Private Colleger of transportation
image
Начало Форум-основен Форум-Модел Криле Океан Океан Dreams Оръжие Криле Ретросалон Нато и България Галерия Новини Поръчай онлайн

Select Forum Language:

 
Hot topics:
В момента е: Чет 27 Фев 2020, 19:16
Часовете са според зоната UTC + 2
 Главната страница » ОРЪЖЕЕН ФОРУМ » Оръжия и събития до края на 20 век
Съветската армия в годините на Студената война (1946-1991)
Модератори: Super Flanker
Създайте нова тема   Напишете отговор Предишната тема :: Следващата тема
Страница 3 от 3 [45 Мнения]   Иди на страница: Предишна 1, 2, 3
Автор Съобщение
Елемаг
[Moderator]


Регистриран на: 01 Яну 2004
Мнения: 27538
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Пет 17 Дек 2010, 23:40    Заглавие:  

Cool Cool Cool
Много интересно четиво:
Наши корабли начали бороться с пиратством далеко не сегодня

_________________
ЕДИНСТВЕНОТО ПРАВО НА ВРАГА Е ДА БЪДЕ УНИЩОЖЕН!
Click to see if image is larger
Да бъдеш добър е лесно. Трудно е да бъдеш справедлив!
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла 
Pirin


Регистриран на: 02 Дек 2005
Мнения: 2297
Местожителство: LBSF

МнениеПуснато на: Чет 10 Фев 2011, 12:24    Заглавие:  

Персидская эпопея советского флота.

Огромное спасибо и персональная благодарность тем кто рассказал о своей службе и чьи воспоминания дополнили и поправили данную статью: Тихвинский Сергей МТЩ «Заряд», «Якорь», Догаев Сергей Геннадьевич БПК «Способный», Гребенцов Сергей БЧ-5 МТЩ «Запал» и «Заряд», Циганий Алексей Иванович ПБПЛ «Иван Колышкин».

