курсов.

Оперативную подготовку вели преподаватели 101-й школы ПГУ КГБ СССР и работники отдела "В" при ПГУ.

Штат преподавателей КУОС формировался по рекомендациям начальников кафедр ВКШ. В их числе были полковник в отставке легендарный Илья Старинов, подполковники Федор Быстряков, Михаил Пантелеев, Иван Заливакин и майор Борис Васюков. Все – участники Великой Отечественной войны с большим боевым опытом.

Одной из основных целей обучения на курсах была подготовка командиров оперативно-боевых групп для управления личным составом в сложных условиях тыла противника. В связи с этим все занятия и учения на КУОС проводились в условиях, приближенных к боевым, с обозначенным противником, в том числе на реальных объектах и при любых погодных условиях.

На первых порах в ходе проведения программы спецподготовки и сами преподаватели получали новые знания, постоянно совершенствовали качество обучения.

По данным архивов, в то время к спецпредметам обучения на КУОС относились:

– агентурная разведка, визуальное наблюдение, наружное наблюдение, легендирование, документирование, нелегальные каналы переброски;

– оперативное и физическое проникновение на объекты с особым положением, особенности физической и технической защиты этих объектов и способы их преодоления;

– минирование и организация диверсий, обезвреживание взрывных устройств иностранного производства, а также самодельных взрывных устройств (СВУ);

– владение отечественным и иностранным стрелковым оружием, специальным вооружением;

– рукопашный бой;

– управление различными видами транспорта, в том числе в экстремальных условиях;

– подбор и оборудование крупногабаритных тайников в городских и полевых условиях, оперативная топография;

– средства специальной радиосвязи, шифровальная работа и техника;

– методы полевого базирования;

– методы выживания в экстремальных условиях;

– преодоление естественных и искусственных преград;

– морально-волевая и психологическая подготовка к действиям в автономном режиме;

– подбор площадок для десантирования с вертолетов и самолетов малой авиации, для воздушных и морских десантов;

– способы обеспечения безопасности групп и отдельных исполнителей на территории боевых действий.
НОВАЯ УГРОЗА – ТЕРРОРИЗМ

С 1968 года в мире начался отсчет времени такого явления, как международный терроризм (захват в заложники израильских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене). Во многих странах спешно приступили к созданию сил специальных операций, способных оказать противодействие террористам. В обязательной программе подготовки КУОС появилась еще пара дисциплин:

– методы деятельности сил специальных операций, террористических и экстремистских группировок;

– антитеррористический курс.

Для более качественной подготовки спецрезерва КГБ СССР руководство КУОС решило увеличить срок обучения до семи месяцев. В программу ввели дополнительные дисциплины, в том числе горную подготовку. Определили новые организационные основы КУОС и инициировали документы к соответствующему изменению структуры курсов.

В 1969 году было решено провести показательное учение по "отмобилизованию" управлений КГБ. Руководителем группы наблюдателей был заместитель председателя КГБ СССР генерал-полковник Виктор Захаров. Силы управления и приданный им батальон из армейского корпуса должны были обнаружить и пленить оперативно-боевую группу разведчиков-диверсантов. Дело было под Краснодаром, на опушке леса. Оперативно-боевая группа оборудовала схрон и оттуда наблюдала за обстановкой, используя перископ разведчика Р-105.

Посредником учения выступал полковник Лазаренко. Он-то и привел генерала Захарова на опушку леса, где находился схрон. Предлог – отсюда лучше обозревать местность. У Лазаренко была радиосвязь с группой "диверсантов". После доклада комбата, что прочесывание леса не дало результатов, генерал Захаров спросил у Лазаренко:

– Разведчики ушли от прочесывания?

– Никак нет, товарищ генерал. Они вас видят.

– Не может быть!

– А вы подайте какой-нибудь знак.

Захаров снял фуражку, и Лазаренко спросил в микрофон:

– Что вы видите?

Дал послушать ответ генералу:

– Товарищ генерал снял фуражку.

Захаров сделал еще несколько жестов и услышал:

– Товарищ генерал поднял руку, опустил руку.

Захаров повернулся к Лазаренко:

– Да где же они?

– Вы практически стоите на блиндаже, который оборудовали разведчики. Все они там и находятся. Только не говорите командиру корпуса, а то попадет ребятам за необнаружение схрона.

На этих же учениях зампреду и многим руководителям управлений была впервые продемонстрирована эффективность спецоружия. Бочки с горючим на расстоянии 300 метров эффектно взрывались от невидимых и неслышимых выстрелов. Это работала "Буря". Еще не "Винторез" (бесшумная снайперская винтовка), который появился позднее, но "Буря" уже 30 лет назад была весьма современной "игрушкой". Тогда же была продемонстрирована и "Гроза" (более известна как МПС) – малогабаритный двуствольный пистолет с эффектом гашения звука выстрела в самих спецпатронах.

Большое внимание на курсах уделялось психологической подготовке слушателей в условиях больших физических нагрузок во время горной, воздушно-десантной подготовки и на учениях. Практически все преподаватели проходили воздушно-десантную и горную подготовку и наравне со слушателями участвовали в тактических комплексных занятиях и учениях. Вся работа строилась под руководством, при активной помощи и непосредственном участии отдела "В" при ПГУ, а затем 8-го отдела Управления "С". Когда же возникла необходимость участия в боевой спецоперации за рубежом, на вопрос представителя центра: "Кто готов выполнить задание?" – все преподаватели ответили согласием.

Созданный 19 августа 1981 года Отдельный учебный центр (ОУЦ) КГБ СССР (он же – группа специального назначения КГБ СССР "Вымпел") также дислоцировался на базе КУОС. Многие выпускники курсов были зачислены в штат спецподразделения "Вымпел". Обучающимся в ОУЦ к учебным программам КУОС были добавлены иностранные языки, страноведение, легководолазная подготовка. Первым начальником ОУЦ был Герой Советского Союза капитан 1-го ранга Эвальд Козлов.

Распространяться об обучении на курсах среди выпускников было не принято. Даже в территориальных управлениях КГБ СССР о прохождении сотрудниками куосовских наук знали лишь начальники управлений и их замы по кадрам. Для всех остальных оперативник находился в командировке.

Для одного из выпускников КУОС эта профессиональная традиция обернулась неприятностью.

После второго покушения на президента Грузии Шеварднадзе 9 февраля 1998 года (первое было совершено 29 августа 1995 года) организатором обоих покушений был объявлен шеф госбезопасности Грузии генерал-лейтенант Игорь Гиоргадзе. Главным аргументом обвинения был неизвестный ранее факт из биографии Гиоргадзе. В свое время он окончил КУОС. Возмущение преподавателей КУОС было настолько велико, что они даже согласились встретиться с представителями СМИ и перед теле- и фотокамерами прокомментировать ситуацию.

Старший преподаватель КУОС по тактико-специальной подготовке, выживанию и топографии, участник афганской войны полковник Анатолий Набатов заявил перед телекамерой: "Возмущает не то, что Игоря обвинили в покушении на главу государства, а то, что его обвиняют в некомпетентности в подготовке таких акций. Игорь был одним из лучших на курсах. Если бы к планированию, подготовке и реализации операции по ликвидации главы Грузии Гиоргадзе был причастен, то Эдуард Амвросиевич остался бы сегодня только в наших воспоминаниях. Более того, никто бы никогда и не подумал, что Игорь имеет к этому какое-то отношение".

Игорь Гиоргадзе так прокомментировал слова своего бывшего учителя: "Любой из тех, кто прошел подготовку, аналогичную моей, мои однокурсники, тех, кто окончил КУОС до или после меня, скажет, что первых лиц государства путем дистанционного подрыва профессионалы не убирают. Для этого есть тысячи других способов.

Нам давали такую подготовку, чтобы человек был в состоянии выполнить задание в любой точке земного шара. Начиная от вывода из строя пусковой установки стратегической ядерной ракеты и заканчивая похищением особо важного лица и его дальнейшей переправкой в Советский Союз".




Владимир ДАВЫДОВ

_________________
ЕДИНСТВЕНОТО ПРАВО НА ВРАГА Е ДА БЪДЕ УНИЩОЖЕН!
Click to see if image is larger
Да бъдеш добър е лесно. Трудно е да бъдеш справедлив!
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла 
Елемаг
[Moderator]


Регистриран на: 01 Яну 2004
Мнения: 27538
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Пет 18 Сеп 2009, 16:53    Заглавие:  

Cool Cool Cool
Андрей Бондаренко
"Ангарская" стража Митрофана Неделина
К 50-летию начала первого боевого дежурства будущих Ракетных войск стратегического назначения
Эта дата вошла в историю Ракетных войск стратегического назначения как одна из начальных. В изданной под редакцией бывшего главкома РВСН маршала России Игоря Сергеева «Хронике основных событий истории РВСН» она открывает целый раздел «Постановка на боевое дежурство боевых ракетных комплексов». Цитирую: «Первыми на боевое дежурство заступили: 1959 год. С ракетным комплексом Р-5М. 10 мая – ракетный полк (г. Симферополь, командир полка полковник Кураков И.А.)».

Но о важном для отечественных ракетчиков событии даже спустя полвека известно мало, а имеющаяся информация не всегда точна. Даже в приведенной цитате неточности: на то первое, опытное боевое дежурство заступил не «ракетный», а «инженерный полк РВГК» – так до создания 17 декабря 1959 года РВСН назывались части, вооруженные БРСД Р-5М или «изделием 8К51». И несли его расчеты стратегических ракет не в самом Симферополе, а примерно в 35 километрах южнее – в районе поселка Перевальное.

«ТУРОБЪЕКТ» У ЧАТЫРДАГА

Бывшее крымско-татарское село в 5 км южнее военного городка, в долине самой крупной крымской реки Салгир до 1946 года звалось не Перевальным, а Ангарой. Ангарский перевал (Ангар-Богаз) – это седловина между горными массивами гряды Крымских гор – Чатырдагом на западе и Демерджи на востоке. Высота его – 752 м над уровнем моря. Имя селу и перевалу дала речка Ангара – приток Салгира. Ангарская теснина – единственный проход к перевалу, а Ангара на тюркских языках – «ущелье, трещина в горах, ворота».

Ныне в Перевальном дислоцируются 84-я отдельная механизированная бригада и 150-я отдельный батальон РХБЗ 32-го армейского корпуса Южного оперативного командования. Удивительно, но некоторые встретившиеся автору украинские военнослужащие и даже гражданские жители уже наслышаны о боевом дежурстве ракетчиков на Ангарском полигоне. Оказывается, об этом факте истории РВСН пусть одной-двумя фразами, но упоминают экскурсоводы приезжающим на Ангарский перевал туристическим группам.

Предприимчивые дельцы крымского туристического бизнеса организуют на бывший окружной Ангарский полигон так называемые «милитари-туры» для западных туристов. Удовольствие не из дешевых. Выстрел из снайперской винтовки – 20 долл., одна очередь на 6 патронов из автомата Калашникова – 8 долл., выстрел из гранатомета РПГ-17 – 30 долл., из АГС-17 –100 долл., выстрел из танка – 350 долл., а его вождение (6 км) – 300 долл. 30 минут полета на истребителе Л-39 стоят 1600 долл., на МиГ-29 – 6200 долл., час полета на вертолете Ми-8 – 3600 долл.

Но первое боевое дежурство стратегических ракет Советской армии пока в Крыму никакого материального следа для «милитари-туристов» не имеет. По словам местных жителей, ракетная часть располагалась на север от жилого городка. Сегодня она на частной охраняемой территории.