Западные державы всегда с настороженностью относились к появлению российских интересов в районе Персидского залива. В 1877г. Россия начала успешную войну против Турции с целью освобождения от Османского владычества православных балканских народов. Только из-за угрозы вмешательства западных стран не состоялась взятие Константинополя. Но на Кавказе русской армией были освобождены большие районы, ранее принадлежащие Турции и включенные в состав Российской империи. Вскоре после этого русские войска установили власть России над крупнейшими ханствами и эмиратами Средней Азии. В результате русское влияние стало ощутимым и в Персии. Перспектива дальнейшего продвижения России на юг представлялась влиятельным кругам Британской империи в самом зловещем для них свете, порождая особое беспокойство за их власть над Индией. Англичане не видели какой-либо действенной силы на самом субконтиненте, способной нанести им поражение, и потому с необоснованной подозрительностью относились к России - единственной европейской державе, имеющей значительные интересы на Среднем Востоке.
Тем более, что она устанавливала связи в этом районе. В 1901г. в Кувейте было открыто консульство России, а на его открытие в порт Эль-Кувейт приходил крейсер «Варяг». Поэтому когда в начале XX века в России появилась идея создания (с разрешения Персии) порта в Персидском заливе, государственные деятели Великобритании посчитали, что это нанесет серьезный ущерб их интересам, и приложили немало усилий для срыва проекта. Известный в свое время обозреватель сэр Валентайн Чирол развил этот тезис в «Таймс» в 1902г., когда привел прецедент колонизации Манчжурии вслед за приобретением Россией Порт-Артура и строительством Китайско-Восточной железной дороги, соединявшей Транссибирскую магистраль с Владивостоком. Создание в Аравийском море русского порта, «оснащенного железной дорогой, соединяющей его с Россией», он считал кульминацией процесса, который может поколебать британское господство в Индии. Контр-адмирал А.Т.Мэхэн, знаменитый американский геополитик начала XX века, подобно своим британским современникам полагал, что вслед за созданием порта последует колонизация Персии, поскольку сам порт «нельзя считать удовлетворяющим амбиции России до тех пор, пока к нему не будут присоединены обширные территории - от российских южных границ в Восточном Туркестане до Персидского залива». Планам не дано было состояться из-за потрясений произошедших в России далее.
После начала Второй Мировой войны Гитлер, преследуя свои цели, постарался направить Советский Союз действовать на юге, а не в европейской части. Во время визита В.Молотова в Берлин германские представители предложили сделать Персидский залив сферой советского влияния, «в надежде отвратить устремления Советов к Дарданеллам». Однако приманка не сработала. Сталин и его Наркоминдел, не колеблясь, отвергли предложение фашистов, так как считали данное направление второстепенным.
После окончания Второй Мировой войны СССР стал налаживать контакты с рядом стран Персидского залива, в том числе и по морской линии, особенно тесными они были с Ираком и Кувейтом. В ночь с 13 на 14 июля 1958г. в Ираке произошла революция, и был свергнут проамериканский монархический режим. Новая власть провозгласила страну республикой, и объявила о выходе из военного Багдадского пакта. СССР, откликнувшись на просьбы новой власти, оказал стране военную помощь в виде поставок вооружения. Уже через год после свержения монарха Ирак получил первые советские корабли для своих ВМС, два торпедных катера проекта 183. В дальнейшем поставки морской техники росли и исчислялись десятками кораблей.
В начале шестидесятых всесоюзное объединение «Судоимпорт» заключило контракт с кувейтской фирмой «Интернэшнл фишериз» о постройке и продаже ей рыболовецких судов. К началу 1967г. было поставлено 20 сейнеров, в самом Кувейте находилась группа советских специалистов, которые помогали местным морякам осваивать суда. Помимо этого в Советском Союзе для Кувейта был построен флот крупнотоннажных сухогрузных кораблей, на Херсонском судостроительном заводе были построены 13 сухогрузов - «Аль Кадисия» (1967), «Аль Сабахиа» (1968), «Аль Джабария» (1968), «Аль Мансуриа» (1969), «Аль Одеилиа» (1969), «Аль Гарейина» (1971), «Аль Халидия» (1971), «Аль Омария» (1971), «Аль Аридиа» (1971), «Аль Солаибия» (1972), «Аль Фарвания» (1972), «Аль Шидадия» (1972), «Аль Солейхия» (1973). А на Черноморском судостроительном заводе в Николаеве - 2 сухогруза - «Аль Шамия» (1967), «Аль Ахмадия» (1969).
В начале семидесятых Ирак взял курс на создание собственного транспортного флота, на помощь и им пришел Советский Союз, на Херсонском судостроительном заводе были построены 4 сухогруза - «Багдад» (1971), «Басра» (1971), «Вавилон» (1972), «Синдбад» (1972). Создали иракцы и собственный танкерный флот и опять они получили поддержку от советских людей. После проведенной иракцами национализации иностранных нефтяных компаний они столкнулись с бойкотом западных стран отказавшихся вывозить иракскую нефть, в 1974г. сложилась ситуация что и иракские танкеры, оставшись без команд, стали на якорь у причалов. СССР направил туда своих моряков, и советские экипажи заменили иностранные в период бойкота. После его провала свыше 230 советских моряков остались в Ираке передавать опыт, обучая иракцев. Следом за гражданскими моряками эти воды начали осваивать и военные.
Весной 1968г. советский военно-морской флот вышел в Индийский океан; среди первых портов, которые посетили советские корабли КР «Дмитрий Пожарский» (капитан 2 ранга Н.Я.Ясаков) и БПК «Стерегущий» (капитан 3 ранга Е.Печуров), были иракские Умм-Каср и Басра, и иранский Бендер-Аббас в Персидском заливе. И если шахский Иран являлся союзником США, то пришедшее к власти в Ираке новое руководство было благосклонно к СССР. Наше отношение к ним было аналогичным. Распоряжением Совета Министров СССР №293-рс от 5 февраля 1969г. устанавливались сроки выполнения в 1969-1973 годах работ по оказанию технического содействия Иракской Республике в создании мастерской по ремонту военно-морской техники. Услугами этой мастерской могли пользоваться и наши корабли при своих посещениях иракских портов для отдыха. В 1973г. 13 советских боевых кораблей посетили порты Ирака, в 1974 - 18, а за пять месяцев 1975г. уже 7. Такая частота посещений дала повод президенту США Дж. Форду 28 августа 1974г. на пресс-конференции заявить о наличии советской военно-морской базы в порту Умм-Каср, что на деле не соответствовало действительности. Как проходили деловые заходы в иракские порты можно понять по воспоминаниям капитана 1 ранга Ю.М.Лапардина, командовавшего в 1978г. МТЩ «Контр-адмирал Хорошкин»:
«… приходит приказ идти в Умм-Каср, порт в Ираке. Где такой порт находится, я даже не представлял. Выяснилось, что нужно идти по реке. Мне, без всякой подготовки и простого инструктажа, поручено встретить в заданной точке тихоокеанский СКР (которым командовал мой однокашник Борис Боровиков) и образовавшийся отряд привести с деловым заходом в порт.
Изучили лоцию и в декабре 1978 г. прибыли в Персидский залив. Залив произвел неприятное впечатление - плавающие поля красно-бурых водорослей, змеи, нефть плавает кусками. Все это напоминало болото. У меня на борту - "особист", на борту СКР - Стопка. Вот и все вышестоящее руководство (английского языка никто не знает). В порт мы прибыли на сутки раньше срока. Перед визитом МТЩ покрасили, привели в идеальное состояние. Борису Боровикову я тоже посоветовал подкраситься, чтобы не смотреться по-разному. Он отвечает:
- Да у меня краски нет.
- Должна быть.
- Ладно, мы соляркой палубу помоем, почистимся, и все будет o'key.
Выходим на речной фарватер. Нужен лоцман, а как его вызвать? Попросили наших гражданских моряков помочь, те вызвали лоцмана. Прибыл лоцман и сразу говорит, что по-русски не понимает. Нет так нет - снимаюсь с якоря и иду сам (командир имеет право отстранить лоцмана от проводки и следовать самостоятельно). Минут 10 идем - лоцман молчит. Но это значит, что если дело так пойдет и дальше, денег он не получит. Вдруг лоцман сказал: "Руль 10°". Оказалось, он немного понимает по-русски.
Пришли в Умм-Каср, пришвартовались в указанном месте. Время стоянки было определено в 10 дней. Из-за того, что Ирак готовился к войне, к нам не допустили представителей советского посольства. Если так, сказал я, мы сейчас же отходим. Иракцы согласились, и на следующий день прибыли наши гражданские из посольства.
МТЩ посетили иракские военные моряки, НШ базы (подполковник), свита и два офицера связи (лейтенант и ст. лейтенант). Все учились у нас: НШ окончил ВМА в Ленинграде, офицеры связи - Бакинское ВВМУ, все свободно говорят по-русски. Состоялся небольшой банкет (но без спиртного, т.к. в Ираке с этим было строго), я получил приглашение посетить командира базы.
Визит советского консула дал неожиданный результат. Побывав на МТЩ и СКР, он сделал сообщение в Москву, указав на разительный контраст между кораблями, подчеркнув невзрачный вид СКР (это нам потом "аукнулось"). Иракцы попросили показать советский корабль, Москва разрешила им осмотреть МТЩ. В ВМС Ирака имелись советские корабли (в т.ч. РКА пр.205)*, поэтому их вполне могли интересовать новые приобретения. При осмотре нашего корабля они высказывали комплименты в адрес русских моряков, их знаний. Их слова, в частности, основывались на таком примере: приготовление к стрельбе советской ПКР требовало выполнения определенной последовательности действий, тогда как французская "Exocet" запускалась, грубо говоря, простым нажатием кнопки.
Иракцы осматривали корабль весьма дотошно и просили, чтобы я показал им некоторые конкретные помещения. В этих помещениях стояла секретная аппаратура, которую иностранцам я показать не мог (в проходных помещениях мы ее заставили ящиками, завесили брезентом). На прямые вопросы я отвечал примерно так: "Мы пришли отдохнуть и подремонтироваться. Когда к Вам приходят гости, вы же им не показываете неубранные помещения?"
Иностранной валюты на заход нам практически не выделили, так что подарки родным, которые мы приобрели в Ираке, были достаточно скромными. В совместных прогулках по магазинам было заметно, что иракские офицеры получают за службу неплохие деньги и часто считают ниже своего достоинства приобретать то, что могли себе позволить мы. Конечно, будучи командиром корабля, я получал неплохую по советским меркам "зарплату". Командир БТЩ имел оклад 140 руб. (с надбавками выходило 305 руб.), а на Курилах в 1983 г. я получал 960 руб., Но все это - в рублях, которые в иностранных портах не меняли, да и родное государство часть денег в иностранную валюту переводило весьма неохотно. Во время стоянки в порт подошли наши корабли, и по истечению срока захода мы все вместе (4 корабля) покинули Умм-Каср.»
Подобные визиты являлись и своеобразной рекламой советской техники; поставляемые советским ВМФ боевые корабли являлись ядром иракского флота. Среди поставляемых кораблей были:
12 ТКА пр.183 - 2 единицы в 1959, 4 единицы в 11.1960, 6 единиц в 01.1961;
10 ТКА пр.123;
4 РКА пр.205 - 2 единицы в 07.1972, 1 единица в 12.1972, 1 единица в 02.1983;
8 РКА пр.205ЭР - 2 единицы в 04.1974, 2 единицы в 11.1974, 2 единицы в 01.1975, 1 единица в 01.1976, 1 единица в 02.1977;
5 патрульных катеров пр.1400Э - 1 единица в 07.1974, 2 единицы в 01.1975, 1 единица в 09.1975, 1 единица в 11.1975;
3 РТЩ пр.1258 - в 1975;
3 МТЩ пр.254 - в 03.1969;
4 СДК пр.773К - 1 единица Аттика 72 в 1976 (потоплен в 01.1991 американскими самолетами), 1 единица Джанада 74 в 1977 (потоплен в 11.1980 иранским самолетом), 1 единица Ганда 76 в 1978 (в 1991г. ушел в Иран, где был интернирован и вошел в состав его ВМС), 1 единица Ноух 78 в 1979 (потоплен в 01.1991 американскими самолетами).
В начале 1979 г. в Иране произошла антимонархическая революция, в Индийский океан и Персидский залив сразу были переброшены из Тихого океана американские авианосцы и десантные суда. В ходе продолжавшегося противостояния между Ираном и США, весной 1980 г. администрация Картера заявляла о том, что оставляет за собой право использовать тактическое ядерное оружие в Персидском заливе. Кроме того США приняли непосредственное участие в провоцировании ирано-иракского вооруженного конфликта, который начался 4 сентября 1980г. с обстрела Ираном иракских городов и предприятий.
В этой связи необходимость советского военного присутствия в Персидском заливе обуславливалась геополитическими задачами, стоящими перед СССР. Кстати стремление держать ситуацию в заливе под контролем явилось одной из причин побудивших советское руководство согласиться с неоднократными просьбами афганцев о направлении в страну ограниченного военного контингента. Базируясь на аэродромы Афганистана, советская фронтовая авиация приближалась к этим нефтеносным районам и становилась весомым аргументом в политическом противоборстве. Это не осталось незамеченным и западными странами. По этому поводу в 1980г., анализируя причины вторжения в Афганистан, бывший президент США Ричард Никсон писал: «Гордый народ Афганистана был сокрушен железным кулаком Советского Союза, и Россия стала на одну страну ближе к своей цели, казавшейся теперь скоро достижимой - незамерзающему порту в Аравийском море и контролю над нефтью Персидского залива».
Между СССР и Ираном с 1921г. действовал Договор о дружбе и сотрудничестве, согласно которому у СССР было право ввести свои войска в случае угрозы захвата Ирана третьей страной или если иранская территория, будет использована как плацдарм для антисоветских действий. Иран неоднократно заявлял об отмене этого Договора, тем не менее, в августе 1941г. Советский Союз воспользовался положениями Договора для ввода своих войск в Иран совместно с англичанами для предотвращения его захвата немцами. Хотя обе страны обязались вывести свои войска после того как завершится Вторая Мировая война, Москва попыталась обойти соглашения создав марионеточное правительство в иранских северо-западных областях Азербайджана и Курдистана. Эта попытка отторжения территории вызвала одну из первых конфронтаций холодной войны. Только в мае 1946г. под сильным американским дипломатическим давлением (впервые была использована угроза применить ядерное оружие), СССР вывел свои войска из Ирана, после чего сепаратистов разгромили. Несмотря на все сложности, Москва имела хорошие отношения с иранским шахом Реза Пехлеви до конца 1978г., когда было очевидно, что он теряет контроль над страной. Советский лидер Леонид Брежнев предупредил США в ноябре 1978 о невмешательстве в дела Ирана. После падения шаха Москва изобразила из себя защитника революции и утверждала, что советские предупреждения удержали США от вмешательства. СССР поощряли иранский антизападный радикализм и стремился блокировать нормализацию иранских отношений с Западом, особенно США. После захвата 4 ноября 1979г. посольства США в Тегеране, советские лидеры использовали 444-дневный кризис с заложниками, чтобы снискать расположение Ирана. Москва, например, наложила вето на американскую резолюцию в Совете Безопасности в январе 1980г., которая призвала к экономическим санкциям против Ирана. Когда США и ее европейские союзники все же самостоятельно наложили санкции в апреле 1980г., СССР предложил Ирану условия привилегированного транзита для ее импорта и экспорта через советскую территорию и подписал протокол, обещающий помощь Ирану в случае военно-морской блокады.