Как стало известно от товарищей и коллег в Одессе, боевые стартовые позиции и дороги для полка Куракова по директиве Генштаба подготовили инженерно-саперные части Одесского военного округа, а служба горючего ОдВО – запасы компонентов ракетного топлива вблизи БСС. Это позволяло в несколько раз сократить сроки подготовки ракет к очередному пуску. Сейчас в бывшем позиционном районе ракетчиков лишь остатки разрушенных боксов и укрытий, к которым ведет не асфальтированная, а грунтовая дорога. С нее можно рассмотреть две бетонные стартовые площадки и минимум два арочных укрытия для ракет. Дальше – техническая зона: видны три арочных укрытия, предположительно одно для тяжелой техники (похоже, для установщика ракеты и крана для монтажа головной части). Скорее всего они принадлежали воинской части ядерно-технических войск – так называемой ПРТБ или подвижной ремонтно-технической базе 12-го Главного управления Министерства обороны СССР. Видимо, именно там хранили и собирали ядерные головные части для полка полковника Куракова штатной мощностью 80 и 300 килотонн тротила. Где-то рядом должно находиться и хранилище ракетного топлива. При демонтаже и из-за нашествий местных вандалов такие хранилища обычно страдали сильнее других объектов. По крайней мере, вся теплоизоляция давно ушла на теплицы ближайших русско-украинских и крымско-татарских сел.

Кстати, как рассказывали автору ветераны службы ГСМ бывшего ОдВО, если при жестком учете и контроле ракетное горючее – произведенный Московским ликеро-водочным заводом 78-градусный этиловый спирт никуда бесследно не «испарялся», то обеспечить ракетную часть в течение полугода окислителем было более чем непросто. Для одной заправки четырех ракет требовалось относительного немного окислителя – 56 тонн жидкого кислорода. Но он непрерывно выкипал. В отличие от космодрома своего кислородного завода ракетный полк не имел. Кислород приходилось доставлять в термостатированных цистернах из Москвы, Куйбышева и других городов. За время длительного пути и полугода хранения в районе боевого дежурства расход его был огромным: в атмосферу «ушли» многие сотни, если не тысячи тонн этого низкокипящего окислителя.

АСИММЕТРИЧНЫЙ СТРАТЕГ ХРУЩЕВ

Правительственная дорога на Большую Ялту с миллионами проезжающими курортников никак не вязалась с особым режимом охраны секретных ракетно-ядерных объектов. Оказалось, что троллейбусный маршрут Симферополь–Алушта был открыт здесь сразу по окончании боевого дежурства стратегических ракетчиков – 7 ноября 1959 года.

Скрыть от посторонних стартовые батареи стратегических ракет высотой на пусковом столе с семиэтажный дом было сложно, какую бы «легенду прикрытия» ни выдумали офицеры-режимщики для ракетных дивизионов и сборочных бригад обслуживающих «стратегов» ядерно-технических подразделений – «головастиков» из ПРТБ 12-го ГУМО. Но именно здесь на следующий день после праздника Победы 1959 года инженерный полк РВГК полковника Куракова во время учений провел учебное развертывание на полевых боевых стартовых позициях четырех баллистических ракет Р-5М с пристыкованными к ним ядерными головными частями – первое подобное групповое развертывание в Советских Вооруженных Силах. И это учение с полком и ПРТБ продолжалось на Ангарском перевале Крымского полуострова не неделю, а целых полгода. Вплоть до начала ноября.

В книгах по истории РВСН официально указывается лишь две воинские части, вооруженные ракетным комплексом Р-5М, которые в 1959 году заступили на боевое дежурство: 10 мая – полк полковника Ивана Куракова под Симферополем и 1 августа под городом Гвардейском Калининградской области – полк подполковника Бориса Спрыскова. Но, оказывается, это также не совсем соответствует истине.

Бывший в начале 90-х командующим 31-й ракетной армией в Оренбурге генерал-лейтенант Игорь Пустовой познакомил автора с воспоминаниями начальника отдела ракет средней дальности в Штабе реактивных частей у будущего первого главкома РВСН Митрофана Неделина генерал-майора в отставке Петра Пузика, который там служил в 1959 году. Он утверждает, что Генеральный штаб тогда в связи со сложной международной обстановкой поставил задачу занять стартовые позиции и нести боевое дежурство сразу всем четырем полкам первой очереди формирования, вооруженным первыми стратегическими ракетами средней дальности Р-5М. Кроме названных ракетных частей Куракова и Спрыскова, после обучения на государственном полигоне Капустин Яр, учебно-боевых пусков штатных ракет и сдачи на допуск к несению боевого дежурства государственной комиссии были готовы еще два инженерных полка РВГК подполковников С.Абрашкевича и В.Генералова. Они 1 августа заняли боевые стартовые позиции возле города Славута на севере Хмельницкой области и в позиционном районе на юге Приморского края – возле поселка Манзовка (ныне Сибирцево) севернее Уссурийска.

Еще одной воинской частью, которая в 1959 году фактически несла первое боевое дежурство за пределами СССР, стала 72-я инженерная бригада РВГК полковника Александра Холопова, первой в Советской армии перевооруженная на комплекс 8К51. Как в свое время автору этих заметок сообщил бывший заместитель главкома РВСН по эксплуатации ракетного вооружения генерал-полковник в отставке Георгий Малиновский, он тогда служил в этой бригаде командиром технической батареи. По решению высшего руководства СССР эта часть в феврале 1959 года была погружена в воинские эшелоны и отправлена из новгородского поселка Медведь через Калининградскую область в северо-восточные районы ГДР. В Гвардейске бригада оставила свой первый дивизион под командованием подполковника Спрыскова. Он был развернут в полк и начал боевое дежурство юго-западнее Калининграда.

Два оставшиеся ракетных дивизиона были размещены в ГДР вместе с управлением бригады в гарнизонах 2-й гвардейской танковой армии Фюрстенберг и Фогельзанг. На боевом дежурстве, как и в ракетных полках, здесь находились четыре пусковые установки комплекса 8К51. Свой «ракетный поход» за пределы Советского Союза бригада совершила для того, чтобы можно было достать с территории Германии четыре вооруженные БРСД «Тор» эскадрильи ВВС США в Англии. В каждой по 15 пусковых установок стратегических ракет, которые базировались севернее и северо-восточнее Лондона – вокруг городков Йорк, Линкольн, Норвич и Нортгемптон. Туда ракеты Р-5М при своей максимальной дальности в 1200 км с территории СССР не долетали.

Полк Куракова с находившимися почти на высоте 800 метров над уровнем моря стартовым позициями «простреливал» через Черное море не только проливы Босфор и Дарданелы, но и всю территорию Турции и даже Израиля. А полк в Славуте – территорию ФРГ, где главной целью была 40-я полевая группа американских ядерных ракет «Редстоун», и часть Италии. Оказывается, в начале весны 1959 года было заключено соглашение между США и Италией о размещении на итальянской базе ВВС Джойя-дель-Колли, в провинции Апулия, двух эскадрилий БРСД «Юпитер». А через полгода и правительство Турции согласилось на тех же условиях, что и Италия, разместить одну ракетную эскадрилью – 15 БРСД «Юпитер» на своей базе ВВС Чиглы под Измиром, что на побережье Эгейского моря.

Видимо, эти направленные против СССР секретные ракетно-ядерные планы НАТО стали известны от внешней разведки тогдашнему Верховному главнокомандующему Никите Хрущеву и вынудили его организовать боевое дежурство стратегических ракет в Крыму. А чтобы вдохновить «главного ракетчика», он 8 мая 1959 года, в канун Дня Победы, присвоил Митрофану Неделину звание главного маршала артиллерии.

Всего в Англии, Италии и Турции тогда разворачивалось 7 эскадрилий ВВС США, имевших на вооружении 105 новейших американских ракет средней дальности – 45 «Юпитеров» и 60 «Торов». Они буквально за 5–10 минут могли обрушить свои термоядерные головы мощностью 1–1,5 млн. тонн тротила на города, военные и оборонные объекты в европейской части СССР. Например, с базы в турецком Измире «Юпитеры» накрывали Москву, Ленинград и Куйбышев. И противостоять им в то время могли лишь поставленные Никитой Хрущевым и министром обороны СССР Родионом Малиновским на боевое дежурство четыре полка и одна неполная инженерная бригада РВГК – чуть больше 6100 ракетчиков и 20 обслуживаемых ими пусковых установок ракет Р-5М из 48 имевшихся в СССР. Более чем асимметричный ответ: на каждую советскую «пятерку» приходилось свыше 5 новейших американских «Юпитеров» и «Торов», которые были и в 2–3 раза дальнобойнее наших ракет, а их «головы» – в 5 раз мощнее наших ГЧ.

Но и те первые стратегические ракеты Р-5М свою задачу выполнили. Им на смену в ракетные части в том же 1959 году уже начали поступать новые и самые массовые БРСД Р-12 Михаила Янгеля, которые выпускались сразу на четырех советских оборонных заводах – в Днепропетровске, Перми, Оренбурге и Омске. Как вспоминал генерал-майор Петр Пузик, в конце октября полки Р-5М были отозваны с боевого дежурства и возвращены в пункты дислокации. Небольшой практический опыт боевого дежурства по полевому варианту показал все его недостатки. Офицеры Штаба реактивных частей пришли к твердому убеждению: ракетные части – это части постоянной боевой готовности. Все элементы боевых порядков должны быть заблаговременно построены и заняты. Для личного состава должны быть оборудованы казармы, а для ракет и головных частей в технической зоне построены специальные хранилища. А в позиционном районе полка должны постоянно находиться расчеты, способные подготовить и провести пуск ракет.

О ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ ОРУЖИИ

В «НВО» за 19 мая 2000 года была помещена беседа автора с ведущим конструктором первых в мире стратегических ракет средней и межконтинентальной дальности Р-5М и Р-7 Дмитрием Козловым «Белая мечта» Сергея Королева». 10 марта с.г. Дмитрия Ильича Козлова, одного из ближайших соратников и заместителей легендарного главного конструктора ракетно-космических систем, проводили в последний путь. Незадолго до своей кончины он дал вашему корреспонденту комментарий по поводу предстоящего 50-летия РВСН и той роли, которая сыграла в их истории наша стратегическая «пятерка».

По словам Дмитрия Козлова, у нас упрощают ситуацию, которая сложилась в то напряженное время холодной войны с принятием на вооружение первых ракетных комплексов стратегического назначения в СССР и США. Американцы имели мощный научный и производственный потенциал и быстрее доводили до сдачи заказчику свои новые ракеты. Действительно, наша «пятерка» для своего времени обладала лучшими, чем у американцев, характеристиками. При тех же габаритах – длине 21 метр и весе 28 тонн, что и первая американская боевая ракета «Редстоун» немецкого конструктора Вернера фон Брауна, она имела дальность почти вчетверо больше – 1200 км против 320 км у американцев. Они потом в ходе модернизации увеличивали ее вначале до 640, а потом до 900 км, но пересечь рубеж в 1000 км дальности не смогли. Поэтому «пятерка» стала первой ракетой средней дальности, а брауновский «Редстоун» лишь оперативно-тактической.

Р-5М приняли на вооружение летом 1956 года, а в США свой «Редстоун» – в 1957-м. Но у нас вплоть до 1960 года «пятерка» реально продолжала оставаться единственной стратегической системой, состоявшей на вооружении. Американцы же за эти годы сумели разработать, принять на вооружение и поставить в войска более совершенные ракеты средней дальности, выпустить первые межконтинентальные ракеты «Атлас». Дмитрий Козлов заметил, что конкретные даты в памяти не держит и посоветовал заглянуть в справочники.

Оказалось, следующий за «пятеркой» отечественный комплекс с БРСД Р-12 был принят на вооружение 4 марта 1959 года, а первые вооруженные этими ракетами четыре полка поставлены на боевое дежурство 15 мая 1960 года, то есть уже через полгода после создания РВСН. С межконтинентальными баллистическими ракетами было еще сложнее. Первая ракетная часть МБР – боевая стартовая станция с комплексом Р-7А под командованием полковника Г. Михеева была поставлена на боевое дежурство в Плесецке 1 января 1960 года. Американцев обошли, к боевому дежурству приступили раньше, чем те на своих ракетах «Атлас D». Но ракету Р-7А все еще продолжали испытывать и доводить. На Байконуре ее испытательные пуски проходили с декабря 1959-го по июль 1960-го. И лишь 12 сентября 1960 года этот ракетный комплекс Р-7А был принят на вооружение.