Флот тоже не мог оставаться в стороне, ибо американцы в несколько раз увеличили количество своих кораблей. И если в 1977-1978 годах в Индийском океане побывало 4 американских авианосно-ударных группы (АУГ), то в 1979г. уже 5 АУГ, а за 10 месяцев 1980г. - 8 АУГ. Не остались в стороне и англичане, начиная с октября 1980г., Великобритания держала там два - три фрегата для безопасности британских торговых судов и поддержки своих союзников - Оман, Катар и Объединенные Арабские Эмираты.
Советский ВМФ принимал адекватные меры. Летом 1979г. в дополнение действующей в Индийском океане 8-й ОПЭСК для действий в Персидском заливе и около его была направлена усиленная группа АПЛ. В «мероприятии» участвовали две АПЛ СФ - «К-38» из 3 ДиПЛ, вторая из 33 ДиПЛ и одна АПЛ с ТОФ. Лодки обслуживал корабль снабжения «Березина», на нем также жили два экипажа для АПЛ СФ. В 1980г. в воды Оманского залива был направлен советский ракетный крейсер и сопровождавший его сторожевой корабль которые начали патрулирование этого района для возможности контроля грузоперевозок, идущих через Ормузский пролив. В дальнейшем эта задача стала постоянной в деятельности 8-й оперативной эскадры действующей в Индийском океане. Помимо надводных кораблей и подводных лодок Тихоокеанского флота, постоянное обострение обстановки вокруг Персидского залива поставило руководство советского ВМФ перед необходимостью организовать боевую службу в Аравийском море атомными подводными лодками Северного флота. Начиная с февраля 1979 года и по 1981 год боевую службу в несколько этапов здесь несли АПЛ пр.671 «К-38», «К-369», «К-481», АПЛ пр.671РТ «К-488», «К-513», «К-517» - по 180 суток. Эту тяжелейшую задачу выполнили капитан 1 ранга Б.В.Кудрявцев, капитан 2 ранга О.А.Петров, капитан 1 ранга А.3.Горбунов, капитан 2 ранга А.Н.Шпортько, капитан 1 ранга В.Костенко, капитан 2 ранга Р.3.Чеботаревский, капитан 2 ранга В.Н.Киселев, капитан 1 ранга В.В.Протопопов, капитан 1 ранга В.М. Монастыршин, капитан 2 ранга А.К.Ураев, капитан 1 ранга А.И.Чулимов, капитан 1 ранга О.И.Фалеев, капитан 1 ранга В.М.Храмцов, капитан 1 ранга Ю.К.Русаков, капитан 2 ранга Е.К.Мазовка. При этом командиры подводных лодок А.Н.Шпортько и О.А.Петров совершили эти походы дважды. Подводные лодки осуществляли слежение за авианосцами в зоне Персидского залива, вели разведку других группировок сил противника в Индийском океане. Командир «К-481» капитан 1 ранга А.Н.Шпортько: «Думаю, что К-481 действовала в Персидском заливе достаточно скрытно, и нас не обнаруживали, а если и обнаруживали, то не смогли правильно классифицировать. Случаев преследования я также не наблюдал. Впоследствии разведданные также не подтвердили нарушения скрытности… наши действия в Персидском заливе ограничились слежением на дальность применения оружия (торпедного или ракето-торпедного). Если бы в дальнейшем потребовалось решать более сложную задачу (на поражение), мы бы ее выполнили - у меня по этому поводу ни тогда, ни сейчас сомнений нет». Стараясь смягчить ситуацию, в декабре 1980 года Москва предложила план об общем нейтралитете в отношении Персидского залива, но США его отвергли.
Помимо выполнения боевой службы в Аравийском море, одиночные надводные корабли периодически выполняли плавание в Персидском заливе, сопровождая транспортные суда, перевозившие оружие. В основном это были тихоокеанские суда, но были и из состава ЧФ: 1980 - МТЩ «Харьковский комсомолец» (к-л. Б.И.Рекуц), 1981г. семь месяцев в Индийском океане и Персидском заливе находился СКР «Деятельный», 1983 - МТЩ «Вице-адмирал Жуков» (к-3р. С.И.Гербутов).
Взаимное слежение за действиями друг друга стало причиной инцидента. 17 ноября 1983г. советский ракетный фрегат класса Krivak I (пр.1135) «Разящий», столкнулся с эсминцем ВМС США «FIFE» в северной части Аравийского моря. По сообщениям, «Разящий» попытался приблизиться к авианосцу «RANGER» (CV 61). Когда «FIFE» попытался воспрепятствовать советскому судну приблизиться, суда задели корпуса друг друга, отделавшись незначительными повреждениями.
Отношения СССР с Ираном развивались сложно, в декабре 1979г. аятолла Хомейни осудил советское вторжение в Афганистан и усилил иранскую пропаганду на 50 миллионов мусульман в советских Центрально-Азиатских республиках. Иран осуществил дипломатическую поддержку и ограниченную военную помощь афганскому сопротивлению. После разрешения в январе 1981г. кризиса с заложниками, Тегеран больше не нуждался в советской поддержке, чтобы сдерживать возможное американское вмешательство. Иран все более и более критически относился к советской войне в Афганистане, осуждал советскую поддержку Ирака в войне между Ираном и Ираком. К этому времени иракский режим фактически стал проигрывать войну и в июле 1982г. Иран вторгся на иракскую территорию. В Москве стали опасаться возможной иранской победы, которая могла уничтожить просоветский иракский режим и распространить исламский фундаментализм и на эту страну. Такая победа создала бы опасный прецедент для Афганистана и советской Средней Азии. Чтобы предотвратить это, Советский Союз в середине 1982г. возобновил прямые поставки оружия Ираку, включая ракеты земля-земля. Эти поставки не производились в течение первого года войны, пока иракцы вели бои на иранской территории.
В это время коммунистическая партия в Иране получила сокрушительный удар. 19 февраля 1983г. более 1000 членов партии были арестованы по обвинению в шпионаже в пользу СССР. Несмотря на охлаждение советско-иранских отношений, в стране продолжали работать приблизительно 2000 советских техников и советников на предприятиях, которые были построены с советской помощью при шахском режиме.
В мае 1981 года иракская сторона объявила запретной зоной северную часть Персидского залива, приступив к нанесению ударов по танкерам и сухогрузам, следовавшим в иранские порты Бендер-Хомейни и Бендер-Машур.
В феврале 1984 года Ирак объявил район радиусом в 50 миль вокруг нефтяного терминала на иранском острове Харк «закрытой зоной». Он предупредил судоходные международные компании, чтобы они не посылали туда свои суда, которые в противном случае могут подвергнуться воздушному нападению. Дело в том, что вся иранская нефть поступает во внешний мир через Персидский залив, главным образом на борту танкеров, загружаемых на острове Харк. В свою очередь Иран заявил, что будет отвечать на иракские налеты по принципу «судно - за судно» и сделает Персидский залив небезопасным для любой коммерческой навигации. В марте 1984 иракский истребитель-бомбардировщик выпустил ракету "Exocet" по греческому танкеру «Filikon L.» (85000т.) к югу от острова Харк. До этого мартовского нападения Иран сознательно не напал на гражданские суда в заливе. А иракцы не останавливались перед этим и расширяли список своих жертв. Стремясь обезопасить свои корабли, находящиеся в заливе, в марте 1984 г. США произвольно установили в этом районе ограничения на свободу плавания в открытом море и полетов самолетов в воздушном пространстве над ним. При этом Вашингтон угрожал применить силу в отношении тех, кто не будет соблюдать самоуправно введенные им "правила" плавания и полетов. Как отмечалось в Заявлении ТАСС от 8 марта 1984 г., действия США, предпринятые под предлогом обеспечения "свободы судоходства", на деле представляли собой попытку подтвердить империалистические притязания на Персидский залив как еще один район американских "жизненных интересов". Угрозы американцев не остановили расширение войны в водах Персидского залива. В ответ на иракские атаки иранские силы выполнили свои обещания и 3 апреля 1984г. впервые обстреляли коммерческое торговое судно нейтральной страны - индийский корабль «Varuna». Далее последовали другие атаки - 13 мая у Бахрейна иранский самолет атаковал кувейтский танкер «Umm Аль-casbah» (80000т.), а 16 мая в пределах саудовских территориальных вод недалеко от порта Jubail был атакован танкер Саудовской Аравии «Yanbu Pride» (215000т.). В течение 1984 г. обеими воюющими сторонами было атаковано 71 судно (Ирак- 18, Иран - 53), против 48 за первые три года войны. Так началась “танкерная война”, в которую были втянуты ВВС и ВМС не только Ирана и Ирака, но и других стран. В частности, в 1984г. Франция направила свои боевые корабли в Персидский и Оманский залив для защиты своих торговых судов, которые среди прочего доставляли оружие в Ирак.
В сентябре-декабре 1985г. корабли и катера иранских ВМС начали проведение досмотров и задержание судов, следовавших в страны Персидского залива с грузом для Ирака. В это время Советский Союз выступил с предложением возложить задачу обеспечения безопасности морских коммуникаций на военно-морские силы ООН. В начале 1987 г. примерно с аналогичным обращением к генеральному секретарю ООН выступила и Международная палата судоходства. Но противостояние двух систем и военных блоков не позволило воплотить в жизнь данные предложения.
В середине 80-х страны Персидского залива были обеспокоены успехами Ирана на фронтах, это побудило их восстановить связи с Советским Союзом как страховой полис против Ирана. Так в июле 1984г. Советский Союз продал Кувейту оружие на 300 миллионов долларов, в том числе зенитные ракеты "SAM-7" и "SAM-8" и тактические ракеты "Frog-7" класса земля-земля после того как США отказались продать Кувейту ПЗРК "Стингер". Оман установил дипломатические отношения с Москвой в сентябре 1985, а в ноябре Объединенные Арабские Эмираты, столкнувшись с возросшим количеством нападений, обратились к Москве и Вашингтону за помощью. Американцы тянули с ответом, опасаясь подвергнуть угрозе улучшающиеся отношения с Ираном. А СССР решил использовать опасения арабских стран в своих интересах.
В начале сентября 1986г. Иран остановил и обыскал два советских судна в Персидском заливе. Это было первое задержание советских кораблей здесь с тех пор, как иранский флот начал искать грузовые суда, несущие военный груз в Ирак с начала 1985 года, а Советский Союз является главным поставщиком оружия для Ирака. Во вторник иранские военные корабли, преследовали теплоход «Петр Емцов» в южной части Персидского залива и вынудили его зайти в иранский порт Бендер-Аббас. Судно было обыскано, его грузом оказались строительные материалы для Кувейта, а не поставки в Ирак. Поэтому оно было освобождено через 36 часов после задержания. Кроме того, 4 сентября иранцы задержали второе советское судно «Титов», после короткого досмотра его в водах залива оно продолжило путь. Западные эксперты были удивлены действиями Ирана в отношении советских судов, ведь отношения между Тегераном и Москвой улучшалась, и Иран возобновил продажи природного газа Советскому Союзу, что было отмечено как успех иранской дипломатии. Реакция СССР тоже оказалась сдержанной, тем более что задержанные суда были отпущены, а их команды целы.
В середине января 1987г. СССР послал ракетный фрегат класса Krivak (пр.1135), чтобы сопроводить четыре советских судна, доставляющие оружие в Ирак от пролива до Кувейта. Это было второй советский военный корабль, вошедший в залив с 1986г. - первый послали, когда Иран задержал советские торговые суда в сентябре 1986г. - это был сигнал Ирану, Ираку и южным странам Персидского залива о том, что СССР защитит свои суда. Мера эта была нелишней, с 1 января и до начала февраля воюющие стороны повредили 16 судов, а в начале марта было сильно поврежден танкер «Sedra» (998т.), погибли, по крайней мере, семь членов экипажа. Действовать советским кораблям предстояло в сложных условиях. 3она военных действий условно проходила в 30-35 милях от иранского берега. При вхождении в эту зону иностранного судна или корабля иранцы открывали огонь без предупреждения. Поэтому маршруты движения наших судов пролегали в полосе, примыкающей к берегам Объединенных Арабских Эмиратов, Саудовской Аравии и Кувейта. Район этот с многочисленными островами, платформами для добычи нефти. Обычное число судов существенно увеличилось за счет большого числа боевых иностранных кораблей, развернутых в этом регионе. Так что можно представить, как сложно было боевым кораблям сопровождать советские суда в этом «коридоре». К навигационной надо добавить минную опасность, изнуряющую жару тропиков (температура воды за бортом плюс 35, воздуха в тени - плюс 50 градусов), сильные песчаные бури, при которых видимость порой падала до 50 метров.
Кувейт, озабоченный иранскими успехами на фронте, предоставил свой порты для транзитных поставок оружия Багдаду. В ответ ВМС и ВВС Ирана стали нападать на кувейтские суда, в том числе и танкеры. 1 ноября 1986г. Кувейт заявил объединенному совету стран Персидского залива, что это будет искать международную защиту для своих танкеров. 10 декабря Кувейт обратился к пяти постоянным членам Совета Безопасности ООН с просьбой помочь ему в транспортировке нефти. Речь шла о том, что Кувейт или фрахтует танкеры этих стран для перевозки нефти, или перерегистрирует свои танкеры в этих странах. («Водный транспорт» 15.08.1987г. «В интересах народов планеты») 13 января 1987г. Кувейт обратился повторно к американцам с просьбой взять под защиту одиннадцать его танкеров, было сообщено, что он обратился с такой же просьбой и к СССР. Кувейт теперь предлагал, чтобы США и СССР разделили защиту ее танкеров - СССР защищает пять, а США - шесть. Советский Союз согласился на повторную просьбу, и, хотя передавать свои танкеры под советский флаг кувейтцы не стали, 2 марта СССР и Кувейт договорились об аренде трех советских танкеров для транспортировки кувейтской нефти. 7 марта США сообщали Кувейту, что они сами возьмут под охрану все одиннадцать его танкеров и 2 апреля было подписано соответствующее соглашение. 15 апреля 1987г. советские представители объявили, что Кувейт зафрахтовал у СССР три танкера для перевозки нефти через Персидский залив и заявили о том, что советские военные корабли будут их сопровождать. Это были суда Новороссийского морского пароходства «Махачкала», «Маршал Баграмян» (1984г., 67980т) и «Маршал Чуйков» (1984г., 67980т), позже два последних заменили на танкеры «Победа» (68000т) и «Генерал Тюленев» (1983г., 68000т). В тот же день иранские представители заявили, что сдача Советским Союзом в аренду Кувейту нефтяных танкеров - "очень опасная ситуация". Четыре дня спустя, 19 апреля реагируя на посещение Кувейта советским заместителем министра иностранных дел Владимиром Петровским, иранские представители предупредили СССР, что залив может стать для них "вторым Афганистаном". Американцам подобное предупреждение было сделано 20 апреля. 27 апреля иранское руководство заявило, что они полностью контролируют северную часть залива и устанавливают там военную зону, 28 апреля командующий иранским флотом заявил, что он закроет Ормузский пролив, если другие державы покусятся на иранскую транспортировку импортных и экспортных товаров. В мае иранцы атаковали 14 танкеров, 2 мая стражи напали индийский танкер «B R Ambedkar» (89450т.), 4 мая они же - на «Petrobulk Regent» (31120т.) и 5 мая японский танкер «Shuho Maru» (258000т.) приблизительно в 48 километрах от саудовского побережья.