Даже наш серийный завод №1 Куйбышевского совнархоза в 1959 году производил партии «семерок» не для их поставки в войска, а для продолжения летно-конструкторских испытаний, заметил Дмитрий Козлов. И лишь благодаря настойчивости Сергея Королева мы своими запусками первых космических спутников на еще не прошедших все испытания межконтинентальных ракетах испугали американцев и отбили у них охоту планировать против СССР различные «дропшоты».

Это означает, заметил Дмитрий Козлов, что к моменту создания РВСН реальной основой нового вида Вооруженных Сил продолжали оставаться лишь ракетные части с морально устаревшими «пятерками». Он сослался на бывшего заместителя главкома РВСН генерал-лейтенанта в отставке Николая Смирницкого, который написал, что появление у нас стратегической ракеты Р-5М с дальностью стрельбы 1200 км, по-видимому, стало решающим фактором, вынудившим Англию прекратить агрессию в Египте. Мол, ракетчиков информировали о возможном решении правительства продемонстрировать наш возможности – «наказать» Альбион, правда, со снаряжением головной части обычным взрывчатым веществом.

По словам Дмитрия Козлова, Хрущев в холодной войне использовал наши первые ракетные части как психологическое оружие. И действовал им смело и оправданно. При нем стратегические ракетчики дважды побывали за пределами Советского Союза – в ГДР и на Кубе. В результате появления на Острове свободы 24 советских ракет Р-12 американцы вынуждены были пойти на переговоры и ликвидировать все свои ракетные базы в Европе. Больше чем на два десятилетия у них была отбита охота к ядерному шантажу.

Самара

_________________
ЕДИНСТВЕНОТО ПРАВО НА ВРАГА Е ДА БЪДЕ УНИЩОЖЕН!
Click to see if image is larger
Да бъдеш добър е лесно. Трудно е да бъдеш справедлив!
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла 
Елемаг
[Moderator]


Регистриран на: 01 Яну 2004
Мнения: 27538
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Пет 25 Сеп 2009, 17:22    Заглавие:  

Cool Cool Cool
Ядерный архипелаг Новая Земля
В сентябре 2009 года исполнилось 55 лет Центральному полигону Российской Федерации
Об авторе: Вера Александровна Парафонова - журналист.

Cправка "НВО"
Принятая в СССР в 1945 году десятилетняя послевоенная кораблестроительная программа, естественно, не могла учитывать возможность использования ядерного оружия в борьбе на море – его тогда просто не существовало. В новой программе следовало учитывать новые представления военных о возможной будущей войне, а она виделась атомной. Появившееся оружие невиданной разрушительной силы вызывало острейшие споры о роли флота в новых, еще никем не изученных условиях ведения боевых действий. В сложнейшей обстановке серьезных споров первый заместитель министра обороны СССР, главнокомандующий ВМФ Николай Кузнецов представил 31 марта 1954 года в ЦК КПСС доклад о новом плане военного судостроения.
К этому времени в конструкторском секторе ядерного центра КБ-11 (ныне РФЯЦ–ВНИИЭФ, Саров) под руководством Николая Духова были завершены работы по созданию ядерной боевой части торпеды, названной Т-5, потому остро стоял вопрос об испытании. Ученым и военным важно было убедиться не только в работоспособности ядерного заряда и оценить его мощность, но и изучить поражающее действие подводного взрыва на объекты ВМФ в конкретных морских условиях. "Сухопутный" Семипалатинский полигон для испытания воздействия ядерного оружия на надводные корабли и подводные лодки, естественно, не подходил.
Постановление Совета министров СССР о создании полигона на Новой Земле вышло 31 июля 1954 года. Он начал формироваться в соответствии с директивой Главного штаба ВМФ от 17 сентября 1954 года (эта дата и считается днем рождения ЦП РФ). Строительство поручалось вновь созданной организации под названием "Спецстрой-700".
Для проведения ядерных испытаний на Новоземельском полигоне были выделены три основные зоны: район губы Черной (зона А) на Южном острове, где в течение 1955–1962 годов осуществлялись взрывы на акватории или на берегу (в зоне А, недалеко от губы Черной, в дальнейшем, после 1963 года, проводились и подземные испытания в скважинах); южный берег пролива Маточкин Шар вблизи поселка Северный (зона В), где в период с 1964 по 1990 год проводились подземные испытания в штольнях; полуостров Сухой Нос в районе губы Митюшихи (зона С, иногда ее называли и зоной Д), где в течение 1957–1962 годов осуществлялись только воздушные взрывы в "бомбовом режиме".
Ныне все построенные уникальные объекты стали памятниками истории науки и техники. Это – поселок испытателей Белушья, поселок авиаторов Рогачево, командный пункт управления воздушными испытаниями в губе Грибовой, боевые поля в губе Черной, боевое поле на полуострове Сухой Нос, поселок Северный и горизонтальные горные выработки (штольни) вблизи него.

В Советском Союзе, как известно, практически все испытания ядерного оружия велись на двух испытательных полигонах – Семипалатинском и Новоземельском (северном). Плюс к этому на ракетном полигоне Капустин Яр было проведено 10 высотных и космических ядерных взрывов, а на артиллерийском Тоцком, расположенном в Оренбургской области, в сентябре 1954 года – единственное в СССР общевойсковое учение с применением ядерного оружия. Кстати, в США (с 1951 по 1956 год) с реальным применением ядерного оружия было проведено 8 войсковых учений.