Для нейтрализации угрозы со стороны Ирана туда было решено срочно дополнительно направить боевые корабли из состава 8 ОПЭСК, решение было принято в срочном порядке. Поэтому вначале к работе привлекли корабли, которые были под рукой командования. В апреле наши корабли в заливе, прежде всего советские танкеры, зафрахтованные Кувейтом в интересах Ирака, а также советские сухогрузы, доставляющие грузы по линии ГИУ ГКС, начал сопровождать БПК «Способный» (к-3р. Г.Никитин), начавший службу в заливе в марте. Этот корабль находился в походе с декабря 1986г., и конечной целью этой БС был переход корабля в Севастополь на средний ремонт с модернизацией. Т.о., моторесурс до ремонта у корабля был на исходе. Тем не менее корабль нес службу исправно. Как вспоминал член экипажа БПК Сергей Дадаев: «Ходовые вахты были почти постоянно, дрейфовали довольно редко, в ожидании очередного каравана или танкера для заправки…. Проводили в основном наши сухогрузы, на верхней палубе видел уазики и газоны цвета хаки, ребята рассказывали, кто на рабочем катере ходил "в гости", в трюмах - ящики со снарядами. Доводили их до тервод Кувейта. Когда шли обратно к Ормузскому проливу, к нам без спроса цеплялись японские супертанкеры полные нефтью, шли если не в кильватере, то недалеко».
Независимая политика Кувейта, который привлек для сопровождения танкеров американский флот и взял в аренду советские танкеры, которые, в свою очередь, сопровождались советскими кораблями, привел к ряду новых угроз со стороны Ирана. 4 мая иранский премьер-министр, предупредил Кувейт, чтобы он прекратил свой поиск "защиты супердержав". Два дня спустя иранские власти пошли далее: 6 мая 1987 г. в южной части Персидского залива иранские катера обстреляли реактивными снарядами и из стрелкового оружия советский сухогруз «Иван Коротеев» (6459 брт, Азовское пароходство), шедший в одиночку в порт Дамман (Саудовская Аравия). «Иван Коротеев» (капитан В.Кабаненко) вез из Новороссийска в Саудовскую Аравию груз труб и стекла. Судно по причинам, не зависящим от ВМФ, шло самостоятельно. В полдень, когда он шел около иранского нефтяного месторождения Sassan, приблизительно в 30 милях от иранской нефтяной платформы Rostam, к нему приблизились два катера и внезапно открыли огонь. К счастью, команда успела укрыться и не пострадала, но судно получило 20 пробоин от реактивных снарядов и было повреждено. Пострадали каюты, снесена радиомачта, порваны электрокоммуникации, выведена из строя часть оборудования. Общий ущерб оценивался в 500 тысяч рублей. Судно самостоятельно пришло в Даман, но после разгрузки отправилось в балласте на ремонт в итальянский порт Триест. Иранское правительство по сообщениям уверило СССР, что нападение произошло по ошибке. СССР принял объяснение. Но сомнения в искренности иранцев остались.
В середине мая к операциям сопровождения был привлечен тихоокеанский МТЩ «Заряд» (к-л. В.Королев). Первым кораблем который он конвоировал, был танкер «Маршал Чуйков», тральщик довел его до территориальных вод Кувейта, дальше он идти не имел права но именно там танкер спустя два часа подорвался на мине. 16 мая танкер прошел осмотр емкостей (танков) в воротах Персидского залива на якорной стоянке в Хор-Факкане (ОАЭ) и двинулся в путь, в ночь на 17 мая со скоростью 14,5 узлов вошёл в глубоководный фарватер, ведущий в порт Мина эль-Ахмади. 17 мая в 00.41 по местному времени в 32 милях от кувейтского побережья, при подходе к территориальным водам Кувейта у рифа Мадайри на фарватере «Маршал Чуйков» (капитан В.Мордвинцев) наскочил на мину в точке 28º57′ северной широты и 48º47′ восточной долготы. Взрыв произошел в носовой части справа по борту. Жертв среди экипажа не было. Хлынувшая в подводную пробоину вода залила три судовых помещения (форпик, диптанк и носовое помповое отделение). Бросили якорь. Осмотр ночью мало что дал. В 2.20 вахтенные заметили, что катер без опознавательных знаков приблизился к танкеру примерно на расстояние 2,5 мили и спустя время ушел, не предложив помощи. Под утро подошли кувейтские катера, в сопровождении которых судно малым ходом пришло на рейд порта назначения. Уже там определили, что пробоина находится в районе форпика и имеет размер примерно 48 кв. метров. Кромки обшивки имели загибы внутрь корпуса. Отдельные куски обшивки и набора также увлеклись взрывом внутрь судна. Хорошее состояние водонепроницаемых переборок спасло судно от гибели. Топливные танки не пострадали, судно подчинялось управлению, после этого он своим ходом дошел до порта. Затем подорвавшийся танкер отбуксировали к Бахрейну, где он был поставлен в док на ремонт.
По роковому стечению обстоятельств 17 мая произошел еще один инцидент. Две противокорабельные ракеты "Exoset", выпущенных «по ошибке» с самолета "Мираж" иракских ВВС, поразили американский фрегат «Старк» что привело к гибели 37 и ранению 21 члена экипажа (число жертв могло быть больше, т. к. одна ракета не взорвалась). Эти, а также другие случаи свидетельствовали о том, что выполнять задачу обеспечения советского судоходства будет не просто.
В мае при сопровождении двух наших судов решительные действия командира БПК «Способный» капитана 3 ранга Г.Никитина позволили избежать опасной ситуации. Как вспоминал член экипажа БПК Сергей Дадаев: «Шли в сторону Кувейта, справа по курсу наперерез нашему строю вышли 2 или 3 иранских катера. Сыграли боевую тревогу, караван перестроился - "Способный" замедлил скорость, суда перестроились влево за корпус "Способного", прикрываясь им. Носовая и кормовая батареи развернули стволы башен в сторону катеров. До стрельбы не дошло, иранские катера резко сбросили ход, экипажи катеров вышли на палубу и стали размахивать руками, мол, "мы розовые и пушистые, мы больше не будем", после чего отстали. Видимо, побоялись, хотя у нас против них кроме 76-мм пушек ничего и не было, остальное вооружение - зенитное и противолодочное, или просто решили проверить нашу реакцию». Иранские катера выполняли не только учебные атаки, в середине мая они обстреляли норвежский танкер «Golar Robin» (219387т.) в результате пострадала четверть команды, а судно оставлено в огне. Почти 40 катеров стражей, оснащенных 106мм орудиями, автоматами и ракетными установками попытались захватывать оффшорный терминал около Faw. На мине подорвался VLCC «Primrose» (272000 т.) в районе где 16 мая подорвался «Маршал Чуйков». 22 мая стражи напали на маленькое грузовое судно «Rashidah» (26т.) и 24 мая - на LPG «Nyhammer», когда оно было на маршруте к Ras Tanura. Иранский катер не предупреждая, подскочил, выпустил две ракеты и скрылся.
В конце мая БПК «Способный» завершил свою персидскую эпопею и продолжил переход в Николаев на средний ремонт. Ему на смену пришли корабли Черноморского флота, которые присоединились к тихоокеанским кораблям. Вот как об этом вспоминает бывший заместитель командира МТЩ «Курский комсомолец» ныне капитан 1 ранга С.П.Горбачев:
«По плану первая группа кораблей должна была пойти в начале января 1987 года, сразу после Нового года. Однако выход отменили, точнее, перенесли его сроки на неделю, потом - на другую. Вскоре к состоянию перманентного переноса как-то тоже привыкли, хотя все соответствующие мероприятия отрабатывали по «полной схеме». Впрочем, в те времена состояние кораблей и уровень готовности моряков к выполнению любых задач соответствовали предъявляемым требованиям, поэтому пополнить запасы, доукомплектовать экипажи «открутить» контрольный выход в море проблемой не являлось.
Проводить в дальний путь наш маленький отряд в составе МТЩ - «Наводчик», «Курский Комсомолец», «Снайпер» и МПК-127 «Комсомолец Грузии» (автор допустил неточность, ибо МТЩ «Наводчик» и «Курский комсомолец» это один и тот же корабль, в 1992г. «Курский комсомолец» был переименован в «Наводчик». Кроме того, МПК-127 «Комсомолец Грузии» вышел на БС в Персидский залив осенью, а тогда с МТЩ «Курский комсомолец» и «Снайпер» видимо вышел СКР «Ладный»), к памятнику овровцам в Стрелецкой пришло множество гостей.
Напутственное слово прозвучало из уст члена Военного совета - начальника Политуправления ЧФ вице-адмирала В. НЕКРАСОВА. Ветераны, как водится, вручили экипажам гильзы с Севастопольской землей. Родные всплакнули и помахали вслед отдавшим чалки кораблям. Впереди кораблей по курсу лежали воды Черного, Мраморного, Эгейского, Средиземного, Красного и Аравийского морей Индийского океана. Предстояло пройти Босфор, Дарданеллы, Суэцкий канал, Баб-эль-Мандебский пролив, дойти до крайней северной точки Оманского залива - Ормузского пролива.
Мы шли на войну. Конечно, этого пока никто не осознавал. Сейчас, когда одним из главных направлений работы с моряками является морально-психологическое обеспечение боевой и учебной деятельности, в практику воспитательной работы вводятся его различные приемы, формы и методы.
И хотя тогда в 1987 году воспитательный процесс, называемый партийно-политической работой, был иным, все-таки главное внимание также уделялось формированию у членов экипажа высоких политических, устойчивых морально-психологических, боевых качеств, перестройке создания моряков с мирного на военный лад. Важность этого была обусловлена тем, что район предстоящего плавания был зоной активных боевых действий и минной опасности.
Сам маршрут похода проходил по уже ставшим хрестоматийным «горячим» местам Ближнего и Среднего Востока - Суэцкий канал, Синайский полуостров, Красное море, берега Аравии. Эхо войны - минувшей, настоящей и, наверное, будущей - напоминало о себе постоянно, порой оно даже отчетливо звучало. Так, по берегам канала то там, то здесь - груды ржавого железа: обгоревшие танки, разбитые орудия, раскуроченные амфибии, в одном из мест на восточном, Синайском берегу, еще сохранились укрепления знаменитой израильской «линии Барлева». По обоим берегам огневые точки, опорные пункты, военная техника, обложенная мешками с песком, зенитные батареи, понтоны в готовности к действию, множество военных. И, несмотря на прозрачность застывшего воздуха, умиротворенную глубину бездонного неба и даже какую-то неестественную тишину этих библейских мест, все-таки приходило чувство: мгновение, и в воздухе послышится гул израильских «фантомов», а на безжизненном песчано-каменистом берегу, яростно рыча моторами и лязгая сталью гусениц, поднимая тучи рыжей пыли, появятся танки американского производства, выкрашенные под цвет пустыни. Кстати, в йеменском Адене, куда мы зашли через полгода, раны январских событий 1986 года зияли во всей «красе» - в порту лежащей на борту затопленный сухогруз, замершие стрелки часов на мини-«Биг-Бене», украшающем резиденцию главы государства; видны следы пожаров в разных местах города. И так - по всему маршруту, везде пахло порохом, пожаром войн, непрерывно идущих практически во всех регионах «третьего мира».
Каждый из нас в отдельности и все вместе на себе ощутили все «прелести» тропиков. Все-таки мы - северяне, и это мы поняли сразу, как только столбик термометра поднялся за 40, а вскоре зашкалил за 50 и на этом остановился, в конечном счете, придя в негодность. Это - температура на верхней палубе, а внутри, в машинном отделении - под 70.
Главным сражением явилась борьба за холод. Радиоаппаратура и электроника быстро перегревались, станции переставали «видеть», несение вахт становилось настоящим испытанием. Где-то месяца на два из строя вышло более 10% экипажа. Сменяя друг друга, как мы тогда шутили, в «героях войны» перебывали все по очереди: сразу же началась буквально эпидемия фурункулеза. Достаточно было расцарапать маленький прыщик, получить ссадину, как они перерастали в большую проблему, ранки загнаивались, превращались в большие гнойники и фурункулы. Около десятка моряков ходили с перевязанными руками и ногами, а кое-кто даже передвигался с трудом. Слава богу, у нас на борту находился, помимо фельдшера мичмана В. ШУЛЯЧЕНКО, прикомандированный хирург из флотского госпиталя. Адаптация к тропическому климату растянулась недели на три. Когда по приходу на Дахлак нас «принимал» в состав эскадры ее штаб, окончательно со всей отчетливостью поняли: холод и боеготовность - понятия неразрывные. Противник, с которым мы должны были иметь дело, действовал в составе легких сил, используя набегово-партизанскую тактику. Наличие в заливе множества островов, нефтяных вышек, близость берегов, плохая видимость из-за постоянного марева от испарений, плюс к этому - наличие у иранцев быстроходных катеров, вооруженных легким стрелковым оружием, гранатометами, крупнокалиберными пулеметами и безоткатными пушками, были фоном, на котором предстояло решать задачи. Кроме того, было известно: по водам залива разъезжают смертники-моджахеды, которые готовы направить свои катера, начиненные десятками килограммов взрывчатки, в борт проходящего без охраны катера или сухогруза.
Исходя из этого офицеры, возглавляемые заместителем командира эскадры капитаном 1 ранга В.БОЯРКИНЫМ, организовывали корабельные учения и тренировки с боевыми расчетами. Манера их проведения была оригинальной и простой одновременно. Скажем, выходил БОЯРКИН на крыло сигнального мостика вроде бы покурить, а сам вынимал сигнальную ракету и пускал ее в воздух по траверзу. Реакция комендоров на наши действия должна была быть практически мгновенной - разворот стволов 25 мм установки 2М-3М и открытие огня, причем, без всяких команд. Так отрабатывалось отражение ударов средств воздушного нападения противника.
15 мая. Вот и «точка №1» - место якорной стоянки на пятачке 120-метровой банки в глубоководном Оманском заливе неподалеку от Ормузского пролива - поворот Персидского залива...
22 мая - первый выход в залив. Он был кратковременным, но, пожалуй, самым запоминающимся. Все находились в напряжении, вокруг «ИВАНА ШЕПЕТКОВА» наш тральщик крутился, как наседка возле своих цыплят. К тому же в Ормузском проливе прямо к борту сухогруза подошел патрульный оманский катер. Мы уже про себя подумали: «Ну вот «оно», вот и вляпались». Более скоростной, чем наш корабль, катер, поманеврировал, с его мостика всех нас рассмотрели, пофотографировали и ушли. Мы же вздохнули с облегчением.
После первой проводки, продемонстрировав свою дееспособность, мы стали главной «рабочей лошадкой» временно сформированной «бригады Персидского залива»».