Полигон на архипелаге Новая Земля создавался в 1954 году специально для испытаний ядерного оружия в морских условиях. Позднее здесь стали проводиться воздушные испытания ядерных зарядов мегатонного класса и подземные ядерные взрывы. На его территории с 21 сентября 1955 года по 24 октября 1990-го было осуществлено 130 испытаний: 88 атмосферных, 3 подводных и 39 подземных. В 1957–1962 годах здесь в основном проводились мощные и сверхмощные воздушные взрывы, с 1964 года – подземные. Здесь же 30 октября 1961 года была взорвана в 50-мегатонном варианте созданная в СССР 100-мегатонная супербомба. В 1974 году полигон был награжден орденом Ленина. В 1992 году его переименовали в Центральный полигон Российской Федерации (ЦП РФ).

ПЕРВЫЙ ПОДВОДНЫЙ

Конечно же, самыми сложными испытаниями с первого дня существования Новоземельского полигона до заключения Договора о запрещении испытаний в трех средах в 1963 году стали морские. Ведь они были связаны как с большим количеством опытных объектов (подводных лодок и надводных кораблей, береговой оборонной инфраструктуры), насыщенных аппаратурой и приборами, так и с привлечением многочисленных специалистов из институтов ВМФ, Министерства среднего машиностроения, Академии наук СССР.

Особое значение имело первое подводное испытание ядерного заряда для боевой части торпеды. Этому эксперименту предшествовала длительная, почти двухлетняя подготовка, в течение которой особое внимание уделялось вопросам организации мероприятий радиационной безопасности, а также разработке аппаратуры, необходимой для получения максимального объема информации о поражающих факторах подводного ядерного взрыва.

Для подготовки и проведения на Новой Земле подводных ядерных взрывов в структурах Минобороны были образованы новые научно-исследовательские учреждения. Кроме того, активное участие в решении различных научно-практических задач принимали ученые ряда институтов Минсредмаша, Академии наук СССР, а в проведении медико-биологических и радиационно-гигиенических исследований – специалисты Минздрава СССР.

Всего в целях изучения воздействия поражающих факторов атомного взрыва на корабли и получения необходимых экспериментальных данных для их противоатомной защиты на Новоземельском полигоне было проведено три натурных опыта. Первый подводный ядерный взрыв в губе Черной мощностью 3,5 килотонн состоялся 21 сентября 1955 года. Сборка заряда была проведена под руководством Евгения Негина (впоследствии генерал-лейтенант, академик АН СССР) в специально построенном здании на побережье залива Рогачева. Испытываемый ядерный заряд установили в боевое зарядное отделение (БЗО) и подвесили под килем корабля. Взрыв атомного БЗО, опущенного с корабля на тросе, был осуществлен на глубине 12 м.

На акватории были расставлены корабли-мишени: эсминцы, подводные лодки, тральщики и транспорты, выслужившие свои сроки службы. На берегу губы Черной построили 6 приборных и 5 оптических пунктов, установили 8 специальных приборных стендов, которые предназначались для отбора проб воздуха и радиоактивных осадков.

В ходе этого испытания необходимо было решить еще одну важную задачу – изучить степень воздействия различных факторов подводного ядерного взрыва на окружающую среду, флору и фауну. Этими вопросами занимались сотрудники Института биофизики Минздрава СССР. Воздействие радиации на живой организм помогли определить собаки, размещенные в различных помещениях кораблей, а также на открытых боевых постах.

На 1956 год было запланировано испытание термоядерного заряда рекордной для того времени мощности – 25 мегатонн. Заряд весил десятки тонн и имел такие большие габариты, что не умещался в авиационный бомболюк стратегического бомбардировщика Ту-95. В связи с чем была сформирована экспедиция с задачей оборудования на Новой Земле четырех опытных полей. Только в районе Митюшихи за лето установили 30 приборов для регистрации процессов ядерной реакции, 120 приборов для измерения параметров ударной волны, 168 аппаратов для оптических наблюдений, 164 индикатора измерения проникающей радиации, а также 180 приборов радиоавтоматики. На полуострове Панькова Земля (в 90 км от центра боевого поля) построили командный пункт. В новые районы было доставлено 20 тыс. тонн груза, построено 320 объектов, в новые районы испытаний высадили около 1500 человек.

И все напрасно. Высшие инстанции 31 августа 1956 года приняли решение отложить проведение испытаний: все-таки столь мощного взрыва побаивались. Ожидаемые избыточные давления (с возможностью разбития оконных стекол), как показывали расчеты, могли докатиться и до Скандинавии. К тому же существовала опасность радиоактивного загрязнения районов, где еще находилось гражданское население. И это тоже стало причиной перенесения испытания на более поздние сроки, когда все жители Новой Земли будут эвакуированы на материк.

ТРИ НАТУРНЫХ ОПЫТА

Поскольку в 1956 году от испытания сверхмощного заряда отказались, то в 1957 году появилась возможность провести наземный ядерный взрыв и испытать его воздействие на корабли и суда. Решено было обустроить корабельную мишенную обстановку. При проведении этого испытания на надводных кораблях установили радиолокационные антенны, артиллерийские и штурманские приборы, а также нештатное оборудование – всего 17 наименований новых технических средств. На подводных лодках в рабочем состоянии находились радиоприемные устройства, гирокомпасы и прочая аппаратура. Для прогноза радиационной обстановки использовались данные о параметрах поражающих факторов, полученные после осуществления в 1955 году первого подводного ядерного испытания.

7 сентября 1957 года на восточном побережье губы Черной на металлической вышке был произведен единственный на Новой Земле наземный взрыв мощностью 32 килотонны. И хотя радиационное воздействие на личный состав и корабли было отмечено в сравнительно ограниченном районе, помимо первичной радиации имело место радиоактивное загрязнение кораблей. До сего дня этот район считается санитарно-защитной зоной, поскольку в его эпицентре сохраняется уровень радиации до одного миллирентгена в час.

Третий эксперимент, датируемый 10 октября того же 1957 года, имел несколько особенностей. Одна из них заключалась в том, что он проводился на фоне оперативной обстановки, означающей нанесение атомного удара торпедой с подлодки по кораблям, дислоцирующимся в базе, и совмещался с государственными испытаниями торпеды Т-5. Другая особенность – торпеду выпустили с большой дистанции. Новизна же программы испытаний кораблей-мишеней (10 единиц, участвовавших в предыдущем опыте) состояла в том, что подводный взрыв осуществлялся на глубине 35 м.