Когда экипажи шли в Персидский залив они, конечно, знали что там идет война, но она была далекая и «нереальная», до тех пор, пока моряки вплотную не столкнулись с ней. Так уж совпало, что именно в тот день, когда «Курский комсомолец» вошел в состав отряда советских военных кораблей в Индийском океане, на мине подорвался танкер «Маршал Чуйков». Это сообщение произвело тогда на экипаж тяжелое впечатление - будто прокатилось эхо минувшей войны. И хотя труд моряка небезопасен сам по себе и от случайности не застрахован никто, риск на этот раз был более чем реальным. Уже позже, когда газеты обошли фотографии американского фрегата «Старк», пораженного ракетами, когда буквально на глазах у моряков «Курского комсомольца» подвергся обстрелу пакистанский танкер, чувства вроде бы несколько «привыкли». Но только не чувство ответственности. Без него моряку долго не плавать, даже в мирном океане.
После инцидентов в мае с советскими судами стало ясно, что в такой обстановке одиночное плавание для наших судов представляет реальную опасность. В крайне опасных ситуациях оказывались экипажи теплоходов «Иван Шепетков» и «Советские профсоюзы». Так что сопровождение судов кораблями ВМФ было необходимо, и как говорили капитаны «торговцев», оно резко поднимает настроение членов экипажей. Гражданские моряки относятся к военным с большим доверием, надеясь на их профессиональное мастерство и самоотверженность. И военные моряки работали без остановки. Случалось, что, не успев передохнуть после одного сопровождения, надо было вести следующий транспорт. Вот несколько мгновений из службы МТЩ «Курский комсомолец». Осуществили проводку теплохода «Николай Морозов» через минное поле, сразу приняли теплоход «Василий Белоконенко», в тот же день танкер «Махачкала», потом, опять же без перерыва, - теплоход «Бакуриани». И в таком режиме - дни и ночи напролет. И всегда в готовности. При сопровождении нашего судна МТЩ «Заряд» сигнальщик тральщика старшина 2 статьи Г.Бокаев сумел своевременно обнаружить по маршруту движения плавающую мину. Подрывная команда в составе старшего лейтенанта С.Тихвиненко, старшины 1-й статьи И.Раджабова, матросов И.Миллера и В.Шалгина сумела в течение нескольких минут ликвидировать опасность.
В Персидском заливе от командиров требовалось быть готовыми к любым неожиданностям. Оценивать обстановку и принимать решения порой приходилось буквально в секунды. А ошибки там были чреваты большой бедой. Командир СКР «Ладный» капитан 2 ранга П.Журавлев уже по возвращению в Севастополь так об этом рассказывал корреспонденту: «- Сложная, взрывоопасная политическая обстановка, реальная военная угроза заставляли нас быть в постоянном напряжении днем и ночью, ежечасно, ежеминутно. Высочайшая бдительность, строжайшая дисциплина вахты стали для всех первейшими заповедями, ибо без них невозможны не только сопровождение и охрана советских судов, но и безопасность самого корабля. Помнится, сопровождали мы танкер «Маршал Баграмян», и вдруг в разноязычную речь международного радиоканала врывается команда на английском языке: «...Русский корабль, остановитесь, станьте на якорь, иначе откроем огонь!» Кто вышел в эфир? С какой целью? Что последует за угрозой? Как поступить в этой ситуации?
- И что же вы решили?
- Поскольку не чувствовал за собой никаких нарушений, то продолжал выполнять задачу. Все обошлось благополучно». А корреспондент «Красной звезды» капитан 3 ранга В.Пасякин рассказал о случае с МТЩ «Курский комсомолец»: «…Во время одного из таких переходов, пользуясь темнотой, к борту «Курского комсомольца» подошел неопознанный ракетный катер и "выстрелил" по остеклению ГКП из мощного прожектора. В первое мгновение всем показалось, что произведен ракетный пуск.
Что и говорить, нервы здесь нужны железные. И выдержке капитана 3 ранга А. Голодова на корабле завидуют все без исключения. По крайней мере случай, когда командиру довелось вести переговоры с катером, принадлежащим Саудовской Аравии, запомнился. На требование застопорить ход Голодов возразил с таким достоинством и уверенностью, что на иностранце стушевались. А вскоре в эфире прозвучало:
- Мы вас вспомнили, русский минный корабль. Хороший корабль! Счастливого плавания!».
В начале июня в Персидском заливе активно работал отряд наших боевых кораблей в составе 3 тральщиков «Снайпер» (к-3р. Н.М.Стрепко), «Курский комсомолец» (к-3р. А.А.Голодов), «Заряд» (к-л. В.Королев) и СКР «Ладный» (к-2р. П.Журавлев), а у входа в залив, в Оманском заливе находился корабль управления «Даурия» (бывший лесовоз «Выборглес» пр.596П) являвшийся командным пунктом эскадры.
Между черноморцами и тихоокеанцами происходило постоянно негласное соревнование. Являвшийся в то время старпом МТЩ «Заряд» ТОФ Сергей Тихвинский так об этом вспоминал:
«Вообще - то они балбесы в минном деле, хотя и в одной системе учились… Помимо проводки, мы занимались противоминными действиями (боевое траление), дважды самостоятельно, один раз вместе с черноморцем. Задерживали они нас при тралении. Т.к. ГКТ-2 норматив при постановке на отлично 20 минут, я же ставил (как меня учил кап. 1 ранга С.И.Усов - за 1м 15с), другими словами мы успевали поставить тралы и еще минут 20 ждали пока "черноморцы" поставят».
А вот когда домой на Черное море уходил СКР «Ладный» от командира 8-й ОПЭСК Р.Парамова и начальника политотдела А.Карлина на борт пришла телеграмма: «Ваша образцовая боевая служба поставлена в пример всем экипажам кораблей и судов».

В начале июня иранцы попытались остановить американское торговое судно «Patriot», когда оно вошло в залив, направляясь в Бахрейн. Иранский эсминец немедленно отвернул в сторону, как только эскортирующий торговое судно американский эсминец «Coynigham» поспешил ему на помощь. До 11 июня никаких атак в заливе не было, пока 11 июня неопознанный военный самолет атаковал греческий танкер «Ethnic» (126000 т.) около Кувейта. 19-20 июня Ирак возобновил свои нападения на суда в заливе, прекращенные после поражения фрегата «Старк», с ударов по танкерам у острова Харк. 25 июня иракцы напал на турецкий танкер у главного иранского терминала на острове Харк. 27 июня иранцы напали на два скандинавских танкера, шедших из Кувейта. 29 июня Ирак ответил шестым нападением за десять дней, а иранский катер 30 июня повредила кувейтский танкер.
Американцы под прикрытием тезиса о защите судоходства резко увеличили свое военное присутствие в Персидском заливе. Почему это они сделали - четко сформулировал в своем заявлении 30 мая президент Рейган: «Никто не допустит, чтобы морские пути попали под контроль Советского Союза… Я не допущу, чтобы Ближний Восток стал местом, где ущемляется свобода, или очагом международной напряженности». Жизнь показала как реально обстояло дело. 4 июля 1987г. в «Правде» опубликовано Заявление Советского правительства в связи с обострением обстановки в Персидском заливе: «Накалу обстановки объективно способствует продолжение многолетней бессмысленной войны между Ираном и Ираком. В результате события там приближаются к опасной черте, за которой региональный конфликт рискует перерасти в международную кризисную ситуацию». Для предотвращения эскалации Советский Союз, осудив американское военное наращивание в регионе, предложил вывести все иностранные военные корабли из Персидского залива. 20 июля Совет Безопасности единогласно принял резолюцию № 598, в которой призвал все другие государства проявить максимальную сдержанность и воздержаться от любых действий, которые могут привести к дальнейшей эскалации и расширению конфликта. Совет Безопасности потребовал, чтобы Ирак и Иран в качестве первого шага на пути у урегулированию конфликта путем переговоров немедленно прекратили огонь, все военные действия на суше, на море и в воздухе и незамедлительно отвели все войска к международно-признанным границам. Но примирения не произошло, более того, ситуация еще осложнилась. В июле газета «Нью-Йорк таймс» со ссылкой на представителя Пентагона сообщила, что США разрабатывают планы нанесения удара по Ирану для «отражения угрозы». Иранцы, готовясь к худшему развитию ситуации 4 августа провели военно-морские учения «Operation Martyrdom» в которых активная роль отводилась катерам, груженным взрывчаткой и управляемыми смертниками. 8 августа два американских истребителя «F-14» с авианосца «Constellation» атаковали иранский истребитель «F-4», который пытался приблизиться к американскому патрульному самолету «P-3C». Иранскому самолету удалось уйти от ракет.
С катерами смертников пришлось встретиться в то время и нашим судам. Это случилось, когда двенадцать иранских быстроходных катеров попытались атаковать советские суда, которые сопровождал тральщик «Курский комсомолец». Они шли вечером, заранее примеряясь к намеченным целям, и уже невооруженным глазом были видны развевающиеся на ветру белые балахоны смертников. В носовой части такого катера, как правило, помещался большой заряд взрывчатого вещества. У штурвала - фанатик. Планом «Такмик», с помощью которого иранцы стремились ограничить судоходство в Персидском заливе и сократить вывоз нефти из региона, им отводилась особая роль. Благословение Аллаха было обещано каждому заранее. Командир тральщика Голодов вскинул автомат. (После попытки захвата некоторых судов с личным оружием в Персидском заливе не расстаются). Изготовилась к стрельбе и специальная группа автоматчиков, сигналом для которой должна была послужить очередь из командирского автомата. Удерживая нос катера, начиненный взрывчаткой, на мушке, капитан 3 ранга Голодов стал плавно выбирать свободный ход спускового крючка. И тут, уже рядом, катера, как по команде, изменили курс, развернулись и так же стремительно удалились. Голодов опустил автомат и ровным голосом, будто и не случилось ничего, объявил:
- Боевая готовность номер два.
Нетрудно предположить, как могла окончиться такая "тренировка" нервов, окажись хоть на одном из катеров неисправно рулевое управление. В таком случае капитан 3 ранга Голодов просто вынужден был бы открыть огонь.
Тральщики помимо конвойных функций все чаще вынуждены были работать по своему прямому назначению, уничтожая мины, которые оказывались на пути движения судов. С весны 1987 г. иранская сторона стала чаще использовать минное оружие. В его арсенале было свыше 1000 мин различных типов - американские Mk. 65, советские AMD 500, AMAG-1 и KRAB, и больше всего северокорейских PRC (обозначались еще как М 08, переделанные русские 1908г.). До 1987г. также отмечались постановки морских мин. Но эти постановки носили эпизодический характер. На новом этапе мины ставились систематически с десантных кораблей и транспортных самолетов, как правило, в темное время суток. Ставились мины на узлах морских коммуникаций - на подходах к Эль-Кувейту, у острова Фарси и в Оманском заливе. На такое минное поле попал МТЩ «Курский комсомолец» во время проводки теплохода «Николай Морозов»:
«...Район считался миноопасным, поэтому тральщик все время шел впереди теплохода, ощупывая гидроакустикой чуть ли не каждый метр. В рубке жарко, словно в натопленной сауне. Всю, без остатка, живительную прохладу кондиционеров пустили на охлаждение аппаратуры. И вахтенные гидроакустики старшины 1-й статьи В. Дыдов и В. Фурманец буквально обливались потом в своих креслах. Здесь мечтают всегда об одном: о глотке нормальной, нетеплой воды, о небольшом ветерке. Только электронный луч развертки невозмутимо вершит и вершит свое кружение по экрану станции. И вдруг...
- ГКП - рубка акустиков. Прямо по курсу, дистанция три кабельтова, эхо - четкое... Предполагаю контакт с миной.
В вахтенном журнале гидроакустиков появилась запись: первый миноподобный предмет обнаружен в 3 часа 45 минут. Но через три минуты на экране станции вспыхивает очередная засветка...
...В 4.30 гидроакустики вновь обнаружили миноподобный предмет. Голодов подал команду на руль - отвернуть вправо. Радиограмма-предупреждение тут же была передана на теплоход. В 4.45 снова контакт. Мысли самые тревожные: "выползли" на минное поле. Но внешне командир оставался спокойным. Эмоциям волю давать нельзя. Пока спокоен командир - спокоен экипаж. Нетрудно представить и то, как там, на танкере, сейчас вчитываются в каждое слово его "радио", как переживают и надеются. На него, на капитана 3 ранга Голодова - больше не на кого.
"Вот бы эта была последней",- подумал командир, когда координаты очередной обнаруженной мины нанесли на карту. И тут вновь отозвалась рубка гидроакустиков.
- ГКП - рубка акустиков. Контакт прямо по курсу…
...Оказалось, что и эта мина не последняя. Еще не раз гидроакустики делали записи в своем журнале. В 6 часов 20 минут старшина 1-й статьи В. Дыдов классифицировал последний за их вахту, пятнадцатый контакт. Пришедшие на смену мичман А. Кириллов и матрос В. Кравец обнаружили еще четыре миноподобных предмета. После чего капитан 3 ранга А. Голодов сделал вывод, что минное поле пройдено».