Больше подобных подводных натурных испытаний и в таком масштабе на Новой Земле не проводилось. Испытывались лишь одиночные корабли на воздействие отдельных поражающих факторов ядерного взрыва. Все это позволило существенно уточнить проекты надводных кораблей с учетом требований противоатомной защиты.

«ВОЗДУХ» И ДРУГИЕ УЧЕНИЯ

Самые интенсивные испытания на Новоземельском полигоне прошли в 1961–1962 годах. Они существенно отличались ото всех предыдущих испытаний, ибо, как отмечают специалисты, опытные взрывы чередовались с действиями воинских частей и кораблей по проведению учений с фактическими ядерными взрывами. При этом наиболее важными для ВМФ были торпедные стрельбы с подводной лодки при взрыве зарядов на глубине и на поверхностях акватории губы Черной, пуск крылатой ракетой с самолета по артиллерийской мишени в губе Башмачной.

В эти годы активно испытывались новые образцы зарядов, в основном мегатонного класса (Минсредмаш) и проверялись действия войсковых частей трех видов Вооруженных сил – Военно-морского флота, Ракетных войск стратегического назначения и Сухопутных войск – при фактических ядерных взрывах (учения «Воздух», «Роза», «Волга», «Радуга», «Коралл», «Тюльпан», «ЛТУ», «Шквал»).

10 сентября 1961 года началось учение «Воздух»: с аэродрома Оленья взлетел Ту-95 с водородной бомбой на борту. Это был опытный термоядерный боеприпас. Взрыв произошел в районе губы Митюшихи на значительной высоте, вот почему уже через два часа на боевое поле десантировались испытатели для съема пленок и показателей измерительных приборов. Из-за частых взрывов, удаленности этого поля от основной полигонной базы, прочих погодных и иных неприятностей условия работы людей были сложными. После радиационной разведки на поле выдвигались специалисты по измерительной технике. Совместно собранная информация, подчеркивают эксперты, должна была позволить не только определить мощность изделия, но и дать картину протекания ядерных реакций в заряде.

Следующим этапом стали учения различных родов войск с фактическим применением разных видов современного оружия. Сначала состоялись ракетные стрельбы Сухопутных войск со стартовой позиции в районе Рогачево по боевому полю восточного берега губы Черной. Первый взрыв атомной боеголовки прогремел здесь 10 сентября 1961 года. После второго пуска, произведенного спустя три дня, не только перестала существовать мишенная обстановка, но из-за низкой высоты взрыва испытательное поле получило такое радиоактивное заражение, что теперь здесь санитарно-защитная зона.

Дальше на очереди были боевые стрельбы Ракетных войск стратегического назначения. Боевое поле ракетчиков находилось в районе Митюшихи (ранее на нем испытывались опытные заряды в бомбовом варианте), а стартовая позиция на… Северном Урале. Перед первым боевым пуском неожиданно пропала связь полигона со стартовой позицией, что доставило немало волнений военным. Однако взрыв головной части ракеты произошел на заданной высоте, исключившей существенное радиоактивное загрязнение местности.

Следующими прошли учения Северного флота – стрельба с подводной лодки ракетой, оснащенной ядерной боеголовкой. Моряков очень подвела сложная метеообстановка. После того как лодка с ракетами в сопровождении эсминца прибыла в заданную часть Баренцева моря, она не смогла уточнить свое местоположение из-за сплошной облачности, сопровождавшейся обильным снегопадом. Это не могло не сказаться на точности стрельбы. Тем не менее ядерный взрыв имел лишь небольшое отклонение по сравнению с первоначальным неядерным, произведенным накануне. До сего дня одна из тех ракет стоит на причале в Североморске, а в музее Снежинска находится макет ее боеголовки.

В ходе проведения второго морского учения 23 октября 1961 года были проверены автономные специальные боевые зарядные отделения (АСБЗО) торпед калибра 533 мм, имевших большую дальность стрельбы.

В результате Минсредмаш получил возможность испытать разные образцы опытных термоядерных зарядов, Сухопутные войска провели проверку фактическими ядерными взрывами оперативно-тактического оружия, Ракетные войска стратегического назначения – ракетного оружия средней дальности, Военно-Морской флот – стратегического и тактического ядерного оружия. Серия этих испытаний и учений окончилась, как известно, взрывом супербомбы 30 октября 1961 года (ее макеты находятся в музеях Сарова и Снежинска) в качестве «подарка» очередному XXII съезду КПСС.

Кстати, практического интереса для Вооруженных сил этот взрыв не представлял и продемонстрировал лишь силу и мощь термоядерного оружия. Положительной особенностью многомегатонного заряда специалисты признали высокую «чистоту», то есть минимум радиоактивного заражения от осколков деления, поскольку 97% его мощности приходилось на термоядерные реакции. Для конструкторов зарядов и физиков большая польза состояла в том, что удалось найти способ практически неограниченного повышения мощности ядерных взрывных устройств.

САМАЯ ОПАСНАЯ БОЕВАЯ СТРЕЛЬБА

Учения Вооруженных сил с фактическими взрывами ядерных боеприпасов и испытания опытных зарядов большой мощности продолжились в августе–декабре 1962 года. Два типа серийных ядерных бомб были сброшены с самолетов Дальней авиации в районе губы Митюшихи. Используя свое новоземельское ноу-хау – размещенные на испытательное поле уголковые отражатели, – с помощью радиолокационных прицелов летчики сработали весьма точно. Это позволяло не только фиксировать параметры взрыва, но даже процессы, происходящие в зарядном устройстве.