В июле 1987г. с минной опасностью непосредственно столкнулись американцы, до этого эта напасть их не касалась. В период с 16 мая по 19 июня на подходе к кувейтскому порту Мина-эль-Ахмади на минах подорвались четыре судна, в том числе советский танкер «Маршал Чуйков». Согласно достигнутой с Кувейтом договоренностью американцы обязались сопровождать 11 кувейтских танкеров в рамках операции «Эрнест Уилл». На танкерах поднимался американский флаг, они за символичную плату передавались американским судовым компаниям, и вместо арабских названий получали американские. Так «Эр-Рекках» стал «Серф Сити», «Касбах» - «Ошен Сити», «Аль-Фунтас» - «Миддлтаун», остальные восемь были переименованы в «Си Айл Сити», «Бриджтон», «Чесапик Сити», «Таунсенд», «Гэс куин», «Гэс принсес», «Гэс Кинг» и «Гэс принс». Для конвойных операций США имели в районе залива и Ормузского пролива четыре фрегата, три крейсера и эсминца. Эти суда прошли три репетиции. США также имели авианосно-ударную группу во главе с авианосцем «Constellation» в Индийском океане: линейный корабль «Missouri», еще два крейсера, и вертолетоносец на пути к Персидскому заливу. 22 июля 1987 пошел первый американский конвой в составе двух танкеров: «Bridgeton» (414266т.) и «Gas Prince» (48233т.) в сопровождении четырех американских боевых кораблей, включавших ракетный крейсер «Kidd». Конвой прошел половину пути, когда 23 июля Иран объявил, что конвой перевозит груз «запрещенных товаров» и, видимо, принял свои меры. В результате в 6:30 24 июля под днищем в носовой части танкера «Bridgeton» произошел взрыв мины. Инцидент произошел примерно в 18 милях от острова Фарси в точке 27°58' северной широты 49°50' восточной долготы. Силой взрыва некоторые куски обшивки выбросило наверх, корабль получил пробоину 10х5 метров. Большая часть навигационных приборов вышла из строя. Скорость конвоя упала с 16 до 5 узлов. Самым малым ходом танкер добрался до Кувейта, где было проведено водолазное обследование судна. Как оценили сотрудники военно-морской разведки США, танкер наскочил на якорную контактную мину образца 1908г. На следующий день, несколько мин было обнаружено к югу от района подрыва «Bridgeton», и еще семь мин типа М08 были обнаружены 27 июля. Как позже выяснили, иранские моряки поставили три различных минных поля, имеющих, по крайней мере, 60 мин и эта их деятельность не была своевременно обнаружена. Американцы оказались к этому не готовы, под рукой у них не было средств для борьбы с минами, и появиться они могли не раньше, чем через две недели. 10 августа используемый США панамский танкер «Texaco Caribbean» (117200 брт), который занимался транспортировкой иранской нефти, был поражен миной недалеко от Fujayrah в Оманском заливе, приблизительно в 80 милях к югу от пролива. Это был шестой танкер, подорвавшийся на минах за последние три месяца, но первый, подорвавшийся вне залива. На следующий день еще пять мин были найдены у Fujayrah. Они все были северокорейского типа, такие же, на которых подорвался «Bridgeton». Этот инцидент показывал, что иранцы хотели доказать что нет безопасных зон. Всё это привело к тому, что помимо американцев, после просьбы последних 11 августа, о посылке своих минно-тральных сил объявили Великобритания и Франция. Англичане направили 4 тральщика, которые присоединились к находящимся в заливе эсминцу, 2 фрегатам и судну поддержки, французы посылали три тральщика и судно поддержки, которые должны были присоединиться к находящимся в входа в залив авианосцу «Клемансо», двум эсминцам и судну поддержки. Но только 14 августа в залив прибыли первые средства для борьбы с минной опасностью. Это были вертолеты-тральщики, прибывшие на вертолетоносце «Guadalcanal», а первые американские тральщики были приведены на буксире только 31 августа. А до этого единственными тральщиками, ведшими борьбу с минами, были советские.
Летом 1987г. по крайней мере трижды наши тральщики проводили боевое траление, дважды самостоятельно это делал МТЩ «Заряд», а один раз в операции участвовали 2 МТЩ - опять «Заряд» и тральщик с ЧФ. Кораблям приходилось действовать в сложных условиях. Так, за подрыв обнаруженной мины в территориальных водах Саудовской Аравии экипажем МТЩ «Заряд» сперва последовал выговор от комбрига, а через 4 часа благодарность от Главкома.
27 августа 1987г. в свой первый поход по Персидскому заливу вышел «Боевой» (к-3р. Смирнов), он сопровождал в порт Эль-Кувейт танкер «Маршал Баграмян» (капитан А.Азов). Прошли Ормузский пролив - и ночью самолет без опознавательных знаков имитировал атаку на танкер и сопровождавшие его ЭМ «Боевой» и тральщик. Моряки были в полной готовности открыть огонь, но в последний момент самолет ушел в сторону. Днем в опасной близости от отряда появились неизвестные катера, но «Боевой» отогнал их.
В первых числах сентября из порта Эль-Кувейт вышел танкер с нефтью «Махачкала» (капитан В.Ковалев), на границе тервод его встретил и начал конвоирование МТЩ «Заряд» (к-л. В.Королев).
В начале лета 1987г. произошло очередное, после 1983 г. (когда было создано объединенное центральное командование вооруженных сил США с зоной ответственности, распространявшейся на прибрежные государства Персидского залива), наращивание группировки американских ВМС. Так в начале сентября в Персидском заливе и вблизи находился 41 боевой корабль ВМС США в том числе 1 авианосец, 1 линкор, 5 крейсеров, 5 эсминцев, 9 фрегатов, 2 АПЛ. Европейские страны к концу 1987г. имели здесь 33 корабля, Франция - 1 авианосец, 5 фрегатов, 3 тральщика и 2 вспомогательных судна, Великобритания - 3 фрегата, 4 тральщика и 2 вспомогательных судна, Италия - 3 фрегата, 3 тральщика и 1 вспомогательное судно, Нидерланды - 3 тральщика, Бельгия - 2 тральщика и 1 вспомогательное судно.
Естественно, наши корабли часто встречались с боевыми кораблями западных стран, своими потенциальными противниками в «холодной войне». Как говорил командир СКР «Ладный» капитан 2 ранга П.Журавлев в своем интервью:
«В наш адрес со стороны американских кораблей не было угроз, провокаций, скорее наоборот. Они, например, приветствовали наш корабль, благодарили за совместную работу, выражали свое дружелюбие... Словом, строили отношения так, будто мы и они действовали заодно, решали одну задачу. А ведь наша политика не имеет ничего общего с политикой силового давления, защитой "национальных интересов" США. Единственной задачей наших немногочисленных кораблей была проводка и защита советских судов».
Отношения были ровные, каждая из сторон старалась уважать флаг другой страны. Вот как описал эти встречи тогда старший помощник командира ЭМ «Боевой» капитан 1 ранга Ю.Н.Романов: «На экранах РЛС обнаружили на встречном курсе американский конвой: два фрегата сопровождают пару супертанкеров. Впереди по курсу конвоя - английская тральная группа из четырех тральщиков, в воздухе барражирует пара вертолетов. Разошлись с конвоем левыми бортами, передали по радио информацию о месте обнаружения плавающей мины. Англичане поблагодарили за помощь и продолжили поиск. БИЦ заранее, на всякий случай, предупредили, чтобы не брали американские корабли на сопровождение стрельбовыми станциями, так как командование ВМС США официально заявило, что шутить не будет, и всякий корабль, берущий американское судно "на сопровождение" оружием, будет атакован. В постах стрельбовых РЛС это предупреждение вывешено на специальных бирках. Американцы нам пока угрозы не представляют, поэтому расходимся мирно». С итальянцами вышло по-другому: «Около полуночи на экране навигационной РЛС, впереди по курсу, обнаружили две надводные цели, идущие в строю кильватера. Командир батареи крылатых ракет старший лейтенант Жмаев доложил, что цели классифицируются как итальянские
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
T55


Регистриран на: 22 Дек 2006
Мнения: 1790

МнениеПуснато на: Сря 02 Мар 2011, 21:32    Заглавие:  

Бай Ганьо написа:
СА в Чехословакия:

Какво се случва на 6:33 според вас? Ексползия която къса веригата и танкът се забива в сградата, или Т-62 сам се блъска в сградата, срутвайки колона. Аз залагам на второто Rolling Eyes


Има прекъсване, прилича ми на някакъв монтаж... Всъщсност се вижда движение и после бяло петно. Каквото и да е хвърлено, толкова ли изведнъж ще се запали, че да не се види на кадрите??

Въобще тази бяла светлина и дим отде дойдоха, никак не е ясно..

Може човек да е излязъл на пътя и затова войникът да е свърнал.

Може да е станало и друго - приводите му да са отказали или да ги е изтървал и да не е могъл да завие и да е изтървал управлението. Прахоляците може да са от сградата?

Отде идват, не може да се разбере, но ми прави впечатление прекъсването на кадъра.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
T55


Регистриран на: 22 Дек 2006
Мнения: 1790

МнениеПуснато на: Сря 02 Мар 2011, 21:37    Заглавие:  

dsuzunov написа:
Отгоре хвърлиха някаква течност и три секунди след това, последва взрива.
Предполагам, че е бил някакъв петролен продукт, който се е запалил и по някакъв начин е подействал на водача,.


Дали петролен продукт? Според мен беше просто вода лелята я изля отгоре на танка. Ако е гориво, може да е бензин, но от какво пламна? Част от течността попадна върху водача ако е бил в походно положение, но основната се разплиска върху куполата. А и това прекъсване.. .така и не разбрах този ли е танка залетият, който направи удара, или не...

На залятия танк номерът му започва с "2", а на ударилият се май с "3".

По ударилият се няма никакви следи от огън. Има много тухли от сградата, мисля, че това бялото не е дим, а прахоляк от сградата. Тези сгради са от времето на Австроунгария, строени са без бетон, с камъни, тухли и релси, които държат подовете.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
Бай Ганьо


Регистриран на: 17 Фев 2005
Мнения: 4475

МнениеПуснато на: Пет 04 Мар 2011, 22:54    Заглавие:  

Мнението е изтрито по желание на потребителя.
_________________
Не ви е срам! Ще ми се тунквате тука!
Click to see if image is larger
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
T55


Регистриран на: 22 Дек 2006
Мнения: 1790

МнениеПуснато на: Съб 05 Мар 2011, 02:01    Заглавие:  

Бай Ганьо написа:
T55 написа:
тухли и релси, които държат подовете.
Нарича се Пруски свод.


Точно. Беше ми излязло от акъла названието. Тъй, че - за мене просто кемафа го изтърва - или се разсейва, или нещо му излиза на пътя, или пък отказва да му завие - случваше се на този тип механични приводи.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
pgp000
Гост


МнениеПуснато на: Съб 05 Мар 2011, 02:32    Заглавие:  

T55 написа:
На залятия танк номерът му започва с "2", а на ударилият се май с "3".


Според мен сам си си отговорил. В кадрите са 203, после залетият е 282, блъснатият и засипан - 314. Гледните точки на камерите са различни - това си е сглобено.
Върнете се в началото
Чукча


Регистриран на: 13 Яну 2010
Мнения: 478

МнениеПуснато на: Съб 05 Мар 2011, 11:15    Заглавие:  

Защо всички машини в тази операция са вапцани с бяла линия ?
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
Octagon

Регистриран на: 02 Яну 2004
Мнения: 1286
Местожителство: LBPD

МнениеПуснато на: Съб 05 Мар 2011, 11:23    Заглавие:  

За да се различават от машините на чешката армия, които са от същите образци.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
R@do


Регистриран на: 30 Ное 2008
Мнения: 104

МнениеПуснато на: Съб 05 Мар 2011, 11:28    Заглавие:  

Долна чешка пропаганда, съвсем разлчини мшини са и е доста очевидно.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла 
T55


Регистриран на: 22 Дек 2006
Мнения: 1790

МнениеПуснато на: Съб 05 Мар 2011, 12:16    Заглавие:  

Трудно ми е да възприема съчетанието "долна, чешка и пропаганда". Чехите не са парадирали никога, че са се сражавали героически със СА през 1968 г. Още по-малко поливайки танковете с легени.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
T55


Регистриран на: 22 Дек 2006
Мнения: 1790

МнениеПуснато на: Съб 05 Мар 2011, 12:18    Заглавие:  

Octagon написа:
За да се различават от машините на чешката армия, които са от същите образци.


Да. Ако имаше битки, еднаквостта на моделите щеше сериозно да затрудни и двете страни. Докато се разберат кой кой е... щеше да има и много приятелски огън.
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение 
Елемаг
[Moderator]


Регистриран на: 01 Яну 2004
Мнения: 27538
Местожителство: София

МнениеПуснато на: Чет 23 Юни 2011, 13:13    Заглавие:  

Cool Cool Cool
Въпреки че от разпадането на СССР изминаха вече 20 години и след сриването на империята бяха открити архивите и публикувани много секретни материали, някои тайни и досега продължават да са неразкрити. Американското списание Foreign Policy предлага своя списък на „тъмната страна на съветската Луна". Тайните са поставени в произволен ред. Сред тях са съдбата на златото на КПСС, тайната на добре защитения бункер в Урал, ефективността на работата на външното разузнаване в епохата на Студената война и програмата на СССР за разработката на биологичното оръжие, предаде КРОСС.

Съдбата на милиардите долари на КПСС, които били останали сред разпада на СССР, все още е неизвестна. Според информация на световни медии, тези средства са били вложени в задгранични банки, но и досега няма намерени документи, които да доказват това. Според някои изследователи, такова съкровище не съществува, според други, наистина е имало такова злато, но то е било „развъртяно" още през 90-те години.
Още една тайна няма отговор - имал ли СССР портативно ядрено оръжие? Според генерал Александър Лебед още през 1997 година спецслужбите са имали окото стотина такива бомби „в куфарче", чиято мощност била един килотон. Според проф. Алексей Яблоков има такива устройства, които били създадени по поръчка на КГБ още през 70-те години.

За изданието е непонятно, защо тогавашният президент Михаил Горбачов съобщава за Чернолбилската катастрофа две седмици и половина след нея. Според списанието е странно, че такъв човек на действието изглеждал като парализиран тези дни.

Работата на СССР по разработването на биологично оръжие е другата неразгадана тайна. Какво е станало с него след разпадането на СССР е неизвестно. Според някои информации, Съветският съюз е използвал биологично оръжие още по време на Втората световна война.

Сведенията за Карибската криза също са доста противоречиви, пише изданието. И досега са тайна протоколите от преговорите между Раул Кастро, Че Гевара и Фидел Кастро с ръководителя на СССР Никита Хрушчов.

Тайната операция на КГБ "Флейта", при която са били проведени изпитания на биологично оръжие е също в класацията на списанието. Емигриралият в началото на 90-те години в Америка микробиолог Кен Алибек /Канатжан Алибеков/ твърди, че главната цел на операцията е била разработката на психотропни и нервнопарализиращи биологични вещества за спецоперации.

И досега няма отговор на загадката около подземния бункер в Урал, известен под кодовото название "Грот". Неговото строителство е започнало през 1980 година, като по непотвърдени данни там се намира щаба на ракетните стратегически сили, който може да оцелее при ядрена война.

Както пише списанието, САЩ дълги години безуспешно са се опитвали да пресметнат колко голямо е било бремето на отбраната и сигурността за съветската икономика. Според бившият сътрудник на ЦК на КПСС Виталий Катаев, отбранителният сектор представлявал 20% от съветската икономика. Според ЦРУ процентите са 15-17%.
Редактор: Десислава Ушатова

_________________
ЕДИНСТВЕНОТО ПРАВО НА ВРАГА Е ДА БЪДЕ УНИЩОЖЕН!
Click to see if image is larger
Да бъдеш добър е лесно. Трудно е да бъдеш справедлив!
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла 
Preslav
[Admin]


Регистриран на: 19 Яну 2006
Мнения: 42500

МнениеПуснато на: Съб 25 Фев 2012, 20:11    Заглавие:  

Arrow Немци наградиха съветски подполковник за предотвратена ядрена война
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла Посетете сайта на потребителя 
Preslav
[Admin]


Регистриран на: 19 Яну 2006
Мнения: 42500

МнениеПуснато на: Сря 26 Дек 2012, 19:36    Заглавие:  

Arrow 24.12.1979 г.: Започва съветската инвазия в Афганистан
Върнете се в началото
Вижте профила на потребителя Изпратете лично съобщение Изпрати мейла Посетете сайта на потребителя 
Покажи мнения от преди:   Сортирай по:   
Страница 3 от 3 [45 Мнения]   Иди на страница: Предишна 1, 2, 3
Създайте нова тема   Напишете отговор Предишната тема :: Следващата тема
 Главната страница » ОРЪЖЕЕН ФОРУМ » Оръжия и събития до края на 20 век
Идете на:  

Не Можете да пускате нови теми
Не Можете да отговаряте на темите
Не Можете да променяте съобщенията си
Не Можете да изтривате съобщенията си
Не Можете да гласувате в анкети

[ Time: 0.1016s ][ Queries: 12 (0.0068s) ][ Debug on ]

 
Copyright ©2006-2012 Air Group 2000 Ltd. All rights reserved. support@airgroup2000.com

eXTReMe Tracker