В ходе учений авиации Военно-морского флота испытывалась авиационная крылатая ракета с ядерным зарядом, предназначенная для стрельбы по кораблям. Когда подготовка цели, созданной из артиллерийского щита с уголковыми отражателями, имитировавшими корабль, была завершена, установлены приборные стенды и оптические пункты, нежданный-негаданный ледоход снес всю мишенную обстановку. Пришлось ее срочно восстанавливать. Наконец, 22 августа самолет – носитель боевой ракеты с ядерным зарядом Ту-16К взлетел с флотского аэродрома. За 400 км до Новой Земли экипаж осуществил радиолокационный поиск цели и провел пуск, вскоре произошел надводный ядерный взрыв. В результате этого «шквалистого» учения стало очевидно, что советский флот получил очередное грозное оружие для борьбы с авианосцами. Это испытание стало последним морским ядерным взрывом, связанным с водной средой.

Далее стрельбу ракетой с ядерной боеголовкой провели Ракетные войска стратегического назначения. На сей раз предстояло осуществить пуск новой баллистической жидкостной ракеты большой дальности по боевому полю севернее губы Митюшихи уже из… Восточной Сибири. Тут опять вступили в свои права природные силы – из-за сильных атмосферных помех в самый ответственный момент прервалась связь с полигоном. И только благодаря отличной подготовке его специалистов пуск состоялся. Причем ракета почти точно попала в «колышек».

А ведь новая ракета с термоядерным зарядом в сложнейших условиях преодолела тысячи километров, пролетела из района Читы через всю страну на Новую Землю, хотя ракетная техника в те годы не была еще столь совершенной и надежной, как теперь. Также надо отметить, что это уникальное учение, эта «самая опасная боевая стрельба» прошла перед Карибским кризисом. Положительные результаты были как нельзя кстати.

Как отмечают эксперты, проведенные в 1961–1962 годах стрельбы, лишь подтвердили надежность ядерных боеприпасов Вооруженных сил СССР. Более того, ни одного отказа ядерного оружия не произошло. Специалисты полигона получили самую полноценную информацию о результатах стрельб с воздушными, надводными и подводными взрывами в широком диапазоне мощностей.

_________________
ЕДИНСТВЕНОТО ПРАВО НА ВРАГА Е ДА БЪДЕ УНИЩОЖЕН!
Click to see if image is larger
Да бъдеш добър е лесно. Трудно е да бъдеш справедлив!
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла 
Pirin


Регистриран на: 02 Дек 2005
Мнения: 2297
Местожителство: LBSF

МнениеПуснато на: Пет 20 Авг 2010, 20:26    Заглавие:  

Последний Маршал Советского Союза

Click to see if image is larger

От мен е - една от първите му заповеди била е да се забрани офицери да се расхождат само по ризи. Веднага армейските майтапчии така расшифровали му фамилия:
- Я
- Заставлю
- Офицеров
- Вспотеть!
Cool
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
T55


Регистриран на: 22 Дек 2006
Мнения: 1790

МнениеПуснато на: Нед 22 Авг 2010, 17:06    Заглавие:  

Последният? А марш. Ахромеев?
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
Pirin


Регистриран на: 02 Дек 2005
Мнения: 2297
Местожителство: LBSF

МнениеПуснато на: Нед 22 Авг 2010, 17:20    Заглавие:  

Виж тук! Той беше последен Министър на отбрана на СССР.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
T55


Регистриран на: 22 Дек 2006
Мнения: 1790

МнениеПуснато на: Нед 22 Авг 2010, 20:16    Заглавие:  

Да, но "последният маршал"? Последният жив, вероятно, са имали предвид авторите на филма.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
Бай Ганьо


Регистриран на: 17 Фев 2005
Мнения: 4475

МнениеПуснато на: Нед 10 Окт 2010, 19:30    Заглавие:  

Мнението е изтрито по желание на потребителя.
_________________
Не ви е срам! Ще ми се тунквате тука!
Click to see if image is larger
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
Бай Ганьо


Регистриран на: 17 Фев 2005
Мнения: 4475

МнениеПуснато на: Нед 10 Окт 2010, 22:07    Заглавие:  

Мнението е изтрито по желание на потребителя.
_________________
Не ви е срам! Ще ми се тунквате тука!
Click to see if image is larger
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
dsuzunov


Регистриран на: 07 Май 2008
Мнения: 185
Местожителство: Пловдив

МнениеПуснато на: Нед 10 Окт 2010, 23:42    Заглавие:  

Отгоре хвърлиха някаква течност и три секунди след това, последва взрива.
Предполагам, че е бил някакъв петролен продукт, който се е запалил и по някакъв начин е подействал на водача,.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла 
прр1

Регистриран на: 12 Фев 2005
Мнения: 996
Местожителство: В. Търново

МнениеПуснато на: Пон 11 Окт 2010, 15:12    Заглавие:  

Това за гадните парштисти Баче е с леки корекции. Срочнослужещите - взвод са десантирани на по-ниска площадка. А "кадровите" и "цивилните" парашутисти - "спортисти" - на на връо. То и "по-ниската" площадка е високо над нашите планини, ама ... И, като гледам снимката - стабилизиращият купол е на Д-1-8. Скокът се е провел от Ан 12 естествено. Миналата година (май, не съм сигурен) "група случайни спортисти - парашутисти от ВДВ" проведоха римейк на скока. Пак там, пак от Ан 12, ама с парашути "Арбалет" във вариант със стабилизация. Very Happy
_________________
Ако командира не може да прекрати безобразието, то той трябва да го оглави!
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
Покажи мнения от преди:   Сортирай по:   
Страница 2 от 3 [45 Мнения]   Иди на страница: Предишна 1, 2, 3 Следваща
Създайте нова тема   Напишете отговор Предишната тема :: Следващата тема
 Главната страница » ОРЪЖЕЕН ФОРУМ » Оръжия и събития до края на 20 век
Идете на:  

Не Можете да пускате нови теми
Не Можете да отговаряте на темите
Не Можете да променяте съобщенията си
Не Можете да изтривате съобщенията си
Не Можете да гласувате в анкети

[ Time: 0.1228s ][ Queries: 12 (0.0052s) ][ Debug on ]

 
Copyright ©2006-2012 Air Group 2000 Ltd. All rights reserved. support@airgroup2000.com

eXTReMe Tracker